Гесс Герман — химик

Ученый, чьим именем назван основной закон термохимии, несколько лет работал врачом в Иркутске; по учебнику, написанному им, учился Дмитрий Менделеев

По-настоящему великого химика звали Гесс Герман Генрих — так звучало на немецкий лад его весьма распространенное швейцарское имя. И немудрено — родился он в многонациональной Женеве, где говорили по-немецки столь же широко, как и на других языках. Однако вырос и до конца своих дней прожил в России, где его величали на славянский манер — Герман Иванович. Так что в историю науки он вошел русским ученым, хоть и с заморской фамилией. Герман Гесс стал мировым светилом. Что примечательно, не только благодаря острому уму, знаниям и интересу к химии, но и Сибири — Иркутску, Байкалу. Изучая наш край, он собрал богатый фактический материал и написал работу, представив которую в Санкт-Петербургскую академию наук, был сразу произведен в адъюнкты и продолжил исследования по части химии при этом авторитетном научном заведении: открыл лабораторию, проводил многочисленные опыты. Правда, мало кто из сибиряков хотя бы догадывается о том, что упоминаемый во всех учебниках и энциклопедиях основатель термохимии, по сути, начинал карьеру, случайно (а может быть, и волею судьбы) оказавшись на окраине российской империи — в иркутской провинции.

В страну снегов и медведей

Герман Гесс появился на свет 7 августа 1802 года в семье женевского художника. Кстати, сам будущий великий химик всю жизнь рисовал — видимо, под влиянием своего небесталанного родителя. Отца вскоре после рождения сына пригласили в Россию — служить гувернером и преподавать живопись в семействе, по одним источникам, в подмосковном имении, по другим — в Северной столице. Спустя три года в гостеприимную для иностранцев «страну снегов и медведей» из Швейцарии перебралась жена Гесса-старшего с малолетним Германом. Судьба на чужбине, вероятно, складывалась удачно. По некоторым сведениям, отца Гесса даже стали привечать при императорском дворе.

О детских и юношеских годах ученого известно немного. Пишут, что ему удалось получить хорошее домашнее образование — он учился вместе с отпрысками семьи, в которой служил отец, у тех же учителей. В 15 лет для Германа началась самостоятельная жизнь — он уезжает в Дерпт (ныне Тарту, Эстония), где сначала посещает частную школу, а затем гимназию, которую с блеском оканчивает в 1822 году.

Куда дальше — этого вопроса для Гесса не существовало: конечно, в знаменитый Дерптский университет, основанный не так давно, в 1802 году, но уже имевший добрую славу. Герман выбирает медицинский факультет. И не только потому, что так советует мать, уже оставшаяся без мужа, и юношу так уж привлекает профессия врача. Да, он знает: диплом врача обеспечивает надежную будущность. Но, что гораздо важнее для него, в университете прекрасно преподают естественные науки, в том числе химию, — а Герман ею увлечен...

Пылкий студент

Гесс не ошибся — на факультете действительно собрался сильный состав преподавателей. Наибольшее влияние на студента оказал профессор Готфрид Озанн, специалист в области неорганической и аналитической химии. Ему принадлежали исследования платиновых руд, в которых, как представлялось профессору, он обнаружил три новых элемента, что потом, увы, оказалось заблуждением. Однако Озанн одним из первых предложил применять уравнения для записи химических реакций.

Этот ученый сыграл важную роль в рождении Гесса-исследователя и первооткрывателя. При содействии Озанна выпускнику факультета предоставили полугодичную командировку в Стокгольм, в лабораторию выдающегося Йенса Берцелиуса. Туда молодой стажер из России прибыл в июле 1825 года. Гесс занимался анализом некоторых минералов. Великий шведский химик говорил о Германе как о человеке, который «много обещает»: «У него хорошая голова, он, по-видимому, обладает хорошими, систематическими знаниями, большой внимательностью и особым рвением...»

Остается лишь пожалеть, что работать Гессу у Берцелиуса довелось недолго. Но переписка между ними продолжалась много лет. Уже в университете химия, по сути, стала для Германа Генриха делом жизни. Диссертация на степень доктора медицины, которую Гесс защитил с золотой медалью перед поездкой в Стокгольм, имела чисто химическую направленность и называлась так: «Изучение химического состава и целебного действия минеральных вод России». Она была написана и издана на латыни.

