Как все запущенно...

В Приангарье официально зарегистрировано более 11 тысяч человек с диагнозом «наркомания»

«Вообразите, что из вашего рациона вдруг исчезли обычная поваренная соль и все специи. Какую бы пищу вы ни пробовали, она остается безвкусной. Если вы и раньше не любили соленого — полное отсутствие соли вначале несколько напрягает, но уже через месяц вы готовы за несколько кристаллов отдать что угодно». Так описаны ощущения бывшего наркомана в «Руководстве по наркологии» 2001 года. Ежегодно в Иркутской области умирает более 3 тысяч молодых людей в возрасте от 15 до 35 лет. Причины смерти разные, но большая их часть связана с употреблением наркотиков и сопутствующими заболеваниями. 1 января 2011 года в Приангарье было зарегистрировано 11 469 человек с диагнозом «наркомания», но Госнаркоконтроль считает, что официальная статистика не дает полной картины, так как реальные цифры погибших от наркозависимости людей гораздо выше.

Здоровый и глубокий пессимизм

Борьбу с наркоманией в России в целом и в Прианагрье в частности нельзя назвать успешной. В мире вообще нет стран, где удалось бы полностью решить эту проблему, но есть такие, которые добились большого успеха. Например, Швеция: там наркомания снижена до такого уровня, что интересует только специалистов, которые ею профессионально занимаются. В России все намного хуже. У нас нет масштабных программ лечения, профилактика хоть и дает результат, но не очень ощутимый, не разработаны механизмы социальной реабилитации бывших наркоманов. Хотя, термин «бывший» не совсем актуален: 85% прошедших полноценное лечение и реабилитацию пациентов возвращается к употреблению наркотика менее чем через год. Это порождает глубокий пессимизм не только у самих наркоманов, их родственников, но и у врачей, политиков, чиновников.

Если учесть, что в последнее время наркоманами, как правило, становятся дети, ситуация еще более усугубляется — школьников вовлекают не только сверстники, продавцы, но и наркозависимые родители. И даже если родители стараются каким-то образом оградить ребенка от беды, но не успевают распознать начало проблем, исправить ситуацию через некоторое время становится практически невозможно. Как правило, родители узнают о том, что их ребенок стал наркоманом, через три года, когда изменения во внешности, здоровье и характере уже невозможно скрыть. Шансы избавиться, например, от героиновой зависимости по истечении этого срока стремятся к нулю.

Как рыба в воде

Но законодатели ищут способы действенной работы. Сейчас в Госдуме рассматривается вопрос об ужесточении наказания за сбыт наркотиков несовершеннолетним. Разрабатывается единая система реабилитации наркозависимых лиц. Активно развивается международное антинаркотическое сотрудничество, приоритетным направлением которого является противодействие глобальной наркоугрозе, и прочая, прочая. Но к чему все эти слова, если наркоторговцы в России чувствуют себя как рыба в воде?

Читательница «Копейки», мать героинового наркомана с многолетним стажем, пожаловалась, что ее сын пытается «соскочить», но возвращается на иглу снова и снова. Ему почти 30 лет, он давно живет и работает в Иркутске, женат, воспитывает здоровую дочь. По словам матери, медики уже не хотят с ним даже разговаривать: они считают, что снимать интоксикацию в четвертый раз — занятие бесперспективное и лучше потратить время и медикаменты на другого человека, которому, может, и удастся совладать с собой после одного-двух курсов лечения. Чтобы в очередной раз лечь в кинику, молодой человек обивал пороги медицинских кабинетов несколько недель в ожидании освободившегося бесплатного койко-места. При этом читательница делает упор на то, что ее ребенок стал наркоманом не в Иркутске, а на малой родине — в Новой Игирме, где родился и вырос. Покуривать траву он начал еще в школе, затем перешел на тяжелые наркотики. Недалеко от его дома героином много лет торгует цыганская семья, о которой знают вообще все, включая полицию. Но закрыть барыг правоохранительным органам все эти годы мешают какие-то неведомые силы.

Нетривиальная борьба

Участники молодежного Байкальского клуба, недавно созданного в Иркутской области по инициативе губернатора Дмитрия Мезенцева, предложили свои идеи по профилактике наркомании в вузах Приангарья. Пока что молодые активисты обсуждают составные части программы «Территория без наркотиков» — ее планируется применять в высших учебных заведениях области. С одной стороны, кто лучше молодежи сможет объяснить, как вывести ровесников из-под удара? С другой — участники клуба настолько далеки от реального понимания проблем, что при детальном рассмотрении инициатива, к сожалению, оказывается обречена на провал.

