ИВВАИУ

80-летию уничтоженного Иркутского высшего военного авиационного инженерного ордена Красной Звезды училища посвящается

Были времена, когда летчиков Военно-Воздушных сил в нашей стране с любовью называли соколами. В их честь в 1938 году станцию московского метро назвали «Сокол». Назвали не случайно: рядом располагался Центральный аэродром, и знаменитые авиационные конструкторские бюро тоже были там, на «Соколе».

Неподалеку, в бывшем Петровском дворце, обосновалась прославленная Академия имени Н.Е.Жуковского. Словом, то был сугубо «военно-воздушный» район Москвы. За последние 20 лет аэродром зарос элитными новостройками, а знаменитые КБ оккупированы бесчисленными арендаторами, обосновавшимися в зданиях авиационных фирм. Академию из дворца прогнали. Остались только «авиационные» названия улиц да звонкое, крылатое имя — «Сокол»... Впрочем, молодому поколению оно мало о чем говорит. В метро мальчик спрашивает отца: «Папа, а почему станция так называется? Отец без малейшего колебания отвечает: «Когда-то здесь цари устраивали соколиную охоту». Как быстро стирается память!

...В Иркутске пока еще привычно и понятно звучит короткое слово — ИВАТУ. И как-то не укладывается в голове, что это название, как и московский «Сокол», уже поставлено в очередь на забвение. Территория, здания, старое имя — вот все, что осталось в городе от Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища. Двух лет не дожило оно до своего 80-летнего юбилея. В январе 2009 года, в разгар рождественских праздников, из Иркутска в спешном порядке были вывезены все курсанты. Летом 2010 года ИВВАИУ (бывшее ИВАТУ) официально прекратило свое существование. Жизнь города была неразрывно связана с училищем. Оно было его гордостью, надежным и безотказным помощником, украшением всех торжеств и парадов. Военные авиаторы оставили добрый след в истории Иркутска. Хочется верить, что в памяти иркутян слово ИВАТУ еще долго будет сохранять свой смысл и потомки не станут морщить лоб, мучительно пытаясь сообразить, что оно могло означать...

Чтобы служба каторгой не казалась

История военного училища в Иркутске уходит в далекий 1872 год. В то время российская военная мощь, которая держала в трепете всю Европу, на Дальнем Востоке была представлена совершенно незначительными силами. Через Сибирь тянулся бесконечный Московский тракт с редкими ямскими станциями, с многодневными перегонами от одного поселения к другому. Почта в Иркутск шла около полугода, а сообщение с Камчаткой занимало до полутора лет в один конец. Неудивительно, что офицеров, горевших желанием служить в этих «благодатных» краях, практически не было. Помимо чудовищной удаленности от Центральной России, службу в сибирских и дальневосточных землях осложняли суровый климат и очень тяжелый быт.

Поэтому еще до прокладки Великого Сибирского пути правительство выбрало самый простой и мудрый способ решения проблемы: для службы в «диких краях» готовить офицеров из числа местных жителей, для которых служба здесь не воспринималась бы как каторга.

В 1872 году по инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири и командующего войсками Восточно-Сибирского военного округа генерала от кавалерии Н.П.Синельникова было учреждено и 20 сентября 1874 года открыто Иркутское юнкерское училище. Это стало большим событием. Губернский город, управлявший Восточной Сибирью и Дальним Востоком, стал теперь еще и центром военного образования.

С самого основания училища его юнкера и офицеры активно включились в жизнь Иркутска. Они участвовали в обеспечении безопасности общественных мероприятий, помогали при ликвидации последствий стихийных бедствий. В летописи Иркутска сохранились строки о мужестве юнкеров, участвовавших в борьбе с пожаром летом 1879 года, когда Иркутск выгорел дотла.

