По шпалам Кругобайкалки

За время путешествия участники туристической экспедиции познакомились не только с неповторимой природой, но и с прекрасными людьми.

О легендарном отрезке Транссибирской магистрали — Кругобайкальской железной дороге — создано немало документальных и художественных произведений. Но каждый раз для тех, кто заглядывает в эти края, судьба готовит новые тайны и уникальные встречи.

 Первая интересная встреча произошла уже на пароме. Мы познакомились с отцом Андреем, который служил в одном из храмов Братска, затем выстроил небольшую обитель на берегу Байкала. Он любезно пригласил нас к себе в гости. Путь лежал вверх по крутой горе, словно разместил священник свое жилище прямо под небесами. Силы были уже на исходе, когда перед нами открылась небывалая красота. В изумлении от пьянейшего воздуха и простора над бездонным Байкалом все забыли об усталости. Огромное впечатление на моих спутников из Усть-Илимска произвел вид на исток Ангары: они впервые увидели, где начинается их родная могучая река. Поскольку среди нас пребывал народ православный, с батюшкой Андреем завязался долгий и задушевный разговор. За беседой незаметно подкралась ночь.

Рукотворные арки

На следующий день, прибыв в порт Байкал, мы отправились по шпалам сквозь тоннели — памятники инженерного искусства вековой давности. При входе в первый тоннель стало немного жутковато: с потолка капала вода, окружали сырость и холод. Казалось, что ты находишься в сыром, темном склепе. Но, едва выйдя из тоннеля, диву даешься, как же безупречно выглядит эта железная дорога, которой уже более 100 лет, и что характерно — фасад каждого из тоннелей отличался своей индивидуальной архитектурой. Рукотворные арки напоминали о том, что когда-то здесь днем и ночью трудились мастера из Италии, Франции, а также эта дорога помнит греков, черногорцев, австрийцев, швейцарцев, китайцев, японцев, турок, множество ссыльных. Кстати сказать, и сегодня состояние дороги поддерживают иностранные граждане.

По дороге мы встретили бригаду путейцев-гастарбайтеров. Они трудились с невиданным энтузиазмом, как будто сознавая, в каком легендарном месте им довелось работать. На нашем пути оказалось около 40 тоннелей. Некоторые достигали в длину свыше 800 метров. На станции Киркирей завершилось строительство Транссибирской магистрали. Именно здесь был забит последний костыль. Сейчас на этом месте создан небольшой музей под открытым небом. Мы наблюдали, как искусно скалы подпирают стены, сделанные из цемента и гранита. Нигде не была нарушена архитектура, и ни на одной из этих скал мы не заметили трещин. Известно, что в этом есть определенный секрет: со всей Сибири тогда собирали яйца и размешивали их с цементом. Получался прочный строительный материал. Раньше так строили храмы.

Легендарная Анна Ивановна

От станции Половинной до Маритуя не встретили ни одной души. Поливал дождь, и будто нигде не было жизни. Вдруг вдалеке показались две одинокие фигуры, чуть-чуть пошатывавшиеся. Когда мы приблизились, увидели местных жителей — парня и девушку. «Не хотите ли омуля?» — спросил абориген. Эта фраза была воспринята как пароль для дальнейшего знакомства и разговора. Парня звали Славой, и он оказался очень добрым человеком, предложив нам ночлег в своем доме за умеренную плату. Так мы устроились на этот раз. Растопили печь, обсушились после дождя. Кое-чего из необходимых продуктов уже недоставало. Самая общительная в нашей команде была Людмила. Она вышла на улицу, чтобы раздобыть где-нибудь хлеба и сахара. В это время познакомилась с бабушкой, проживавшей по соседству. Мы с ней тоже подружились. Здесь, в старинном небольшом домике, Анна Ивановна Ситникова прожила всю свою жизнь. 17-летней девушкой работала путейцем, во время войны вместе с взрослыми рыла окопы и укладывала шпалы. Норма была у всех одна, независимо от возраста и пола: уложить за смену 9 шпал. Некоторые взрослые не выдерживали непосильной физической нагрузки и умирали прямо на месте строящейся железки. Кормили тогда в основном соевым хлебом. Никто не жаловался, наоборот — поднимали себе дух как могли: вечерами гуляли, пели песни, танцевали. Ходили в импровизированной одежде. Вместо валенок носили тряпичные обмотки с деревянной подошвой.

