Великая китайская грамота

Иркутянин Артем Зверев нашел себе работу в Поднебесной, и свою дальнейшую жизнь он связывает только с этой страной

Россия становится все более гостеприимной для гастарбайтеров, Иркутск — многонациональным городом. В частности, китайцы наводнили столицу Приангарья и его окрестности давным-давно: одевают-обувают сибиряков, кормят. Словом, жители Поднебесной продолжают искать лучшей доли на чужой земле, хотя их родину уже признают самой развивающейся страной и прочат ей мировое господство. Вопреки распространенному мнению, что в Китае невозможно основать бизнес, поскольку все занято своими, иркутянин Артем Зверев нашел себе работу и уже не представляет свое будущее без этой страны. Тем более рядом появилась красавица Тан-Тан.

Не так страшны иероглифы

В первый раз Артем Зверев познакомился с загадочной Азией шесть лет назад, когда отправился в Маньчжурию в шоп-тур. Поездка оказалась для юноши, можно сказать, судьбоносной. Там одиннадцатиклассник, находившийся в раздумьях о своем будущем, встретил группу студентов, которые учились в Поднебесной.

— У меня два брата — оба с физмата. Я тоже собирался пойти по их стопам, но не сложилось с предметом, — рассказывает Артем. — А тут я поговорил с ребятами и у меня появилось желание выучить абсолютно непонятный язык. Студенты успокоили: он не так страшен, как кажется на первый взгляд.

К слову сказать, потом в университете, у кого не было интереса к языку и цели в жизни, тому приходилось сложно. Из нашей группы 8 человек ушло — выбыли перед самой поездкой в Китай, куда мы уезжали на учебу на полтора года.

Артем понял сразу: чтобы жить в чужой стране, язык надо знать хорошо. Поэтому занимался основательно. Перед поступлением в вуз уехал в Далянь — в летний китайский университет. Туда же вернулся после первого курса межфака — закрепить успехи.

— Далянь встретил меня замечательно: очень красивый, чистый город, люди культурные. Думал, сразу смогу заговорить, — смеется Артем. — Но встал барьер: надо месяца два-три побыть в языковой среде, чтобы ты хоть как-то начал использовать свои знания.

С еще большими трудностями студент столкнулся, когда уже на третьем курсе, в Шэньяне, пришлось слушать лекции, читать литературу по рекламе, экономике, менеджменту, сдавать экзамены исключительно на китайском языке.

— Конечно, в первые две-три недели вообще ничего не понимали, — продолжает Артем. — Иногда на русском-то понять не можешь, а тут на китайском... Первые полгода ты входишь в это, а к экзамену начинаешь соображать.

Но учиться было интересно. Уровень преподавания в китайском университете очень высокий. Нужно заметить, что все преподаватели молодые, прогрессивные, самому старому лет 40—45, основной состав — 28—30 лет. Кстати, бросается в глаза, что в сфере обслуживания, в банках, больницах, школах нет, как у нас, в большом количестве людей за пятьдесят. Весь персонал молодой. Старики после 55 лет уходят на пенсию, и их содержание ложится на плечи детей.

Паутина и миллионы товаров

Артем быстро осознал, что в эпоху потребления Китай — страна больших перспектив. Но о том, какой нужно строить в Поднебесной бизнес, подсказку дала Америка: иркутянин нашел возможность побывать на другом конце земного шара, чтобы увидеть и сравнить. Заметил, как на Западе широко набирает обороты интернет-коммерция. Поэтому параллельно с учебой решил организовать в Поднебесной маленькую фирму по доставке товаров через Всемирную паутину.

— Я как в 2008 году приехал из Америки — загорелся: понимал, что Китай — это фабрика всего мира, отсюда нужно и начинать. Мы с одногруппником стали принимать заказы от русских клиентов, которые хотели купить какие-то вещи в Китае, — рассказывает Артем.

В Поднебесной создан очень большой интернет-сайт, где представлено 25—30 млн товаров. Можно купить абсолютно все — от носков и мебели до квартир. К этим ресурсам уже сложилось доверие. Мы работаем за небольшой процент. Многие, опираясь на услуги таких посредников, как мы, делают свой бизнес в России. Они имеют небольшие магазины, павильоны где-то в торговых комплексах. Ехать за товаром им никуда не нужно: заходят на этот китайский сайт, делают заказ на определенную сумму. Мы его собираем, у нас в офисе консолидируем, проверяем и отправляем. У нашего клиента нет проблем с закупкой, переводом денег, с таможней — мы все берем на себя. Даем советы, у какого продавца лучше покупать, у кого рейтинг выше, по какой цене лучше брать.

— Сначала мы все делали сами, — вспоминает иркутянин, — и деньги переводили, и закупали, и получали, и проверяли товар. С девяти утра до двенадцати ночи работали. Сейчас у нас трудятся китайцы — операторы, почтовые агенты.

— Китайцы, которые не могут найти работу на родине, не считают вас конкурентами? — интересуюсь я.

— Ревности китайцев к людям, которые работают в их стране, я не замечал. К тому же мы находимся в разных сферах. К русским в Китае вообще хорошо относятся. Если в такси садишься и водителю 50—60 лет, он, узнав, что ты русский, сразу «Катюшу» или «Подмосковные вечера» начинает петь. А кто у нас в России китайскую песню споет? Никто.

Как живут продавцы с «шанхайки»?

В первый раз увидевший эту страну шесть лет назад, теперь Артем удивляется, как она изменилась, стала лучше, красивее, современнее. При том что никак не закроешь глаза на резкие контрасты китайского бытия: рядом с безграничной роскошью скудная нищета, со сверкающими небоскребами — убогая деревня.

