Время точит

Что ждет первый в России памятник жертвам политических репрессий?

В поселке Большая Речка есть дом, пройти мимо которого невозможно. Привлекают внимание прохожих и резные ворота, и деревянные столбы с резными фигурами. Стоят они здесь уже больше двадцати лет — это памятные стелы, сделанные руками известного художника Юрия Панова, который и жил в этом доме. Одна из этих стел — самый первый в России памятник жертвам политических репрессий. Сейчас судьба удивительных сооружений под угрозой. После смерти скульптора прошло три года, а его вдова, Надежда Лукинична Дорошенко, продает дом, поскольку самостоятельно содержать его просто не в силах. Что будет с памятниками, молва о которых в 80-е годы гремела по всей стране, неизвестно.

 Юрий Андреевич Панов, автор деревянных стел, родился в Харькове. Его отец был писателем, которого в 30-е годы расстреляли как националиста. За Юрием, понятное дело, тщательно следили, и нужен был только повод, чтобы сослать его. Повод нашелся перед войной, когда юношу призвали в армию. Он уже тогда любил рисовать и в письмах к друзьям рисовал шаржи на Советскую армию. Этого было достаточно, чтобы двадцатилетний парень попал на 10 лет сначала с Сиблаг, потом в лагерь в Мариинске. Это были страшные годы, но ремесло художника спасло его от неминуемой гибели: он и в лагере рисовал декорации к спектаклям, которые ставили заключенные, партийные лозунги, стенгазеты, плакаты и транспаранты к праздникам. Выйдя на свободу, Юрий Андреевич женился на подруге своей сестры и поселился вместе с ней в Большой Речке.

— Мы приехали сюда в 1956 году, — вспоминает Надежда Лукинична. — Тогда поселка как такового еще не было. Юрия Андреевича, как бывшего репрессированного, ограничили в передвижении, был даже список из ста городов, где он не имел права жить. Но он не сильно-то и рвался из этих мест. Был заядлым рыбаком и охотником, любил сибирскую природу. Дом, в котором супруги прожили вместе 56 лет, построен в 1900 году. Принадлежал он когда-то хозяину Иркутского кожевенного завода и стоял в свое время в Иркутске, на улице Сурнова. Юрий Андреевич по бревнышку перевез его на берег Ангары. Сам устроился на работу, лесником, и, когда ходил по тайге, находил иногда удивительные коряги и капы, из которых в дальнейшем и делал скульптуры. Начинал с малых форм, часть которых сейчас еще можно увидеть во дворе. Потом начал мастерить мебель: кресла из переплетенных корней сосны и лиственницы, причудливо вырезанную деревянную решетку перед камином. А в начале 80-х сделал большую стелу — философский памятник жертвам политических репрессий. Наверху — Сталин, Берия, Каганович, внизу — их жертвы. Реальными были лица сверху, реальными были и те, кто снизу: Юрий Андреевич изобразил там своих друзей, которые тоже попали в лагеря по 58-й статье и умерли от непосильного труда и болезней.

— Это все из жизни, — задумчиво замечает хозяйка дома. — Помню, как только Юрий Андреевич установил стелу, приехал Евгений Евтушенко, который был другом Юрия Андреевича. Когда он увидел эту работу, упал на колени и не мог двинуться с места — так был потрясен. Хотя, знаете, реакция в те годы была разная, ведь еще жив был сталинизм. Нам присылали письма со всего Союза, и среди них были как благодарственные, так и письма с проклятиями. Кое-кто даже писал, мол, «мало тебя гноили, надо было расстрелять»...

 Во дворе дома можно увидеть и другие работы Юрия Андреевича, но далеко не все из них. Сегодня вместо многих деревянных произведений искусства из стены торчат одни гвозди: символические фигуры (а других Юрий Панов просто не делал), сделанные руками культового художника... украли!

 Усадьба все еще находится в собственности вдовы Юрия Панова, но сейчас на заборе висит табличка: «Дом продается». Надежда Лукинична планирует переехать в Иркутск, к дочери. Потом, возможно, они все вместе уедут в Санкт-Петербург. Но что новый хозяин будет делать с культовыми фигурами на доме и возле дома? Оставит ли он их на месте?

— Кое-что мы, конечно, заберем, — говорит вдова художника. — Но стелы останутся при доме, потому что они имеют значение только здесь.

Метки:
baikalpress_id:  35 885