Непедагогическая поэма

Впервые экс-ректор Восточно-Сибирской государственной академии образования Александр Гаврилюк рассказал о том, почему его решили снять — даже вопреки мнению коллектива

Чуть поутихли страсти, связанные со сменой власти в педагогическом вузе Иркутска — одном из самых старых и уважаемых высших учебных заведений Восточной Сибири, смеем заметить. Его преподаватели и студенты проявили невиданную солидарность и, защищая альма-матер, перешли на почти военное положение — объединились в социальных сетях, организовали пикеты возле здания областной администрации, разослали письма в самые высокие инстанции, доказывая свою законную позицию. Вуз взбудоражил не только город — страну. Только один человек в это тревожное время, когда народ ринулся на баррикады, сохранял достойное молчание, лишь призывая коллектив к разуму и спокойствию, — ректор Александр Викторович Гаврилюк, который 16 лет назад, в тяжелые годы перестроечной разрухи, принял институт практически в развалинах, но сумел поднять его с колен, сберечь, отстроить. А сейчас министерство образования, ссылаясь на реформаторские замыслы государственного масштаба, надумало указать ему на дверь. Мол, строптив больно... В апреле Гаврилюк не согласился на объединение педагогического с другим, не менее уважаемым в Иркутске университетом, как его ни ломали в министерских кабинетах. А в июне Москва не подписала с Гаврилюком контракт.

Нелишний «винтик»

— А почему нас не объединить с баней или рестораном? — удивляется Александр Викторович, который, спасибо ему, согласился на откровенный разговор с «Копейкой». — Та же логика. Хорошо, пусть будет объединение вузов. Но зачем же ломать? Сначала выделите место в городе, постройте здания, переведите туда людей — преподавателей и студентов, организуйте грамотное управление... В противном случае — и это я могу совершенно точно сказать — экономии никакой не будет. А ведь реформы задумываются ради этого. Мне самому приходилось укрупнять структуры в вузе, создавать систему и смотреть, насколько эффективно и рационально она работает. Я наблюдал, какой «винтик», условно говоря, можно изъять и это не отразится на работе всего механизма: уберешь — и никакой разницы, все остальное крутится. Но чтобы разрушать, ничего не создавая... Вуз Александр Гаврилюк принял в смутные для страны и института девяностые: закрывается производство, рушатся отрасли и предприятия, нет денег — СССР вместе с его неслыханным богатством и былым величием с грохотом летит в тартарары. В Иркутском педагогическом идет чехарда с руководителями — один, другой, третий за короткий период, что критически усугубляет и без того драматичную обстановку: не выплачиваются зарплаты, стипендии, детские пособия. Последний перед назначением Гаврилюка ректор — профессор Афонин, не проработав в должности и полугода, погиб.

— У меня с ним в этот день состоялся последний, тяжелый разговор, — вспоминает Александр Викторович, который при Афонине был назначен первым проректором. — Он зашел ко мне и сказал: «Этот институт ничто не спасет, уходите...». Я, конечно, не обрадовался такому пессимизму, попытался успокоить его, а когда за Афониным закрылась дверь, зарылся в бумаги — нужно было во многие финансовые вопросы вникнуть. Когда в шесть часов вечера я засобирался домой, сообщили: профессор Афонин застрелился.

На тот момент, когда был подписан приказ о назначении Гаврилюка исполняющим обязанности ректора ИГПИ, здания института (в том числе несколько старинных памятников архитектуры) давным-давно обветшали, в удручающем состоянии находились аудитории, лаборатории, библиотека, туалеты — да-да, туалеты. Помнится, тогда, в 1995-м, уже избранный коллективом руководитель вуза, Александр Викторович начал ремонт именно с этих мест общего пользования — первым делом их привели в надлежащий вид. Хотя приходилось горячо переубеждать членов ученого совета, деканов — солидных и уважаемых докторов и кандидатов наук, уверенных в том, что сначала надо бы зарплату людям поднять...

— Привыкли за стайку ходить... — сетует Гаврилюк. — Что за неуважение такое?

Цветы на подоконниках в институтских коридорах впервые появились тоже благодаря новому ректору.

