Без дури в голове

Среди иркутских призывников выявляют наркоманов. К счастью, в последнее время все реже

Утром 20 мая от здания Управления ФСКН России по Иркутской области в очередной раз отъезжает белый микроавтобус. Он направляется в Гончарово. Офицерам антинаркотического ведомства предстоит проверить новобранцев на наличие наркотиков и не допустить попадания в армию запрещенных веществ. Это мероприятие — одно из составляющих профилактической акции «Призывник».

— «Призывник» — это целый комплекс мероприятий, который мы проводим с 2003 года совместно с областным военным комиссариатом и Иркутским областным психоневрологическим диспансером, — рассказывает сотрудник отдела межведомственного взаимодействия в сфере профилактики УФСКН. — Наша задача на этом этапе не только выявить наркоманов, но и предостеречь других молодых людей от совершения ошибки, которая может покалечить всю их дальнейшую судьбу.

Шильда — 9-летняя овчарка, натренированная на поиск наркотических веществ, в пути дремлет. Ей отведена особая роль. Кинолог, офицер спецназа, рассказывает, что овчарка — ветеран кинологической службы. Прыгать через высокие барьеры она уже не станет, но обоняние у нее по-прежнему чрезвычайно острое. Через несколько километров дороги ей предстоит обнюхивать новобранцев, их сумки, кровати и тумбочки в казармах областного сборного пункта.

«Это моя колбаса!»

В ворота входит первая партия будущих бойцов. Идут неровными рядами — их еще не научили ходить строем. Они устали с дороги. Бритые пацаны отходят в сторону. Там установлен длинный стол специально для таких случаев.

— Все вытащить из мешков, карманов и сделать шаг назад! — четко объявляет дежурный.

Новобранцы нехотя вываливают на стол содержимое спортивных сумок и пакетов — пирожки, бутерброды, печенье, сигареты, курицу. Шильда запрыгивает на край стола. Она косится то на кинолога, то на содержимое первой сумки. То на своего человека, то на сумку.

В это время офицер УФСКН берет слово: — Перед проведением досмотра у вас есть возможность добровольно выдать наркотики.

Призывники ерзают на месте, перешептываются.

— Отставить разговоры! — командует дежурный.

Шильда все так же косится на первую сумку.

— Не смотри так на сумку, там моя колбаса! Я тебе не дам, — говорит собаке новобранец.

Но собака не обращает внимания на слова незнакомого человека и продолжает принюхиваться к сумке.

— Эй, с краю! Отставить разговоры! — снова командует дежурный. Со стороны может показаться, будто собака что-то учуяла, потому что до этого Шильда только лежала или сидела. А как только кинолог указал пальцем на ряд вещей, разложенных на столе, спецсобака стала ерзать из стороны в сторону.

— Там ничего нет, — говорит сотрудник пресс-службы УФСКН Елена Аннина. — Если собака чует наркотик, она по-другому себя ведет. Вообще, наркоманов призывного возраста становится все меньше год от года. В 2010-м новобранцами из-за наркомании не стали лишь 23 человека, в 2008-м — 74 человека. Число наркозависимых лиц призывного возраста неуклонно сокращается.

...Пока Шильда ходит по столу и принюхивается, новобранцы смотрят на нее с настороженностью — переживают за свои пирожки, бутерброды, курицу. Даже из окон казармы высовываются головы в фуражках и беретах — всем любопытно, что найдет собака. Но она ничего не находит. Не потому что не учуяла, а потому что находить нечего.

В течение дня процедуру досмотра проходят несколько групп. И пока уже проверенные ребята убирают еду и вещи обратно в сумки, офицер-кинолог с Шильдой направляются в казармы.