— За эти годы у меня была возможность поездить по Китаю, — рассказывает Артем. — Видел бедность деревенскую, когда люди живут в домиках из простых кирпичиков: строение в полтора метра высотой стоит среди рисового поля, крестьянин там обитает всю жизнь, потому что рядом вся его работа.

Либо взять Шанхай — это безумный город. Когда ты туда приезжаешь, просто сходишь с ума. Это мегаполис, где очень много иностранцев — американцев, европейцев, сосредоточены все корпорации мира, есть деловой центр, ездят сумасшедше дорогие машины, уровень сервиса в гостиницах, в банках невероятно высок. Сколько там движется денег!

— А как же тот крестьянин, чей домик в рисовом поле? Его дети учатся?

— Не везде. Есть люди даже без документов — у них ни паспорта, ничего: человек есть — а документального подтверждения тому нет.

— Какое у этих детей будущее? Из деревни можно подняться наверх, пути какие?

Тан-Тан, подруга Артема, выслушав вопрос, грустно кивает...

— Очень сложно, — переводит Артем.

И продолжает:

— Образование в Китае можно получить. Но это нелегко, потому что людей очень много. Если после школы ты сдашь выпускной экзамен плохо, то даже за деньги не сможешь поступить в университет. Бесплатного образования у них вообще нет, им дико слышать, что у нас в вузе есть бюджетные места и за учебу платит государство.

— У кого в Китае есть шансы стать успешным человеком?

— У того, у кого родители с деньгами, кто может заняться бизнесом. И второе — это просто умные дети. Их компании все равно видят. Однако в силу большой конкуренции идет жесткий отбор: из 10 очень хороших выберут двух лучших.

В Китае ищут не высокую зарплату, а стабильную государственную работу — врача, учителя, банковского работника, в учреждениях. К примеру, за должность медсестры в больнице нужно еще и деньги заплатить — дать взятку, чтобы взяли. А взятка около полумиллиона рублей. Получив постоянную работу, китайцы знают, что будут зарабатывать немного, зато всю жизнь и не потеряют заработок.

— Значит, все-таки китайцам есть смысл ехать в Россию, попытать счастья здесь?

— Кто сюда к нам едет? Первые — из деревень, почти нищие. И вторая категория — это люди, которые не обязательно хорошо образованны, но они поняли, что в России можно зарабатывать большие деньги.

— И у них получается?

— Конечно. Возьмите тех, кто на «шанхайке» торгует. Может, мы не всегда это замечаем, но они ездят и на «Крузерах», и имеют в Иркутске по нескольку квартир.

Если трезво рассудить, в России деньги очень легко заработать. Во-первых, мы много тратим на вещи, которые они перепродают нам втридорога.

Другой аспект: к примеру, в Китае каждая пластиковая бутылочка будет подобрана, переработана, из нее сделают мусорное ведро. Или тот же картон, мукулатура. В России этого не замечают. А они приезжают к нам и видят эти возможности, то, чем можно заниматься — к примеру, переработкой.

Не надо думать, что ты умнее китайца

Свое будущее Артем связывает с Китаем: будет развивать свой маленький бизнес. После получения диплома у него, как специалиста со знанием китайского языка, есть шансы попасть в большую корпорацию. Собирается снять квартиру в городе — за 4,5 тыс. руб. в месяц. Цены по российским меркам небольшие. В лучшем районе Шанхая можно арендовать жилье за 10 тыс. руб. Перспективы заработать весьма недурные: по словам Артема, у иностранцев при наличии знаний и языка в китайской фирме минимальная зарплата 1000 долларов. Через два-три года — 3 тысячи и более.

— Артем, каким тебе сейчас представляется Китай — страна, в которой ты хочешь жить?

— Это могучая страна, которая развивается, чувствуется реальный прогресс. Если правительство ставит какие-то цели, нация добивается этого. Реформы они проводят не на бумаге: решили заниматься строительством — раз, и все строить начали, а не обошлись пустыми словами. Сейчас ни одна невеста в Китае замуж не выйдет, если у жениха квартиры нет. В Пекине начали запускать электромобили — воплощают, устанавливают станции подзарядки, полностью, комплексом, не отрывочно. Это потом реально работает.

— Как же им это удается, ты задавал себе вопрос?

— Они просто берут и делают. Средств не жалеют. У них деньги со всего мира, все торгуют с Китаем. Мы побывали в одном маленьком городе — это город-рынок. Люди со всего света закупают там мелкие вещи, бусинки для бус, подвески какие-то, что-то для штор, стекляшки. «Порш» на его улицах — обычная машина, и ты понимаешь, что жители не бедствуют. Рядом находится город носков, город колготок — всю планету одевают. И китайцы несут себя очень гордо, потому что они чувствуют: они делают это для всего мира, продают для всех.

— Как им удается столько всего производить — на больших фабриках или в маленьких подпольных цехах? Как выглядит их производство?

— По-разному. Бывает, человек ездит на «Мерседесе», занимается резьбой по камню. А когда наши знакомые оказались у него на производстве, увидели дырявое помещение, не понять какое оборудование. Но все работает. Сейчас он вложил очень большие инвестиции в техническое оснащение.

— Ты уже чувствуешь Китай своей страной?

— Сколько бы ты в Китае ни находился, все-таки должен понимать, что живешь в другой стране, — улыбается Артем. — Даже сами китайцы не всегда могут безопасно себя там чувствовать, что их нигде не обманут. Китайцы — народ очень умный, и не нужно думать, что ты умнее. Там все построено на логике и своей философии. Вот эти тонкости, азиатскую натуру, важно понимать.

Метки:
Загрузка...