— Мы с женой на балконе выращивали, потом я их на работу приносил, — признается Александр Викторович. — Поначалу и бумажки в аудиториях убирал. Бывало, загляну в кабинет, где идут занятия, смотрю — мусор. Прошу извинения, вхожу и собираю его на глазах у изумленных студентов и лектора — а как в грязной аудитории можно научить доброму, вечному и прекрасному? Не понимаю... На Желябова задний двор подметал в свой отпуск, уже не было сил терпеть — захламили все... Потом выговор вынес проректору по АХЧ...

Так на собственном примере приучал коллег к хозяйскому, бережному отношению к месту, где учишься и работаешь. Как к своему дому...

— Удалось? — интересуюсь я.

— Частично да, — говорит Александр Викторович. — Бумажек бросают меньше. Да и где красиво, сильно не намусоришь.

Всегда за старшего

А то, что иркутская кузница педагогических кадров, как ее называют, за годы преобразилась и похорошела, заметно даже по фасадам. А если заглянуть внутрь, и вовсе станет ясно: у вуза есть хозяин. Выпускники двадцатилетней давности, придя в альма-матер, не узнают родных пенатов — красота музейная. Административный корпус, отреставрированное историческое здание бывшей духовной семинарии на Нижней Набережной, на которое махнули рукой все — и власти города, и духовенство (все, кроме Гаврилюка), — теперь выглядит как Эрмитаж. Сейчас эта недвижимая достопримечательность на берегу Ангары — лакомый кусочек для того же духовенства или развлекательного бизнеса, к примеру... Так же как и приведенное в порядок здание на улице Сухэ-Батора, тоже в центре города. Запущено новое общежитие — скажите, какой учительский вуз в нашей многострадальной стране, где престиж профессии педагога падает с каждым днем, может похвастаться тем, что возводит жилье для студентов? Отремонтированы и оснащены аудитории, появился современный компьютерный парк, библиотека получила новые помещения и фонды, да много еще чего... Чтобы добиться хотя бы малого из перечисленного, нужна колоссальная энергия руководителя.

Кстати говоря, твердая хозяйская хватка отличала Александра Гаврилюка еще с детства. Младший из братьев, он в любом деле был за старшего — сам организовывал, отвечал за деньги, провиант, вещи. Проживая на окраине Ангарска, в бараках по соседству с лагерем зэков, умел за себя постоять. Любил учиться, отлично знал математику, и учительница доверяла ему вести уроки. Хотел поступить на физмат классического университета, но выбрал педагогический: его внешний вид ему показался привлекательнее. В студенчестве успел увлечься наукой, поработать и жениться. Как-то само собой вышло, что после диплома его оставили в институте — еще на третьем курсе Гаврилюк пришел в проблемную лабораторию физики магнитных явлений, которую потом возглавил. Еще до перестройки — времени всеобщего предпринимательства, занимался не только научной работой, но и, как бы сейчас выразились, коммерческой деятельностью.

— То, что делал, мне нравилось, и ни о каком ректорстве я не мечтал, — вспоминает Александр Викторович. — Я защитился, активно выступал на конференциях, и у меня появилось большое количество хоздоговорных работ — получалось, что больше, чем у кого-либо. В то время вся прикладная наука в какой-то степени была ориентирована на производство. Я находил контакты с предприятиями, работающими на оборону, предлагал свои услуги по исследованиям, они давали деньги. Почему мы представляли интерес для производства? Тогда разрабатывалась элементная база современных вычислительных машин, нужно было переходить от ламп к микроэлектронике (это звучало так же актуально, как сейчас — к наноэлектронике). Для этого исследовались материалы, в частности магнитные, которые являлись в те годы перспективными для оборонной промышленности.

В начале 90-х с лабораторией и нашими исследованиями случилось примерно то же самое, что и с заводом имени Куйбышева. Мы почему-то посчитали, что в мире нас будут все любить и военно-промышленный комплекс нам не нужен. Без финансирования лаборатория прекратила свое существование, 20 лет для науки было упущено.

Жить по закону

Александр Гаврилюк уверен:

— Можно сидеть и долго думать: что, как... А время идет. Бери и делай. Надо яму копать — копай.

