Легионеры слабого пола

Хоккеистки из Иркутска пытались научить своих шведских одноклубниц играть в хоккей и выражаться по-русски

Три воспитанницы иркутского «Ре-корда» — защитник Галина Михайлова, а также форварды Ольга Низовцева и Елена Рыбакова — провели прошедший зимний сезон в Швеции, в команде местной высшей лиги «Несшье». Во многом благодаря игре русских легионерш клуб вновь сумел войти в число призеров сильнейшего на сегодня внутреннего чемпионата по бенди среди женщин. Свой особый вклад в это достижение внесла Елена Рыбакова: одна из самых забивных нападающих российского первенства не затерялась и оказавшись на незнакомой территории. В споре бомбардиров по итогам чемпионата иркутянка заняла второе место, наколотив в ворота соперниц 26 мячей...

Учили шведок «великому и могучему»

— Как вы знаете, дорожку в Швецию протоптали еще в прошлом году Галя и Оля, — рассказывает Елена. — Зарекомендовали они там себя очень хорошо (к тому же команда стала серебряным призером), а потому получили приглашение сыграть в чемпионате еще один сезон. Кроме того, руководство «Несшье» пожелало расширить русское представительство и прислало вызов еще и мне. Я с радостью согласилась: очень хотелось провести сезон в настоящем регулярном чемпионате, набраться опыта, получить игровую практику. У нас ведь, как известно, в России с соперниками для «Рекорда» очень туго — варимся, можно сказать, в собственном соку. А без напряженных матчей, без заруб с равными соперниками повышать мастерство очень непросто.

В Швецию мы приехали сразу после Кубка мира — во второй половине октября. Олю и Галю, а заодно и меня в команде встретили как родных. С языком у меня проблемы, конечно, возникали на первых порах, я ведь никаким, кроме русского, не владею, но Оля Низовцева выручала — она-то за сезон научилась по-местному говорить. Кстати, шведский мне показался довольно легким, по крайней мере мне он давался проще, чем английский. Изучали мы язык на специальных курсах, в свободное от тренировок время. В принципе знание шведского было необходимо только в процессе тренировок — нужно было знать все специальные термины («угловой», «защита», «ворота», «удар» и т. д.), чтобы понимать тренера. В обычной же жизни мы мало с кем общались, а между собой, естественно, говорили по-русски. Благодаря нам, между прочим, многие девчонки из «Несшье» выучили некоторые русские слова. Например, входим мы в раздевалку и кричим: «Всем привет!» Они нам в ответ в один голос: «Привет!» Мы спрашиваем: «Как дела?» Они: «Хорошо!»

Появились в словарном запасе наших одноклубниц и другие фразы и выражения, в том числе, конечно, и непечатные. Одна вратарша пристала как-то: как, говорит, материться по-русски? Оказалось, ее молодой человек увлекается хоккеем с шайбой и она хотела обучить его крепким выражениям, чтобы он мог ими воспользоваться, когда во время чемпионата мира их сборная с нашей играть будет.

Недорогие легионеры

Что касается, бытовых условий, то они первое время оставляли желать лучшего. Поселили звезд русского хоккея в небольшой квартирке в полуподвальном помещении с маленькими окнами.

— Каморка, одним словом, — смеется Лена Рыбакова. — Комнатушка 9—10 квадратов, в которой кровать двухъярусная, диванчик небольшой и телевизор, а еще кухонька — и без того малюсенькая, так в ней еще и кровать стояла, там Галя Михайлова ночевала. Душ был в соседней комнате.

Мы, естественно, возмутились: почему такие условия?! Получили ответ: «Извините, квартиры пока нет, будем искать...» Искали в итоге почти полтора месяца — в хорошую двухкомнатную квартиру, которая к тому же еще и находилась недалеко от стадиона, мы переехали только 1 декабря. В остальном в принципе все договоренности шведская сторона выполнила в полном объеме. Правда, условия наши были не слишком обременительны для работодателей. Так, зарплата наша была очень маленькой — с мужскими гонорарами в той же России даже сравнивать смешно. Получали что-то в районе 4500 крон — по-нашему примерно 20 тысяч рублей. Впрочем, даже при таких небольших зарплатах, мы, насколько я знаю, были единственными профессиональными хоккеистками в шведском чемпионате. Для всех остальных девочек это хобби. Тренируются они вечерами, после работы, которая у большинства заканчивается в 17.00, а играют по выходным дням. Никаких денег за хоккей не получают.

Технические проблемы скандинавок

Тренировочный процесс в «Несшье», по словам Елены Рыбаковой, заметно отличается от привычного для нее, рекордовского. Какое-то время пришлось привыкать и даже в чем-то ломать себя.

