Сложил крылья

Владимиру Балиеву, штурману из гарнизона Белая, было легче расстаться с жизнью, чем потерять небо. И он выбрал первое

Чуть больше недели назад недалеко от поселка Мишелевка Усольского района произошла трагедия — при полете на параплане разбился военнослужащий Владимир Балиев из гарнизона Белая. Несмотря на то, что полеты на параплане относятся к экстремальным видам спорта, это первый случай гибели парапланериста в Иркутской области. Владимир, которому недавно исполнился 31 год, служил штурманом на авиабазе в поселке Среднем. Полеты на параплане были его любимым увлечением, которому он отдавал все свободное время.

Орлиные братья

У местечка, которое облюбовали парапланеристы из гарнизона на станции Белой, очень символичное название — Первый склон. Оно весьма живописно и находится в 28 километрах от поселка Среднего: сюда на отдых постоянно приезжают местные жители: летом тут много земляники, а осенью — грибов. Но что самое главное — здесь в буквальном смысле открывается простор для полетов. Для того чтобы прыгнуть (парапланеристы говорят — шагнуть) с обрыва, не нужно никуда карабкаться. Дорога сама выходит на край горы, с которой открывается широченное плато: далеко внизу на несколько километров расстилается поле, по которому бежит река Белая. Слева виднеется крутой склон, справа — поселок Мишелевка, жители которого регулярно становятся свидетелями красочных полетов на парапланах. Они настолько зрелищны, что иногда в это время родители говорят своим детям: «Вот не будешь хорошо учиться — не будешь летать».

Для самих парапланеристов из Среднего место это культовое, а каждый выезд на Первый склон — маленькое торжество. Здесь они всегда собираются большой компанией, часто приезжают семьями, жарят шашлыки, устраивают собственные праздники — открытие и закрытие сезона. При этом закрытие сезона может отмечаться 29 декабря, а открытие, если погода позволяет, уже 3 января. Интересно, что полеты не отменяются и при минусовых температурах, главное — чтобы было не ниже 15 градусов, не шел снег или дождь. Летом тут и подавно весело: женщины и дети собирают ягоды, мужчины парят в воздухе. Иногда сюда приезжают парапланеристы из Иркутска и других районов области, ведь таких удачных для полета мест в регионе совсем немного. Бывает, что в небе над Мишелевкой раскрывается сразу до 15 куполов.

Между тем любителей свободного полета в самом поселке Среднем не так уж много — основной костяк составляют 10 человек. Себя они так и называют — свободники, потому что, в отличие от полетов с мотором, на параплане, который представляет собой, по сути, управляемый парашют, человек остается с небом один на один. Притом назвать экстремалами парапланеристов Среднего довольно сложно, ведь почти все члены местного клуба — офицеры, чья жизнь напрямую связана с небом: одни — летчики, другие обслуживают летную технику. Однако даже они считают полет на параплане высшим пилотажем.

— Это ощущение не передать, — рассказывает один из членов гарнизонного клуба парапланеристов, Александр Малородов. — Только что ты стоял на земле — и вот уже летишь! Причем держишься исключительно за счет воздуха и ветра. Когда люди впервые испытывают подобное, они кричат, поют и свистят от восторга! Это намного интереснее полетов с мотором — так мы становимся ближе к птицам. Тут, кстати, часто орлы летают, мы их братьями называем.

Александр Малородов в прошлом военный летчик, майор в отставке. В свое время он летал на шести типах самолетов, был инструктором по парашютному спорту. После увольнения из армии не смог бросить любимое дело и в 2005 году начал летать на парапланах.

— Если ты приходишь домой и надеваешь на спину диван — это не жизнь, — убежден Александр. И задает риторический вопрос: — Что это за жизнь?..

Чем выше, тем безопаснее

Парапланеризм — в полном смысле слова спорт для сильных людей. Несмотря на кажущуюся легкость парения в воздухе, он сопряжен с очень большими физическими нагрузками. В день по семь-восемь раз в полной экипировке приходится подниматься в гору и тащить на себе параплан, который весит 15 килограммов. При этом сила нужна не только мышечная. Отправляясь в свободный полет, пилот параплана берет на себя большую ответственность — за новичка, например, которого катают в тандеме, на специальном параплане. Но чаще всего за самого себя. Чтобы прыгнуть с горы, говорит Александр, нужно преодолеть страх, быть к этому готовым, рассчитывать на те ситуации, которые могут возникнуть в воздухе.

— Правило такое, — объясняет майор в отставке, — каждый стартует по своему уровню готовности. Чувствуешь, что справишься, — вперед. Нет — лучше посиди, посмотри.