Вот он и копал. Не у себя на даче, которой у него просто нет и никогда не было, а каждый день на работе — с утра до вечера отлаживая сложную и эффективную систему управления вузом, который, с тех пор как поступил сюда на первый курс, так и не покидал.

— Даже когда человека не очень хорошего увольняют после стольких лет работы, ему принято говорить спасибо, — делится Александр Викторович. — У меня за все годы ректорства ни одного взыскания со стороны министерства. А причину моего увольнения мне так толком и не объяснили и объективную оценку моему труду не дали. Скажите честно: мол, заворовался — убираем. Так нет же! Все, что я заработал, — квартира. И то мне ее дали еще до того как я стал ректором, и она у меня до сих пор не приватизирована. Хотя поиметь блага за государственный счет мне предлагали, и не раз. Как только мы начинали стройку, приходил начальник строительства и очень серьезно задавал мне первый вопрос: «Ну что, где будем коттедж строить?» «Не надо...» — отвечал я. Так сначала не верили — шучу, думали.

У меня нет проректора по хозяйственной части. Долго искал, но так и не нашел подходящую кандидатуру. Объясню почему. Приходя ко мне на собеседование, претенденты считали нужным предупредить меня: «Мне надо достроить дачу, квартиру, гараж... Вы уж не обессудьте. Зато на ваши делишки я глаза закрою...» Какие такие делишки? Я живу и работаю по закону, каким бы он ни был.

И в нашей ситуации единственное, чего мы хотим, — чтобы все было по закону, открыто и прозрачно. А не тайком, у нас за спиной. Признайтесь коллективу откровенно: будет объединение вузов. Спросите мнение людей — хотят они или нет. А не делайте вид, что ситуация неожиданная, и не смещайте ректора обманным путем. Ведь сколько вокруг вранья наворотили — и то, что я проректоров всех поснимал, поэтому назначить было некого! Так это же порядок такой — вместе со мной полномочия заканчиваются у всей проректорской команды...

Что стало для меня совершенно неожиданно, так это то, как коллектив отреагировал на мою «отставку». Преподаватели и студенты самоорганизовались, выдвинули неформальных лидеров, встали на защиту, вышли на митинг. Доказали, что они не быдло, а люди, которые достойны уважения. Спасибо им! Значит, все не зря. А я думал — надоел.

* * *

После того как министерство образования под давлением коллектива ВСГАО отозвало внешнего управляющего из ИГЛУ и назначило исполняющей обязанности ректора профессора Елену Федотову, обстановка в вузе более-менее успокоилась. Сейчас не до эмоций, самая горячая пора: нужно провести приемную кампанию, набрать новых студентов. Учителей в области 20 тысяч, а всего педагогических работников более 40 тысяч — их необходимо воспроизводить, говорит Гаврилюк. Сам он пока в должности проректора, его кабинет напротив того, куда он привык приходить ежедневно в течение многих последних лет.

— В отпуск не собираюсь, еще пока нужен, — грустно улыбается Александр Викторович. — Бумажки передаю...

Потом будут ждать перевыборов. Конечно, душа у Гаврилюка болит: в какие руки попадет дело его жизни, что будет дальше? Почти 20 лет просто так из биографии не вычеркнешь. Впрочем, решение общего собрания профессоров, преподавателей и студентов ВСГАО о том, что своим ректором они избирают Александра Гаврилюка, никто не отменял — оно так и лежит в Москве, в министерстве.

Иркутские потери

— 2009 год. Закрыли ИВВАИУ — единственное от Урала до Дальнего Востока высшее военное учебное заведение ВВС России. Долгое время училище считалось одним из лучших в ВВС. За годы своего существования оно подготовило более 70 тысяч специалистов. Среди выпускников — 14 Героев Советского Союза и 15 генералов. Перевод ИВВАИУ из Сибири держался в строгой тайне от горожан. В январе 2009-го, во время новогодних и рождественских праздников, курсантов училища погрузили в самолеты и отправили в Воронеж — продолжать обучение в Воронежском ВВАИУ.

— В октябре 2010 года жертвой реформ едва не стал Восточно-Сибирский институт МВД. Впрочем, угроза того, что иркутский вуз превратится в филиал Омского института МВД, по-прежнему витает в воздухе.