Анна Ивановна, вспоминая о своем прошлом, ни о чем не сожалела. Довольна, что, слава Богу, осталась жива, вышла замуж, вырастила сына. Сейчас уже внуки навещают. Она счастлива, потому что еще полна сил, хоть и перенесла несколько операций — последствия тяжелого труда. Одно ее только не устраивало — безделье: не может она без работы сидеть. Занимает себя вязанием, плетением ковриков. Власти ее помнят, президент РФ всегда поздравляет: каждый год присылает телеграмму как ветерану тыла.

Мы сфотографировались на память. Гостеприимная хозяюшка пообещала ждать нас в следующем году. Когда возвращались назад, всю дорогу вспоминали свою новую знакомую: ведь рельсы, которые когда-то укладывали такие люди, как Анна Ивановна, тоже немало пережили, а сколько им еще предстоит... Известно, что именно эти шпалы повлияли когда-то на ход истории. Японцев разгромили лишь потому, что у нас была эта дорога. Сюда часто засылали японских диверсантов. Однажды был случай, когда в бригаде кто-то потерял ключ, которым можно было демонтировать рельсы, так виновного сразу отправили на войну в штрафной батальон.

 И швец, и жнец

Дождь не прекращался до вечера. Мы дошли до следующей станции и увидели молодого человека, который стоял у недостроенного забора. Он неожиданно пригласил нас на чай. Обычно мы напрашивались сами. Мужчина оказался польского происхождения. Звали его Михаил, владел многими профессиями: он и альпинист, и спасатель, и строитель, и газосварщик. Они с женой решили здесь выкупить часть дома и сделать небольшую гостиницу для туристов. Не просто ради денег, а еще — для души.

В их планах — оформить отдельную комнату, где постояльцы оставляли бы свои записи, фотографии, картины, наброски. Здесь уже некоторые гости оставили свой след: архитекторы — большие полотна, альпинисты — стенды, как узлы вязать, а дети — рисунки Кругобайкальской дороги. Сегодня в экспозиции Михаила есть вещи, оставленные строителями Кругобайкалки: костыли, ломики и прочая железнодорожная атрибутика прошлого века.

За низкую культуру

Следующая остановка оказалась для нас довольно неприятной. Дойдя до станции Шарыжалгай, мы невольно потянулись за фотоаппаратами. Нас заинтересовала водяная мельница, которая так оригинально и красиво вписывалась в ландшафт чьей-то солидной дачи. Едва достали фотокамеры, как на нас откуда ни возьмись налетел огромный парень в камуфляжной форме, с криком: «Убрать фотоаппараты!» Столь секретным объектом, по словам местных жителей, оказалась дача министра путей сообщения.

Мы отправились дальше, недоумевая, почему в этом месте нельзя фотографировать, тем более что дача эта, по нашему разумению, должна относиться к перечню народного достояния... Вскоре нам встретились туристы из Польши, затем откровенно удивили велосипедисты из Франции, которые, так же как и мы, пробирались сквозь тоннели. Охватывало чувство стыда за нашу низкую культуру, когда в темных тоннелях приходилось натыкаться на мусор, бутылки и жестяные банки, выброшенные пассажирами поездов. В темноте, конечно, не видно, кто и что выбросил из окна вагона, но ведь убирать все это некому...

Погода ухудшилась. Мы стали искать ночевку и увидели сверху чудный бережок, там и обосновались. Развели костер. Вдруг начался сильный ураган. Палатки срывало. Было такое ощущение, что все мы летим над Байкалом. Несмотря на сильный ветер, переночевали довольно благополучно.

Вспоминая министерскую дачу

Дождь зарядил снова — и не на шутку. Мы намокли основательно. По скользкой скалистой тропе нам предстояло ползти вверх. Преодолев очередное препятствие, вышли к станции Ангасолка, где мечтали спрятаться от проливного дождя. Но на железнодорожной станции не оказалось даже элементарного навеса. Два часа мы стояли под холодным дождем в ожидании электрички. Вот тогда-то и вспомнили невольно ту министерскую дачу, где так уютно и тепло. Кому-то дворец у Байкала, а кому-то — открытое небо для испытаний... За семь дней нашего путешествия мы не мучились так, как в эти два часа. Чтобы как-то согреться, надели на себя рюкзаки и стали бегать наперегонки. Кое-как дождались электрички. В ней скорее переоделись, не обращая ни на кого внимания. В Иркутск приехали в полночь. С трудом устроились в гостиницу, а утром купили билеты на автобус до Усть-Илимска. На этот раз нам сказочно повезло: это были последние пять билетов.

P. S. После Кругобайкалки туристическая группа в составе Николая Дронникова, Веры Огородниковой, Виктора Колыбзева, супругов Павла и Людмилы Чмыховых отправилась на остров Ольхон.

Метки:
baikalpress_id:  35 988