Если подготовка есть и уровень знаний высок, то уже на земле можно определить, где восходящие потоки воздуха, где нисходящие и летать можно бесконечно долго. Продолжительность парения в воздухе зависит от погодных условий. Если ветер ровный, не порывистый, то летать, не приземляясь, можно часами. Опять же, если ветер позволяет, можно набрать высоту, а в этом виде спорта чем выше — тем безопаснее. — Бывало, и до 500 метров набирали, — продолжает Александр. — Вообще, спуститься на параплане несложно. Главное как раз в том, чтобы остаться в небе. За это и боремся.

Как правило, все обходится, хотя в реальности опасные ситуации бывают часто. Самая сложная из них — это сложение купола, который в определенных условиях перестает нести. В таких случаях для парапланериста нет инструкций, есть только рекомендации. И все летают своим чутьем: нежелательные явления не происходят внезапно, всегда есть возможность выйти из тяжелого положения. И как правило, все, кто много лет занимается, в сложениях купола бывали не единожды.

Последний полет

Владимир Балиев начал заниматься парапланеризмом всего два года назад. При этом, как вспоминают его друзья, он был очень дерзким, не боялся рисковать, многого хотел достичь и стремился к этому. Поэтому не ограничивался полетами только с Первого склона, а уезжал на весь отпуск в другие места — в Дагестан и Казахстан. Вообще, мест для полетов с куполом много и в Иркутской области — в районе Нукутов, Кутулика, поселка Усть-Орда, Малого моря. Но для того чтобы туда выбраться, нужно определенное время, ведь для полета с конкретного склона требуется подходящий ветер. На Первом склоне, например, высота которого составляет примерно 90 метров, летать можно только при юго-восточном ветре.

В тот роковой день, 1 июля, компания, как всегда, собралась большая — пятеро мужчин, три женщины и двое детей. Погода была, как говорится, летная, поэтому на склон Владимир приехал вместе с женой и дочерью — сразу после службы, чтобы не терять даром хорошего вечера. Парапланеристы уже стартовали по одному разу, и все шло как обычно: мужья планировали, жены фотографировали. Самые последние фотографии Владимира при жизни сделала жена. Она снимала его во время первого, еще удачного, старта...

— Никто не видел, что произошло, — вспоминает Александр, который в тот день тоже был на склоне. — Все были заняты — кто-то летал, кто-то готовился к полету. Женщины с детьми ушли собирать ягоды. Я как раз поднялся на гору, во время первого прыжка у меня запутались стропы. Владимир в этот момент пошел со склона во второй раз, после чего он пролетел свои последние в жизни 300 метров...

Неладное все заметили уже тогда, когда Владимир под большим углом шел к земле. Удар был настолько сильным, что на два метра вверх поднялась пыль. Все, кто находился на земле, тут же побежали к месту падения товарища. Трогать упавшего не стали, чтобы не навредить, оказали лишь первую помощь: было видно, что у Владимира переломаны ноги, поэтому товарищи наложили ему жгуты, дали понюхать нашатыря. Очень быстро приехала скорая помощь, и, когда Володе поставили обезболивающие уколы, он еще был жив. Врачи начали делать ему искусственное дыхание, массаж сердца. Но, когда стали накладывать шины на ноги и решили переложить на носилки, чтобы поднять наверх, ему стало хуже. Через 50 минут после падения Владимир умер — прямо на Первом склоне. Как оказалось, у него был перелом позвоночника и травмы внутренних органов, несовместимые с жизнью...

Ему не хватило высоты

— Сейчас мы можем только предполагать, что произошло, — говорит Александр Малородов. — Каждый любитель парапланеризма знает: самое сложное — это сложение купола возле склона, потому что высоты еще нет. А когда сложение происходит, человека, как правило, разворачивает на гору. Возможно, у Володи сложился купол и он вышел из ситуации. Однако дело в том, что в тот момент, когда купол раскрывается, пилот набирает скорость. А поскольку склон в этот момент находился рядом, вышло так, что Володю, как маятник, просто стукнуло о землю. Все равно как если бы он упал с высоты 10-этажного дома. Но на самом деле ему просто не хватило высоты...

Владимир Балиев был общительным человеком, про таких говорят: душа компании. В летную войсковую часть на станции Белой его направили из Челябинска, где он родился и вырос. Поэтому и похоронили его 5 июля в Челябинске. Туда же улетела его жена с дочерью. А друзья, вместе с которыми он проводил самые счастливые часы своей жизни, помянули его на месте гибели.

Пройдет еще несколько дней, и они снова начнут с завистью поглядывать на своих «братьев» — орлов. А потом, несмотря на опасность, парить с ними рядом...

Метки:
baikalpress_id:  35 917