До последнего кадета

Воспитанники Иркутского гвардейского кадетского корпуса уже этим летом могут пополнить ряды обычных беспризорников

В Иркутске тихонько загибается гвардейский кадетский корпус. Уже два года здесь не ведется набор новичков, а количество воспитанников сократилось с 200 до 80. Первого июля заканчивается срок аренды учебных помещений в дивизии ракетных войск стратегического назначения, и что будет дальше — не знают ни кадеты, ни их воспитатели. Здесь уместно напомнить, что в первую очередь кадетский корпус — школа-интернат для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Многим мальчишкам просто некуда возвращаться, они даже на каникулах ездят к своим друзьям.

Особенные...

Иркутский гвардейский кадетский корпус был образован в 1999 году при благополучном стечении обстоятельств, а именно по инициативе командования дивизии РВСН и распоряжению губернатора Бориса Говорина.

 Между кадетским корпусом и командованием дивизии была заключен договор безвозмездного пользования пятиэтажным зданием. В 2010 году срок аренды закончился и уже тогда школу могли закрыть, однако кадеты обратились к губернатору, который написал письмо главнокомандующему Ракетными войсками стратегического назначения. Последний разрешил продлить аренду еще на один год, но при этом у школы забрали три этажа. Если раньше каждый из пяти курсов занимал по одному этажу, то теперь все ютятся на двух. Естественно, что нового набора курсантов в школу не было ни в 2009-м, ни в 2010 годах — какой смысл, если школу закрывают?

— Договор с нами в дивизии продлевать не хотят, — рассказывает заместитель директора кадетского корпуса по военной подготовке гвардии подполковник Андрей Зорин, — мотивируют отказ увеличением количества солдат-срочников. Получается так: захотели — дали, захотели — отняли? Кадеты и их воспитатели застыли в тревожном ожидании: о своих перспективах они должны были узнать еще 1 мая, однако до сих пор о судьбе корпуса ничего не известно. Если школу закрывают, воспитанников надо куда-то пристраивать. Куда? С девятыми-одиннадцатыми классами все более-менее ясно: одни, возможно, поступят в училища, другие — в вузы. Десятиклассникам хуже всего. Если они пойдут в училища, у них окажется потерянным один год жизни. А если в 11-й класс новой школы, то им будет сложно подготовиться к ЕГЭ. Скорее всего, большинство из них вернется в прежние школы и детские дома.

— У нас сейчас как-то напряженно в школе, — говорит кадет-третьекурсник Сережа Яковлев. — Никто не знает, где будет жить уже в конце лета. Я вообще-то хотел пойти в пограничные войска, а теперь собираюсь в машиностроительный колледж.

 До кадетки Сергей пять лет жил в детском доме г. Усолья-Сибирского. О том, как и почему он туда попал, рассказывать не хочет. Равно как вспоминать о своих родителях. По-настоящему родным домом для него стали казармы кадетского корпуса в микрорайоне Зеленом. Попасть сюда он мечтал еще со второго класса.

— Мне нравится, что на меня все смотрят, когда я иду в форме, — по-мальчишески просто объясняет Сергей. — Ведь мы, кадеты, особенные.

Пропуск в жизнь

За 11 лет существования школы в Иркутске кадеты привыкли к мысли, что они элита. Учителя с улыбкой замечают, что амбиции у местных мальчишек явно завышенные. Тут каждый мечтает поступить в вуз, хотя удается это примерно половине. Но хотя бы то, что именно здесь пацаны меняют свое отношение к жизни, уже многое значит.

— Безусловно, нам приходится работать со сложными детьми, — говорит заместитель директора по воспитательной работе Ирина Саян. — Они ведь приходят к нам из детских домов и социальных приютов, куда чаще всего попадают из-за родителей- алкоголиков. Это значит, что у наших ребят слабое здоровье и социальная запущенность. Так, при отборе, на экзамене по русскому языку, например, нам приходится отдавать предпочтение ученику, написавшему сочинение с 30 ошибками, перед тем, который сделал 50...

— В обычных детдомах, школах-интернатах после 10-го класса пацанов стараются не держать, — добавляет Андрей Зорин. — Потому что там с ними не могут справиться. Между тем в кадетском корпусе молодые люди живут по армейскому распорядку. Дисциплинирует, кстати, и форма, которую они носят.