В начале ХХ века выпускникам училища пришлось проявить свои профессиональные качества: новый век начинался новыми войнами. Первые георгиевские кресты были пожалованы выпускникам Иркутского училища за участие в китайском походе и Русско-японской войне. В годы Первой мировой войны войсковые командиры в своих письмах на имя начальника училища отмечали дисциплинированность, смелость, самоотверженность и неприхотливость воспитанников Иркутского военного училища. История сохранила имя выпускника 1903 года Николая Федоровича Компанейцева, ставшего одним из первых военных летчиков. В 1915 году за бесстрашные авиационные разведки Компанейцев был награжден именным георгиевским оружием.

Строили для юнкеров — построили для курсантов

До революции военное училище занимало здания на Троицкой улице и в Юнкерском переулке (ныне 5-й Армии и Ярослава Гашека). В 1910 году военным ведомством было принято решение о строительстве новых корпусов для военного училища и кадетского корпуса. Но юнкера никогда не учились в этих зданиях — просто не успели.

...Это был обычный российский долгострой. Первые фундаменты заложили в 1911 году, но основное строительство развернулось только в 1914-м. Начавшаяся мировая война мобилизовала со стройки квалифицированных работников. Им на смену пришли австрийские военнопленные и наемные китайские рабочие. Темпы работ резко упали. Тем не менее к 1918 году практически все здания были возведены, пришел черед кровельных и отделочных работ. Но — началась революция, стройка была заброшена. Октябрьскую революцию училище встретило в штыки в прямом смысле этого слова. 8 декабря 1917 года юнкера выступили против большевиков и через неделю уличных боев принудили новую власть к созданию коалиционного губернского совета. Но уже на следующий день к красногвардейцам подошли подкрепления, и восстание юнкеров было подавлено. Первый приход советской власти в Иркутск был недолгим: 11 июля 1918 года город заняли белые. Училище немедленно возобновило работу. В нем обучалось около 500 человек. Выпускниками того смутного времени были известный деятель Красной армии Семен Иванович Венцов-Кранц и литератор Владимир Яковлевич Зазубрин, один из основателей знаменитого литературного журнала «Сибирские огни».

Пятого января 1920 года белые покинули Иркутск. Часть юнкеров и преподавателей ушла вместе с отступавшей армией, другие, не пожелавшие продолжать войну против соотечественников, остались в городе. В Иркутске установилась советская власть. Сначала это были советы, куда входили меньшевики, эсеры, представители земства и крестьянства. Затем, 24 января, власть перешла к большевистскому ревкому. Главнейшей заботой новых властей была борьба с каппелевцами и разрозненными белогвардейскими отрядами. До училища не доходили руки, и оно осталось предоставленным самому себе. Последние документальные свидетельства о нем относятся к февралю 1920 года: юнкера признали советскую власть и добровольно взяли на себя охрану общественного порядка в городе... Вскоре после того, как угроза возвращения белых миновала, военное училище в Иркутске было закрыто окончательно. Это произошло, судя по всему, весной или летом 1920 года.

На пороге новой жизни

Десять лет недостроенные казармы и корпуса простояли в абсолютном запустении. Местные жители утащили со стройки все, что можно было снять или оторвать. К концу 1920-х годов это был мрачный, грязный пустырь, каждое лето зараставший густым бурьяном.

В 1929 году в Иркутск прибыл председатель Реввоенсовета СССР, народный комиссар по военным и морским делам Климент Ефремович Ворошилов. Он осмотрел город, провел совещание с руководителями. И в частности, поднял вопрос о необходимости создания за Уралом центра подготовки кадров для авиации. Иркутск вполне годился для этой цели по своему географическому положению, да и заброшенные здания военного училища и кадетского корпуса как нельзя кстати подходили для решения новой задачи.

Соответствующие решения были приняты, и в начале января 1931 года весь комплекс вместе с территорией был передан Наркомату обороны для создания на этой базе первой на всей территории от Урала до Владивостока авиационно-технической школы.

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  35 818