Цитата

С форума «Рейдерский захват иркутского вуза»:

— Нам не нужен другой ректор. Мы привыкли работать под руководством Александра Викторовича. Ну назовите хоть один вуз в нашем городе, где еще ректор знает каждого сотрудника, регулярно собирает коллектив для обсуждения грядущих изменений. К Александру Викторовичу может прийти в кабинет и решить вопрос даже рядовой сотрудник. Я точно могу сказать, что лучшего руководителя у нас не будет. Пусть наша академия и не является особо престижным вузом — специфика такая, но у нас уже два года самый большой бюджетный набор, наверное, самые лучшие общежития, одни из лучших преподавателей, одни из самых высоких стипендий и зарплат. Отставку Александра Викторовича все восприняли как личную трагедию.

Сергей Шмидт, политолог, преподаватель ИГУ: — Обычно люди, работающие в системе образования, отличаются хронической и патологической трусостью. То, что будущие учителя показали всему свету, что они не рабы, очень, очень меня радует. («Русский репортер»).

Хроника событий

* В текущем году, согласно уставу вуза, с соблюдением всех процедур состоялись выборы ректора ВСГАО, срок полномочий которого истекал в июне. По их итогам Александр Викторович Гаврилюк, действовавший ректор, получил безоговорочную поддержку абсолютного большинства членов ученого совета вуза. Из 102 голосовавших 99 человек поддержали его кандидатуру в качестве ректора ВСГАО на ближайшие пять лет.

* 15 июня решением Министерства образования и науки РФ избранный советом вуза ректор ВСГАО А.В.Гаврилюк был смещен; исполняющей обязанности ректора назначена 37-летняя Ю.Н.Маланина, проректор по международным связям ИГЛУ. Первыми ее распоряжениями в новой должности были требования отчета о финансовых операциях и об имеющейся у вуза недвижимости. Коллектив ВСГАО отказался подчиняться приказам Маланиной.

* 20 июня в академии состоялось внеочередное открытое заседание ученого совета, на которое пришли все преподаватели и многие студенты. На нем присутствовали Александр Гаврилюк, которого встретили бурными овациями, и Юлия Маланина. По словам самой Маланиной, она уже 10 июня (за 4 дня до окончания контракта действовавшего ректора) получила предложение от ректора ИГЛУ Воскобойника стать во главе ВСГАО. А согласиться ее побудили личные амбиции.

* Новое назначение сотрудники и студенты ВСГАО восприняли как попытку рейдерского захвата. Были отправлены письма протеста на имя президента, премьер-министра России, губернатора Иркутской области, в Законодательное собрание, написано заявление в Генеральную прокуратуру. С 23-го по 29 июня проходили пикеты у областной администрации, а 30 июня состоялся митинг на площади перед зданием правительства области. Студенты объявили о готовности начать голодовку. Коллектив ВСГАО поддержали многие иркутяне, жители других городов России.

* 26 июня губернатор области Дмитрий Мезенцев вместе с тремя представителями вуза, выдвинутыми коллективом в качестве кандидатов на и. о. ректора ВСГАО, отправился в Москву и встретился с замминистра образования Маратом Камболовым, после чего Маланина была отстранена от должности. Исполняющей обязанности руководителя вуза утверждена доктор педагогических наук Елена Федотова, повторные выборы назначены на сентябрь.

О вузе

Одно из старейших высших учебных заведений Сибири. Его история берет начало в 1909 году — с открытия учительского института. Долгое время он существовал под названием Иркутский государственный педагогический институт, затем — в статусе университета, в 2009 году переименован в Восточно-Сибирскую академию образования. Сегодня в вузе можно получить 34 специальности по 6 направлениям на 9 факультетах. Имеются аспирантура, докторантура.

Цена вопроса

ВСГАО находится на нижней набережной реки Ангары, в центральной части города Иркутска, недалеко от сквера Кирова и здания правительства Иркутской области. Пять учебных корпусов и четыре общежития расположены в непосредственной близости с красивейшими местами Иркутска — собором Богоявления, Спасской церковью, органным залом Иркутской областной филармонии, мемориалом «Вечный огонь».

Метки:
baikalpress_id:  15 074