Имитация

Шильде не нужно повторять команды, она все понимает с первого раза. Порой кинолог даже не произносит ни слова, только показывает рукой на то место, которое нужно обнюхать. И Шильда обнюхивает. Она зарывается мордой в матрац, носом отодвигает подушки, лапой как будто щупает казарменные койки — ищет. Вот рядом с одной койкой засуетилась-закружилась, тычет мордой в заправленную кровать, скулит, пытается достать что-то. Офицер срывает покрывало, достает помятую пачку сигарет. Шильда радостно виляет хвостом и смотрит на хозяина. — Это имитация, — говорит офицер. — В пачке нет наркотика, там его запах. Мы можем положить эту пачку в тумбочку или спрятать под кроватью. Таким образом собака остается в тонусе, находит наркотик и понимает, что работает не зря. Причем она всегда находит.

Обучать собак вроде Шильды начинают в возрасте 4—6 месяцев, учеба продолжается около полугода. За это время обычная собака превращается в специалиста, который может учуять наркотики, даже если они зарыты в землю. После этого она только совершенствует свое мастерство.

— У собак, которые ищут наркотики, и у тех, которых натаскивают на взрывчатку, совершенно разные методы обучения, — рассказывает кинолог. — Нам нужно привить им правильное реагирование на обнаружение. Вот Шильда обучалась искать наркотики и проводить задержание. Если она учуяла запрещенные препараты, то роется мордой, разгребает лапами землю или схрон, крутится на месте, если не может достать пакет или мешок с наркотиком. А собака, которая ищет взрывчатку, должна замереть, встать как вкопанная — это один из ключевых навыков при правильной дрессировке. Что будет, если пес случайно перегрызет не тот провод или заденет детонатор, я рассказывать не буду — это и так понятно.

Кстати, утверждение, будто специальные собаки находятся на диете, не совсем верно. Ищейки едят все то же самое, что и обычные псы. А содержание натренированной собаки обходится примерно в 50 рублей в день — в эту сумму включены питание, конура и уход за животным.

По глупости своей

Осмотр казарм окончен, кинолог с собакой отправляются в микроавтобус — Шильде нужно попить воды и отдохнуть перед следующей проверкой. В это время офицер УФСКН уже беседует с другой группой призывников в местном Доме культуры. Его цель — донести до молодых людей, что употребление наркотиков — это большая ошибка, но избежать ее по силам каждому. Поэтому он не запугивает новобранцев, а предостерегает. — Не бывает бывших наркоманов, бывают наркоманы в стадии ремиссии, — рассказывает офицер.

— За все время своей службы я ни разу не видел героинового наркомана, который начал бы именно с героина. Все начинают с марихуаны. Она служит трамплином к героиновой наркозависимости. Хочу напомнить, что продолжительность жизни героинового наркомана составляет в среднем два-три года. И в ваших силах этого избежать. Зачем вам на очередную дозу менять полноценную жизнь здорового человека, в которой есть настоящие друзья, крепкая семья, здоровые дети, успешная карьера? Задайтесь вопросом, нужны ли вам вместо всего этого наркотики, — отрезает офицер.

По рядам призывников проходит одобрительный шепот. Кажется, что новобранцам наркотики действительно не нужны. Вероятно, здесь будет уместно напомнить, что закон не делает разграничений между «легкими» и «тяжелыми» наркотиками. И марихуана, и героин, и огромное множество других наркотиков — это запрещенные к свободному обороту вещества. За преступления, связанные с ними, наступает одинаковая ответственность — уголовная.

Среди призывников встречаются единицы, которые симулируют употребление наркотиков, чтобы избежать военной службы. Понять таких людей нельзя — они собственными руками клеймят себя на всю оставшуюся жизнь.

— Здесь наркоманов уже практически не выявляют, — рассказывает врач-нарколог из медицинской комиссии областного военкомата. — Абсолютное большинство наркозависимых юношей отсеивается на первых медкомиссиях в военкоматах, мы проводим лишь контрольные тесты. Таким образом, наркоманы в армию, конечно, не попадают. Зато попадают в картотеки наркодиспансеров. А это ограничения на всю оставшуюся жизнь: никакой ответственной работы в будущем, разрешения на оружие, даже водительского удостоверения, — заключает врач.

...Во второй половине дня микроавтобус с офицерами и собакой возвращается в Иркутск. Шильда храпит. На следующей неделе тот же состав вновь отправится в Гончарово. Призыв продолжается.

Загрузка...