Мать, ваш капитал!

После серии публикаций жительница Заларинского района приобрела жилье, но так и не поняла, что ее все равно обманули...

В конце прошлого года на страницах «Копейки» вышел материал под названием «Распилим материнский капитал» (№ 49 от 15.12.2010), наделавший много шуму. Напомним, женщина — мать пятерых детей из Заларей, не могла купить квартиру, воспользовавшись сертификатом. Деньги в Пенсионном фонде задерживались по непонятной причине, местные газеты тем временем пестрели объявлениями о помощи в обналичивании различных сертификатов. После выхода материала в «Копейке» и ряде других СМИ из районок пропали подобные объявления, а когда журналисты достучались до отделения Пенсионного фонда Иркутской области, дело с приобретением жилья многодетной мамой сдвинулось с мертвой точки. Вскоре оживились и милицейские управления по борьбе с экономическими преступлениями, мошенниками интересовалась даже всемогущая ФСБ, но громких рапортов о победе над жуликами мы так и не услышали. Журналисты в свою очередь продолжали отслеживать ситуацию с покупкой жилья, хотя кардинально повлиять, увы, не могли. Недавно стало известно, что героине наших материалов был-таки выплачен материнский капитал и она купила жилплощадь. Поздравляя семью с новосельем, мы испытали двойственное чувство. Казалось бы, радуйся: помогли получить деньги, хоть на время приструнили жуликов. Но вкус победы над равнодушием чиновников, распределяющих государственные деньги, наглостью жуликов и бездействием силовиков притупила правовая безграмотность мам, их нежелание бороться за свои средства, а значит — за будущее своих детей.

Жизнь на краю области

Село Семеновск, в которой живет наша героиня Ирина Закиева, похожа на массу других деревень не только Заларинского, но и других районов области. Добротные дома разбавлены покосившимися лачугами. Единственное кирпичное здание поделено между школой и администрацией. Работает магазинчик и даже кафе. Местные, правда, это заведение общепита не посещают. Небольшая речушка Унга добавляет здешнему пейзажу колорита, растягиваясь тоненькой ниточкой. В воде не без удовольствия плещутся гуси.

Родители Ирины — Татьяна Тимофеевна и Василий Петрович Абраменко, выйдя на пенсию, переехали сюда 10 лет назад из Нижнеудинска. Рассказывают, что сами они давно хотели жить в деревне, в своем доме, а в Семеновске проживали их знакомые. Вместе с ними переехали трое детей. Одна из дочерей работает медсестрой в местном фельдшерском пункте, сын живет в Иркутске. Старшая, Ирина, окончила заларинский техникум по специальности «Продавец-кассир промышленных товаров». После рождения первого ребенка Ирине пришлось отказаться от карьеры: дочери Диане врачи поставили диагноз — психоневрологическое заболевание, она на инвалидности и требует особого ухода. Беда не ходит одна: вскоре распался и первый брак.

Десять лет назад Ирина снова вышла замуж. После свадьбы молодожены купили домик в Харетах Нукутского района. Дом находился в запущенном состоянии и стоил недорого. Два года назад Ирина разошлась со вторым мужем, переехав к родителям, а покупателей на жилплощадь не нашлось. За время второго брака Ирина родила еще четверых детей, самому младшему, Елисею, 4 года. Вот за него Ирине и причитался материнский капитал, с которого началась непростая история.

 Во время нашего визита в Семеновск дома вместе с Ириной находились старшая, Диана, и восьмилетняя Олеся. Остальные дети гостили у своего отца, который, как оказалось, живет теперь в Иркутске. Когда они вернутся, мама не знала и, казалось, не очень хотела знать.

Неблагоустроенное новоселье

Ирина с дочерьми располагаются в одной половине деревянного двухквартирного дома, рядом — три сотки огородины. Со стороны дом выглядит вполне прилично, да и внутри чисто. Небольшие комнаты выглядят пустыми, из мебели только диван, кровать, письменный стол без стула и еще один стол на кухне. Ирина говорит, что при продаже бывшая хозяйка обещала оставить мебель, но обманула.

