Убийство в законе?

Водители, по вине которых гибнут люди, все чаще уходят от наказания на... законных основаниях

Рост числа автомобилистов, совершивших наезд на пешеходов и не получивших справедливого наказания, просто пугает. Громкое дело Анны Шавенковой, чье имя стало практически нарицательным, далеко не первый и, как видно, не последний случай, когда смерть пешеходов остается только на совести водителя. В нашу редакцию обратилась иркутянка Фаина Николаевна Шатровская и рассказала, что ее семья почти два года ждет момента, когда состоится суд над водителем, под колесами машины которого погибла внучка Катя и сын ее подруги Азат. Однако вместо этого в марте семья получила на руки постановление о... прекращении уголовного дела. Водитель, сбивший Екатерину Цедик и Азата Мухаметзянова, ездит по улицам города, спокойно работает.

Смерть из-за...

— Я хочу, чтобы этот человек был наказан, — со слезами говорит пожилая женщина. — Следствие утверждает, что улица на месте происшествия была не освещена (хотя это не так, фонари там горели!) и что водитель просто не видел пешеходов. Но ведь фары его машины были включены! Если водитель плохо видел дорогу, почему он ехал так, что не мог затормозить? Я абсолютно уверена, что моя внучка погибла по его вине, но не знаю, как это доказать...

 ДТП случилось 17 ноября 2009 года вечером, в Рабочем. Екатерина Цедик (она работала в парфюмерном магазине) возвращалась домой. Как рассказывает ее бабушка, до этого Катя в Иркутске жила всего три года. В Иркутск она приехала из Черчета Тайшетского района с дочкой Оксаной. В родной деревне не было работы, не работала школа, а в Иркутске женщина (на тот момент ей было 25 лет) мечтала построить свой дом. Для этого она даже уговорила приехать в Иркутск своих родителей, а бабушка Фаина приютила всех. Как говорится, в тесноте, да не в обиде. Муж Кати научился делать мебель, а сама женщина поступила на заочные курсы дизайнеров. При этом она очень много работала, практически без выходных, экономила на всем. Увы, планам не суждено было сбыться. Вместе с Екатериной в тот роковой вечер с рынка возвращался и Азат, 15-летний сын ее подруги Светланы Мухаметзяновой. До дома они так и не дошли...

 Живыми Катю и Азата в последний раз видела Светлана К., жительница улицы Карпинской. В районе школы № 66 ее обогнали Екатерина и мальчик. У самой Светланы зазвонил телефон, и она остановилась поговорить. В этот момент мимо нее прошла машина темного цвета. Свидетельница даже запомнила госномер, поскольку улица в этом месте была хорошо освещена, а сам автомобиль, по ее словам, ехал очень быстро, что ее возмутило. Машина двигалась по своей полосе движения, по ходу движения обогнав сперва одну, потом другую попутную машину, а потом женщина услышала звук удара.

Когда подошла ближе, увидела два тела на проезжей части. Водитель разговаривал по сотовому телефону. Кстати, отдельные свидетельские показания доказывают, что звонил мужчина в этот момент вовсе не в скорую. Позже на место ДТП приехали его знакомые на машинах марки БМВ, «Ауди» и «Ленд-Круизер». Светлана К. сама пыталась вызвать скорую и милицию, но не знала, как это сделать с сотового телефона. В итоге скорую помощь вызвала незнакомая Светлане женщина.

 Что же произошло на дороге? Виновник аварии утверждает, что парень с женщиной переходили дорогу, он их увидел на расстоянии 10 метров. В феврале 2011 года был проведен следственный эксперимент, воссозданы обстоятельства ДТП. Специалисты экспертно-криминалистического центра областного ГУВД сделали вывод, что в данных условиях водитель «не располагал возможностью предотвратить наезд».