— Когда новички втягиваются в распорядок, то быстрее взрослеют, — объясняет Андрей Зорин, — лучше развиваются физически и психически.

«Ну ты как, ма?»

Для многих ребят кадетская школа — пропуск в жизнь. И оказаться здесь — это предел их мечтаний. В свое время на 40 мест в корпусе претендовало 110—120 человек. Причем попасть сюда хотели не только дети-сироты или из неблагополучных семей, но и вполне обычные ребята.

— За пять лет обучения мальчики сильно меняются, — с теплотой в голосе рассказывает Ирина Саян, — и к концу выпуска показывают себя с самых лучших сторон даже те из них, кто звезд с неба не хватает. И после того как они уходят, мы поддерживаем с ними отношения. Общаемся в «Одноклассниках», гуляем у них на свадьбах. Они для меня как сыновья. Выпускники до сих пор звонят мне и говорят: «Ма, ну как ты там?»

И снова без семьи

В машиностроительном колледже кадет Сергей Яковлев намерен изучать компьютерный дизайн, благо он еще в Усольском детдоме рисовать учился. Но, собственно, сам колледж ему подбирали по одному только критерию — главное, чтобы там давали общежитие. Ведь парню просто некуда возвращаться. Даже в увольнение он ездит только к своему другу (точнее — к его опекунам), с которым подружился здесь же. Ходят слухи, что Иркутский кадетский корпус сольется с Усольским, но это всего лишь слухи, рожденные в информационном вакууме.

— Кстати говоря, свободные корпуса есть в ИВАТУ, — говорит Андрей Зорин. — Там, с тех пор как два года назад вывезли курсантов, все еще висят расписания занятий на стенах учебной части. И постройки царские, добротные, в которых с 1874 года располагалось юнкерское училище. Один корпус рассчитан на 1000 человек — нам хватило бы и на казармы, и на учебную часть, и на столовую. Но нас туда никто не приглашает. К кому мы только не обращались: к президенту, премьер-министру, губернатору, министру образованию области, министру обороны РФ, режиссеру Никите Михалкову, публично выступающему за развитие кадетского движения... А воз и ныне там.

Гвардейский корпус успел создать отличную материально-техническую базу: здесь работают лингафонный кабинет, электронный тир, в аудиториях — электронные доски, есть даже манекен по оказанию первой помощи. Кадеты занимаются в двух ансамблях — народных инструментов и вокала. Создан даже музей. Но главное, что для мальчишек военизированное заведение стало домом, а коллектив — семьей.

— У меня здесь появилось много друзей, — рассказывает кадет-пятикурсник Александр Белкин, победитель областного конкурса «Воспитанник года». — И я сам очень сильно изменился. Я понимаю это, когда приезжаю в родной Саянск, где у меня живет мама. Праздно, без дела, шататься мне уже не интересно. Это неправильно, что корпус закрывают. У меня был шанс, он должен быть и у других ребят. Сам я хочу продолжать ходить в погонах, поэтому этим летом поеду в Красноярск — буду поступать в Сибирский филиал Санкт-Петербургского университета ГПС МЧС России.

Что дальше? Повторим, перспективу Иркутского кадетского корпуса его воспитанники и педагоги в данное время строят на догадках, в частности на слухах о том, что учащихся, многие из которых сироты, переведут в Усолье- Сибирское.

За разъяснениями мы обратились в правительство Иркутской области, и вот что нам ответили.

 Комментарий

— Иркутский кадетский корпус продолжит свою работу, — такой комментарий дал нашей газете министр образования Иркутской области Виктор Басюк. — В настоящее время на имя начальника Восточно-Сибирского территориального гарнизона генерал-майора Виталия Головача готовится письмо с просьбой продлить размещение корпуса на год. Одновременно министерством будет проработан вариант размещения кадетов в другом здании.

От редакции. Остается только надеяться, что для иркутских кадетов все-таки найдут новое помещение, поскольку аренду уже продлевали. Но проблема как была, так и осталась: ни кадеты, ни их воспитатели по-прежнему не могут планировать свое будущее. Набора новых кадетов на 2011—2012 учебный год уже не будет, и если аренду не продлят, то кадетский корпус, когда его покинут последние выпускники, просто исчезнет сам собой.

Метки:
baikalpress_id:  35 864