На первый взгляд, история закончилась благополучно: женщина получила законные деньги и смогла улучшить свои жилищные условия. Но так ли это? Изначально Ирина и ее родители нашли хорошую двухкомнатную благоустроенную квартиру в Солеруднике. За приличную жилплощадь женщина, уезжавшая в Краснодар, просила 350 тыс. руб. — огромные деньги для села. Тут появилась Ирина, готовая вступить в сделку, в надежде получить маткапитал. И все было бы отлично, однако в Пенсионном фонде почему-то задерживали выплату. Параллельно мамочек (и не только их) окучивали риелторы. Спустя девять месяцев ни сотрудники ОБЭП, ни оперативники ФСБ так и не сказали нам, был ли в запутанной цепочке сговор между чиновниками и жуликами или так стихийно, но неблагоприятно для мам сложились обстоятельства. За свой титанический труд по обналичиванию чужого капитала риелторы, напомним, брали почти треть от суммы — 100 тыс. руб.

Кстати, еще не известно, чем закончилась бы эта история, если бы пенсионерка из Солерудника не написала в редакцию письмо от имени многодетной мамы. Бабушку, которая пыталась самостоятельно выяснить причину задержки капитала, вежливо попросили закрыть дверь с другой стороны и не беспокоиться о судьбе чужих денег...

На «да» и суда нет

Хозяйка не захотела отдавать благоустроенную двушку в Солеруднике за 250 тысяч и нашла другого покупателя. Кстати, по словам Татьяны Тимофеевны Абраменко, жилье в Заларинском районе с момента выплаты материнского капитала выросло в цене. За двушку в Солеруднике просят уже 500 тысяч, а квартира улучшенной планировки уходит и за 700. Естественно, что Ирине ничего другого не оставалось, как искать себе жилье уже в Семеновске.

— Я посмотрела четыре дома, — говорит Ирина, — но все они в ужасном состоянии. Хороший дом в нашем селе стоит примерно 500 тысяч, а таких денег у нас нет.

В поиске других вариантов пришлось идти на поклон к риелторам, хотя, на наш взгляд, тот же Семеновск, равно как и ближайшие села, без всяких посредников можно обойти за один день пешком.

Ирина даже не знает — в каких пропорциях между риелторами и продавцом разошелся ее маткапитал. Женщина полагает, что спецы по недвижимости все равно заграбастали 100 тысяч, и сокрушается по поводу хозяйки, не оставившей мебель согласно договоренностям.

Мы в свою очередь пытались разыскать женщину, у которой Ирина купила дом. Выяснилось, что это местный предприниматель, владелица магазина и кафе. Несмотря на то, что возле дома стоял микроавтобус, на наш зов никто не вышел. Так что точного ответа на вопрос, сколько денег на этот раз получили риелторы и в какую стоимость обошлось Ирине новое жилье, у нас нет, и, наверное, это уже неважно.

Зато готов другой ответ: прекрасная идея с материнским капиталом все-таки дает сбой. Жуликоватые конторы ищут лазейки в законодательстве, а потом бессовестным образом доят безграмотных в юридическом плане сограждан. Но больше всего поражает позиция обманутых мам, которые, кстати, таковыми себя не считают. Они готовы дарить наглецам от недвижимости треть суммы, мотивируя тем, что деньги все равно государственные, свалившиеся за рождение ребенка. Говорят: раньше и этого не давали. А то, что это чуть ли не единственная возможность (особенно в глубинке) улучшить жилье, дать тому же ребенку образование, похоже, даже не задумываются.

Наталья Федотова. Фото автора

Это важно: материнский капитал вырастет на 100 тысяч рублей

С 1 января 2012 года многодетным семьям Приангарья будут либо компенсировать 30 процентов расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, либо выплачивать ежемесячно социальное пособие в размере 200 руб. на каждого ребенка. Об этом заявил губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев на заседании комиссии по оперативным вопросам.

Глава региона также отметил, что с 1 января 2012 года на территории Приангарья будут введены выплаты в размере 100 тыс. руб. семьям, родившим или усыновившим третьего или последующих детей. Согласно разработанному министерством социального развития, опеки и попечительства Иркутской области законопроекту, средства сертификатов на региональный материнский капитал могут быть направлены на улучшение жилищных условий семьи и на образование детей.

На социальные выплаты по двум законопроектам в бюджете Иркутской области 2012 года необходимо предусмотреть 218 млн руб. Кроме того, на комиссии по оперативным вопросам обсуждался проект закона «О дополнительной мере социальной поддержки граждан, усыновивших (удочеривших) детей сирот или детей, оставшихся без попечения родителей», устанавливающий единовременную выплату в размере 100 тыс. руб. при усыновлении ребенка. Выплаты будут производиться по истечении трех лет со дня усыновления. Закон распространяется на решения суда об усыновлении (удочерении), которые вступили в силу не позднее 1 января 2011 года.

По материалам пресс-службы правительства Иркутской области

Загрузка...