— Здесь, в Иркутске, на тренировках, выполняя упражнения, мы закатываемся в борт. Причем так же работают и хоккеисты «Байкала-Энергии», — продолжает Елена. — У них же наоборот — все от борта. Я первое время чувствовала себя очень некомфортно — все норовила против шерсти рвануть. Это, наверное, можно сравнить с ощущениями автомобилиста, привыкшего к правостороннему движению, которого вдруг выпустили на дорогу с левосторонним...

А еще меня очень сильно удивило, что за все полгода не было ни одной тренировки на технику — на индивидуальную работу с мячом. В «Рекорде» у нас этому очень большое внимание уделялось — ставили фишки, отрабатывали обводку, бегали один на один с вратарем с центра. У них ничего этого нет. Здесь во главу угла ставятся физические кондиции игроков и командная тактика. Бегали на тренировках мы очень много — причем просто наматывали круги по стадиону. Я сначала никак не могла под их темп подстроиться. С неделю, наверно, привыкала...

Ну и, конечно, играет «Несшье», как, впрочем, и большинство других шведских клубов, в совершенно другой хоккей — кардинально отличающийся от нашего, русского. Эти пресловутые закаты, когда один игрок пробегает пару метров с мячом и потом оставляет его партнеру, тот выполняет аналогичный маневр, отдает третьему и т. д. В итоге, по моим ощущениям, получается такая игра на месте. Мы с Олей за это время пару раз бы успели сбегать к воротам соперника и обратно.

Мы пытались им объяснить, что, получив на скорости передачу и выбежав на оперативный простор, форвард не всегда должен отдавать пас назад. Можно ведь и попытаться обыграть пару-тройку игроков соперника или сделать передачу вперед, находящемуся в более выгодном положении партнеру. Но такую игру здесь не понимают и не приветствуют, да и, честно говоря, хоккеисток, способных на подобные трюки, в Швеции очень мало. Обычное дело, когда игрока с помощью командных действий выведут на ударную позицию, а он не знает, что делать дальше. В итоге лупит прямо во вратаря. У нас в «Рекорде» все совсем по-другому — часто бывает, что забываем какие-то тактические указания тренера, можем ошибиться в центре поля, но если кто-то из девчонок выбегает к воротам, то тут уж держись, голкипер...

Городок для пенсионеров

Несшье — это небольшой городок на юге Швеции. Проживает в нем порядка 17 тысяч человек. Читаем в Википедии: «Является крупным узлом на железнодорожной ветке Стокгольм — Мальме. Большая часть городского населения занята в промышленном производстве и на железнодорожном транспорте».

— Для себя мы окрестили его город для бабушек и дедушек, — рассказывает Елена Рыбакова. — Скукота невероятная! Заняться на досуге практически нечем. Мы попытались один раз сходить в местный клуб, но веселее не стало. В общем, в свободные от хоккея дни и вечера мы в основном ходили в бассейн или устраивали походы по магазинам. У меня, впервые оказавшейся вдали от дома, первые два месяца такая ностальгия была, ужас. Хотелось все бросить и домой уехать, к родным и близким. По стадиону нашему сильно скучала, по девчонкам... Потом как-то привыкла, но все равно жить в Швеции мне не понравилось.

На матчи женского чемпионата в Несшье приходило около ста болельщиков. Ну если с лидерами играли, то двести. Контингент самый разный — и пенсионеры, и мамочки с грудными детьми. Стадиончик небольшой, с одной трибуной, которая вмещает тысячи полторы, наверное, человек. Вход на хоккейные матчи бесплатный.

Достаточно большое внимание нам, русским легионершам, уделяла местная пресса. Тем более что поводов мы им давали предостаточно — в игровом, конечно, плане. Так, большой фурор вызвала победа «Несшье» над многократным чемпионом страны, АИКом, — 3:1, я тогда забила два мяча, а один на счету Низовцевой.

После этой игры мы, кстати, вышли на первое место в регулярном чемпионате. Жаль, что в концовке сезона, уступив «Керебю» с футбольным счетом — 0:1, опустились на второе. В полуфинальной серии до двух побед, где мы играли с тем же «Керебю», что-то у нас не заладилось: 2:7 — в гостях, 3:6 — дома, и прощай мечты о золоте. Утешительные финалы в Швеции не проводятся, а третье место нам присудили, потому что по итогам основного турнира мы оказались выше другого неудачника 1/2 финала, «Сандвикена».

P. S. По окончании чемпионата, когда все русские легионерши получили приглашение провести в «Несшье» еще один сезон, Ольга Рыбакова сразу отказалась. Хочу, говорит, жить в своем городе, играть в своей команде, в привычный для себя хоккей. А еще вместе со своими подругами по команде она горит желанием разобраться наконец-то с непобедимыми шведками на чемпионате мира, который, как известно, в феврале 2012 года пройдет в Иркутске.

Метки:
baikalpress_id:  15 104
Загрузка...