Жизнь базарная

Иркутскому огороднику живется непросто: сибирское лето короткое, работы на участке много. Но если не поленишься, получишь урожай, можно и на базар излишки снести: продать морковку, кабачки, капусту с картошкой и лучок с чесночком, чтобы дотянуть до пенсии, ведь большинству садоводов уже за шестьдесят и других источников дохода у них нет. Но так ли это легко — стать продавцом овощей, ягод, зелени? На народных колхозных рынках многим старушкам с тяжелыми сумками и ведрами в руках приходится буквально с боем отвоевывать место под солнцем: там, где торговля идет весело и прибыльно, давно все занято — либо иностранными гостями, либо перекупщиками.

Дешевле только ворованное

На стихийных иркутских рынках, которые сложились и шумно торгуют в каждом микрорайоне города, можно черта купить — предлагают все, что люди могут принести и продать. На импровизированных столиках разного калибра, на старых сколоченных ящиках, просто на газетах и на земле, даже на коленях лежит и стоит товар: молочные продукты из рук хозяек буренок, овощи и ягоды — сибирские и привозные, дары леса, от грибов до курильского чая и веников, рыба, недавно плававшая в Ангаре, цветы, сера в целлофановых пакетиках, а рядом — вязаные носки, мужское и женское белье... В общем, чего только нет.

По весне начинают торговать с пучков укропа, зеленого лучка; потом наступает ягодная пора — завались виктории, смородины, вишни; к сентябрю заканчивают соленьями-вареньями. Летом торговля идет практически в любую погоду — и в жару, и в дождь. В случае успешной продажи торговцы добреют, зазывают покупателей шутками да прибаутками, типа «дешевле только в лесу» или «ваша невестка все стрескат». Часто к концу рабочего дня уставшие бабенки, чья работа — рынок, сцепляются с привередливыми и тоже уставшими иркутянками, присматривающими среди рядов, что бы купить подешевле — на ужин. Разгорается жаркая и злая перепалка:

— А ты хоть один помидор вырастила, чтобы мне диктовать, какую цену на него ставить?! Ты вот на грядках поработай с утра до вечера, а потом рот открывай!

— Ты-то на грядках работаешь? И вообще ты мне не тычь... И так далее. Привыкшие к подобным сценам завсегдатаи рынка лениво поглядывают на крикуний, продолжая тихо обсуждать, как правильно закатать огурцы на зиму. В общем, обычная базарная жизнь. И влиться в нее может каждый: вроде бы, пожалуйста — есть лишняя картошка, приходи, вставай и продавай. Однако на самом деле найти свое место в торговых рядах нередко тяжелее, чем вырастить вкусный овощ на дачной грядке. «На рынке тебя никто не ждет, и тебе там не рады», — поделились с «Копейкой» пенсионерки, попробовавшие сбыть свой урожай.

Хозяева рынков

— Я стояла на разных рынках — на Волжской, в поселке Энергетиков, на Центральном — туда попасть труднее всего, — рассказывает 60-летняя иркутская пенсионерка, у которой 12 соток земли в Мельничной пади, где она выращивает обычный набор овощей: картошка, помидоры, огурцы, кабачки, капуста — все как у всех. Огород кормит семью — двоих сыновей с женами и внуками. То, что остается от урожая, пожилая дачница старается продать — пенсии не хватает даже на самое необходимое. А то и в лес утречком сбегает по росе, грибов насобирает — себе и ведерко на базар.

— Сейчас я торгую в Академгородке, там и продать можно подороже, и люди хорошие — воспитанные, интеллигентные, — признается женщина. — На Волжской рынок дешевле, и туда едут отовсюду из района — Оека, Урика, из других деревень, народу много. Да и гоняют нас отовсюду. Все занято иностранцами или перекупщиками. Куда ни придешь — кричат: нет мест, нет мест, уходите отсюда! Старушки где как могут пристроятся, ходят, ящики по мусоркам ищут, поставят — свои огурчики разложат. А то отправят нас к черту на кулички, где покупателей совсем нет — гиблое место, вот и стоишь мертвым капиталом. У Торгового комплекса, например: ну не идет там торговля. А где хорошие базарные ряды с большой проходимостью народа, там уже все занято и туда не попадешь. А почему бы нам там не стоять?