Участники Байкальского клуба предложили проводить в вузах Иркутской области добровольное тестирование на употребление наркотиков и продумать комплекс мер по работе с теми, кто отказался его пройти. Это единственная здравая мысль, всерьез обсуждаемая на заседаниях молодежи с участием областного руководства. Другие варианты, вроде продажи билетов на концерты рок-групп только после экспрессс-тестирования на наркотики и профилактического показа «страшных фильмов про наркоманию», не выдерживают никакой критики. Успешные и активные молодые люди, как они себя позиционируют, не догадались даже пригласить ни одного наркомана или нарколога, чтобы услышать о проблеме из первых уст. Несмотря на это, глава региона делает на молодежь большую ставку, предлагая разработать положения, которые впоследствии могут быть адаптированы для всей России. Если активисты клуба не подойдут к вопросу более серьезно, то выйдет примерно так же, как если бы норильские сталелитейщики занялись реформой Иркутской областной филармонии.

Другой, куда более действенный, способ борьбы был продемонстрирован в Иркутске пару недель назад. Иркутянку, в чьей квартире располагался наркопритон, лишили жилья. По решению суда договор муниципального найма на квартиру в пятиэтажке по улице Розы Люксембург был расторгнут. Для Иркутской области, равно как и для всей России, это прецедент. В настоящее время бывшая хозяйка наркопритона отбывает срок в Тайшетской колонии, и теперь ей некуда возвращаться.

Еще несколько лет назад девушку предупреждали, что, если она не прекратит водить домой наркоманов, вопрос с выселением окажется вполне осуществимым. Более того, ее уже осуждали за организацию наркопритона, но тогда она отделалась условным сроком. В этот раз все оказалось серьезнее. Если раньше угрозы лишения квартиры носили скорее назидательный характер и за организацию наркопритона никого ни откуда не выселяли, то теперь ситуация изменилась.

Мнение эксперта

Чтобы выслушать мнение эксперта по вопросам лечения наркомании, мы обратились в одну из наркологических клиник Иркутска. Доктор попросил не называть его имени по той причине, что не считает целесообразным лишний раз афишировать методы лечения болезни. И не столько потому, что этот вопрос уже давно перетек в политическую плоскость, благодаря чему многие чиновники зарабатывают себе бонусные баллы, сколько из соображений интимности процесса.

По словам врача, ежегодно в Иркутской области лечение проходит около 2000 наркоманов — как анонимно, так и открыто. Но проблема в том, что почти никто из тех, кто попытался излечиться официально, при срыве в государственные клиники не возвращается. Наркомана, поставленного на учет, резко ограничивают в гражданских правах и свободах. Он не может получить водительское удостоверение, разрешение на оружие, ему закрыта дорога на ответственные должности и работу, связанную с повышенной концентрацией внимания. Кто добровольно распишется под статусом неполноценного человека?

После лечения в клинике никто не хочет даже вспоминать о том, что пришлось пережить. Это относится как к наркоманам, так и к алкоголикам. Людям стыдно за этот эпизод их жизни, и они совершенно оправданно не хотят видеть никого, кто был рядом в один из самых тяжелых периодов — таких же, как они сами, наркоманов и медицинский персонал.

Возможно, благодаря и этому наркомания скорее излечима, чем нет. Доктор рассказал, что есть немало примеров того, когда наркозависимые жители области становились по-настоящему бывшими. Подобных случаев могло быть больше, если бы не малый возраст и слабая воля пациентов. Дело врача — снять интоксикацию: это первый шаг к исцелению. Все остальное зависит от человека. Выдержит — будет жить. Сорвется — умрет, как и тысячи других больных наркоманией, от вирусных гепатитов, ВИЧ, СПИДа, передозировки и букета прочих неизбежных осложнений. Кроме того, доктор считает, что эффективная борьба невозможна, пока общество не изменило отношения к проблеме и не осознало серьезности положения.

Только факты

* Героиновый цунами накатился на Россию со стороны Афганистана. Поставки наркотика осуществляют около 200 афганских наркокартелей, которые располагаются в зонах ответственности военных контингентов США и НАТО.

* Основная часть героина в Россию и страны СНГ поставляется через границу Афганистана с центрально-азиатскими республиками — Таджикистаном и Кыргызстаном.

* Средняя стоимость чека — разовой героиновой дозы — в Иркутске составляет 300 руб.

* Наиболее пораженные наркоманией города области — это Иркутск, Братск и Ангарск.

* Телефон доверия Управления ФСКН по Иркутской области: (395-2) 200-049. По этому номеру можно оставлять анонимные сообщения о местах, где торгуют наркотиками.

* Круглосуточная служба психологической помощи по проблемам наркозависимости в Иркутской области: 8-800-350-00-95. Звонки бесплатны с любых телефонов Приангарья.

Метки:
baikalpress_id:  35 821