Иркутск: на борьбу с глазной эпидемией

Вернувшись из Стокгольма в Дерпт, Гесс получил дальнее назначение — в Сибирь. Наверное, подобное распределение для лучшего выпускника университета в какой-то степени можно было принять за ссылку: попасть из Европы да на самую окраину империи! Так или иначе в 1826 году молодой медик и перспективный ученый приехал в Иркутск, чтобы выполнить свой профессиональный долг: во многих уездах Иркутской губернии в ту пору разбушевалась редкая глазная болезнь, принявшая масштабы эпидемии. Необходимо было ее остановить.

«Эпидемическая глазная болезнь доставила возможность Гессу впервые выказать свои познания и искусство (имеется в виду врачебное. — Ред.). Благодаря быстро принятым разумным мерам эпидемия прекратилась. После этого Гесс получал многие важные поручения, особенно относительно охранения общественного здоровья», — пишут биографы. Также заслуживает упоминания исследование Гессом добывавшейся в Иркутской губернии поваренной соли. Перед ученым стояла задача выяснить, почему продукт портится, теряет в весе при хранении в казенных магазинах, а также малопригоден к применению.

«Посредством различных разложений и наблюдений Гесс открыл, что почти вся добывавшаяся соль содержала в своем составе большое количество посторонних солей, подверженных по своему свойству расплыванию. Эти-то соединения (хлористый кальций, магний, глиний и пр.), подвергаясь утечке, естественно, производили уменьшение в весе и служили (при большом количестве их в составе соли) причиной различных болезней, которым подвергались туземцы», — сообщали современники химика. Результатом этой работы для Гесса стал труд Sur les sels communs du gouvernement d’Ircoutsk. Свои научные мемуары, навеянные сибирскими впечатлениями, Герман Генрих в 1829 году представил академикам Северной столицы.

Конечно, Гесса, чьей страстью была химия, куда более, чем обыденная врачебная практика, привлекали естественнонаучные занятия. Ученый увидел священный Байкал, заинтересовался целебными свойствами Туркинских горячих минеральных источников, изучал минералы. Кстати, он открыл четыре новых минерала — уваровит, гидроборацит, вертит и фольбортит. Неутомимый Гесс проводил геологические наблюдения в окрестностях Иркутска. По некоторым биографическим сведениям, он сопровождал научную экспедицию профессора геогнозии (геологии) Энгельгардта. Кроме того, ученый исследовал причины порчи соленой рыбы в Охотске и составил геогностическое (то есть геологическое) описание Забайкальского края. Это тоже нашло отражение в его научных публикациях.

Сообщения о своих достижениях Гесс чаще посылал в Петербургскую академию наук. Там их встречали с интересом, руководство академии уже было наслышано о Гессе, знало лестные отзывы о нем Берцелиуса и Озанна. Проведенное же доктором исследование Туркинских горячих минеральных вод заслужило особенное одобрение Императорской академии наук. 29 октября 1828 года Германа Ивановича Гесса удостоили звания адъюнкта Академии по химии. Это дало ему возможность возвратиться в Петербург.

Окончание в следующем номере.

Открытия

Герман Гесс считается основателем термохимии, он дал формулировку двух фундаментальных термохимических законов. Ученый сформулировал основной закон термохимии — закон постоянства сумм теплот, являющийся приложением закона сохранения энергии к химическим процессам. Этот закон назвали его именем — закон Гесса.

Гесс разработал способ извлечения теллура из его соединения с серебром. В его честь теллурид серебра (минерал) назван гесситом. Гесс написал учебник «Основания чистой химии» (1831 г.), выдержавший семь изданий. По нему учились выдающиеся химики — Д.И.Менделеев, А.М.Бутлеров, им пользовались Н.Н.Зинин и А.А.Воскресенский. Изучал (1832 г.) окислы кобальта. Установил катализирующее и адсорбционное свойства мелко раздробленной платины. Одним из первых исследовал состав кавказских нефтей. Открыл сахарную кислоту.

Интересно

И еще один необычный факт биографии: в конце 1820-х — начале 1830-х годов Гесс учил химии цесаревича Александра, будущего императора Александра II. Уж не знание ли основ устройства материи помогло Александру стать настоящим реформатором?

Метки:
baikalpress_id:  15 249