Вчера я поехала на рынок: думаю, поторгую немножко, картошки накопала, морковочки три килограмма взяла — соседка подкинула. Еду и думаю: как встать, найдется для меня уголок или нет? Так сначала гоняли меня, гоняли (они, иностранцы-то, сразу видят нового человека, подходят и говорят: «Уходи, здесь все места куплены!»), но я внаглую между бабами залезла и стою. Взяла с собой паспорт, пенсионное удостоверение, показываю им, документами трясу. Что же я, иркутская пенсионерка, у которой, кроме пенсии, ничего нету, не могу свою картошку продать? Я живу в Иркутске, рынок городской, сама урожай вырастила — почему я не имею права его на рынок отнести, чтобы себе хлеба и молока купить? Мне жить-то больше не на что! Милицией меня даже пугали, а я свое: «Не боюсь я вас, у меня сын в милиции работает, и вообще я до приемной Путина дойду». В общем, со скандалом, но отстали они от меня на этот раз.

Потом ко мне иностранец (видит, что не уйду я) сразу подбежал: «Оптом мне все продай!» «Нет, — говорю, — я лучше сама постою, может, купят». Если я на 200 рублей товара привезла, а мне за него 100 предлагают — мне же охота свои 200 получить... И все смотрят: не дешевле ли я, чем надо, продаю... Одна у них забота — чтобы нас на рынок не пустить и не дать мне ведро картошки продать... А сами контейнерами да машинами торгуют.

С чистых грядок

«Хозяева» рынков конкуренток-огородниц не жалуют, зато иркутяне у старушек овощи покупают охотно — знают, что товар у них чистый, без химикатов. Даже на высокие цены не жалуются, не ворчат. — Мне ни разу такого в лицо не говорили, что дорого продаем, что цены заламываем, — утверждает пенсионерка, — тем более я уступаю: вижу, не хватает маленько, сбрасываю цену — бабушке бедненько одетой или студенту какому.

Приготовить борщ из овощей, выращенных дачниками, при нынешних рыночных ценах, конечно, выходит в копеечку. Расценки у садоводов не низкие: за килограмм морковки отдашь 50—70 рублей, свеклы — 30 рублей, огурцов — 50 рублей, помидоров — 80, перца — от 80 до 100 рублей, картошки — 40 рублей, за головку чеснока — до 25 рублей, кабачок стоит от 25 до 40. Тем не менее люди идут и берут — только дачникам и доверяют, не китайцам же...

— И даже еще заказывают, — продолжает наша огородница. — Вот мужчина у меня вчера купил килограмм морковки отборной по 70 рублей и три килограмма — по 50. Люди же видят, что морковка у меня только что с грядки, твердая, сочная, а не какая-нибудь гнилая, мягкая, залежалая. Тыкву вчера большую продала за 150 рублей, маленькая лежит — по 50 отдам. Сейчас слива пошла — ее хорошо берут, последнюю малину, из леса — бруснику. Наша пенсионерка на рынке стоит от случаю к случаю: когда есть что туда отнести.

— Июнь-июль я не торговала, нечем было, — говорит она. — Морковка у меня не уродилась — не растет почему-то в моем огороде, свеклу плохо берут — и везти не стоит, ягоду (клубнику, вишню) дети собрали — ведь и о зиме надо подумать, варенье варим, смородины неурожай... Так что пока только на картошку вся надежда. Да к 1 сентября букеты цветов повезу — может, продам... Лишь бы погода была — в дождь выходить холодно, ноги больные жалко.

Посмотришь вокруг — многие из моих соседей по даче понесли бы урожай на рынок или уже торгуют: и с высшим образованием люди, и интеллигенция, и бывшие инженеры, и врачи. Конечно, пожилые женщины в основном. Надо идти: так и мучаются — таскают на себе тяжелые ведра и сумки по автобусам-маршруткам, и по рынку их гоняют. А кто еще не пошел торговать — того просто жизнь не прижала, — считает пенсионерка.

Метки:
baikalpress_id:  35 968
Загрузка...