— Есть такое понятие — техническая возможность избежать ДТП, — комментирует следователь по ДТП Александр Довгополый. — Сюда включаются условия видимости, дорожные условия, скорость автомобиля, время реакции водителя. В Уголовно-процессуальном кодексе четко написано, что виновность водителя можно определить лишь в том случае, если у него была техническая возможность избежать наезда на пешехода. В данном случае тормозной путь автомобиля на той дороге, в тех погодных условиях и при той видимости, даже при соблюдении скоростного режима, составляет не менее 85 метров. То есть остановочный путь был больше, чем расстояние до пешеходов. Водитель сказал, что двигался со скоростью 60 км/ч. Мы это опровергнуть не можем, поскольку даже с такой скоростью, не нарушая правил, он не мог предотвратить наезд.

Без вины, но виноватые

Итак, следствие установило, что максимальная скорость автомобиля не превышала 64 км/ч. Свидетели говорят, что капот «Хонды» был основательно помят. Екатерина скончалась на месте, Азата увезли в реанимацию, где он умер, так и не придя в сознание от травматического шока. Он был единственным сыном у матери. У Кати осталась дочка — на момент гибели Оксане было всего 9 лет.

— Разве это справедливо? — возмущается Светлана Мухаметзянова, мать Азата. — Два человека погибли, а виновник спокойно ездит на своей машине, его даже прав не лишили. Он и в следующий раз что-нибудь совершит!

— Прекращение уголовного дела в случае гибели пешеходов отнюдь не единичный случай, — замечает Александр Довгополый. — Бывает, что еще на стадии доследственной проверки отказывают в возбуждении уголовного дела, поскольку нет вины автомобилиста. Дело в том, что в правилах дорожного движения прописаны обязанности не только водителей, но и пешеходов. Так, при выходе на проезжую часть пешеход должен убедиться в своей безопасности. К сожалению, у нас в Иркутске нет культуры движения ни со стороны автолюбителей, ни со стороны пешеходов. Следователь утверждает, что в их отделе крайне редко появляются «рецидивисты» — те, кто повторно давил пешеходов. А то, что данный водитель уже совершал наезд на пешехода, вроде как и не считается. В апреле 2008 года на том же самом автомобиле на улице Ленина он сбил женщину у стадиона «Труд». Пострадавшая отделалась переломом ноги, ее признали виновной.

Возникает логичный вопрос: кто будет «виноват» в следующий раз? — Машина у него не могла остановиться! — плачет Фаина Николаевна. — Зачем тогда такие машины по городу ездят? Я знаю, что водитель, сбивший Катю, занимает высокий пост в одной из крупных фирм города, но ни разу не видела его в лицо. За все время, пока длились судебные разбирательства, он лишь один раз передал нам и семье Азата по 50 тысяч рублей на похороны. Больше мы его не видели. Катю уже не вернуть, так хоть Оксанке бы помог!

— Иногда действительно бывает так, что водитель не успевает остановиться, — комментирует ситуацию юрист Виктор Григоров, адвокат семьи Пятковых, пострадавших в громком ДТП с участием Шавенковой. — Чаще всего это, когда в плотном потоке транспорта пешеход, которого пропустили идущие впереди машины, выныривает прямо перед капотом движущегося автомобиля. Но такие случаи очень редки. А случаев, когда водителя признают невиновным, намного больше. К сожалению, следствие не всегда действует должным образом, поэтому родственникам необходимо обжаловать постановление об отмене уголовного дела в суде. Именно так и собираются поступить родственники Екатерины Цедик и Азата Мухаметзянова. Их адвокат Дмитрий Манкуев сообщил, что решение о прекращении уголовного дела будет обжаловано в районном суде. Если органы правосудия все-таки согласятся с выводами следствия и уголовное дело не будет возобновлено, у родственников еще есть возможность подать иск в суд на основании ст. № 1079 Гражданского кодекса РФ. Юристы поясняют, что виновника аварии от материальной ответственности никто не освобождает. Как владелец источника повышенной опасности, вне зависимости от формы вины, он, по закону, обязан возместить причиненный материальный и моральный вред. В каком размере — установит суд.

Метки:
baikalpress_id:  14 567