Горячий лед

Житель Тельмы Иван Зуев вошел в пятерку лучших ледовых скульпторов мира

Про таких, как Зуев, говорят: талант от Бога. Он может создать произведение искусства чуть ли не из воздуха, и в его руках оживают песок, глина, лед и дерево. Сибиряк неоднократно побеждал на всевозможных региональных и всероссийских конкурсах, а в этом году на международном фестивале ледовых скульптур, который проходил в феврале на Аляске, Иван обошел сотню мастеров мира и занял пятое место.

Удивительно, но Иван Зуев никогда не учился в художественной школе. Конечно, в обычной средней школе по художественно-изобразительному искусству у него всегда стояла пятерка, однако в то время, когда он был школьником, рисовать было не модно. Ваня предпочитал бегать со сверстниками по улицам родной Тельмы, нежели ездить в художку, которая находилась в Усолье. Изучать художественные приемы, искать себя пришлось уже в возрасте.

— Теперь я знаю, что в линиях можно передать настроение, — говорит Иван. — По работам заключенных, например, можно определить режим содержания, увидеть одиночество художника, его тоску по близким. Любой персонаж можно одной линией сделать либо грустным, либо веселым. Свою первую скульптуру из дерева Иван сделал, когда вернулся из армии. В молодой семье родилась девочка, и будущий мастер начал делать деревянные игрушки.

— Я заметил, что с игрушками, которые делал ей я, — вспоминает он, — дочка играла гораздо охотнее, чем с покупными Барби. Когда что-то делаешь своими руками, то передаешь свою энергию этому предмету, пусть это даже деревянная игрушка.

Первые свои работы вырезал из березовых поленьев. Удивительное дело — до этого мог разве что стул да стол сделать, а тут любая вещь стала получаться. Брал, например, с собой в тайгу деревянные ложки. Мужики, увидев, спрашивали: «Сам сделал? А мне сделаешь?» Потом они уходили за ягодой, возвращались, а Иван им уже новые ложки протягивал. «Откуда?» — удивлялись мужики. — «Да только что ножом вырезал, держите!»

Со временем Иван вырезал для дома все, что можно: мебель, посуду, чайники. Сегодня, когда дочери уже исполнилось 17 лет, в его доме есть деревянные люстры и мозаичные деревянные полы, шторки из дерева и даже резные деревянные обои! Есть и непрактичные вещи, вроде огромного деревянного рыцаря. Впрочем, поделки из дерева всегда были лишь увлечением, приятным времяпрепровождением, а работал Зуев в то время на Тельминском спиртозаводе — оператором паровых котлов. Из 11 лет, отданных этому производству, семь лет «провисел» на доске почета. — Я вообще много профессий освоил, — улыбается скульптор. — Еще до армии выучился на токаря, освоил сварку. В армии служил в танковых войсках, так что теперь могу собрать и разобрать любую технику. Одно время держал большое хозяйство, поэтому и с работой фермера знаком не понаслышке.

Когда лед бывает горячим

В 2000 году о таланте самоучки узнали на областном телевидении — приехали корреспонденты, сделали занимательный репортаж. Так об Иване услышали на заводе горного оборудования — Усольмаше — и пригласили его попробовать себя в такой профессии, как модельщик литейного производства. Иван стал делать горно-шахтное оборудование, подъемные механизмы, драги для добычи золота. Его задачей было делать из дерева модели, которые потом отливали в металле. Так хобби стало профессией. А еще через три года Иван познакомился с известным в Иркутске мастером по льду Каримом Мухамадеевым. И тот пригласил тельминского самоучку присоединиться к коллективу иркутских ледовых скульпторов. Первой фигурой, какую смастерил Иван, едва взяв в руки стамеску, был зайчик. Он так удачно получился, что уже через две недели новоявленный ледовый скульптор ваял в сквере Кирова главных новогодних персонажей — Деда Мороза и Снегурочку. И вот уже семь лет Иван работает директором художественных мастерских ООО «Хрустальная лебедь».

— Несмотря на то, что начинал я с дерева, — говорит Иван, — потом пробовал и бетон, и песок, лед я люблю больше.

В нем огромная свобода, он податливый и очень благодарный материал. Лед очень романтичен и прощает многие ошибки. А еще мне очень нравится контакт со льдом. Да вы и сами можете убедиться: если взять в руки ледяную фигурку, которая очень понравилась, она не будет морозить руки — она будет греть!

— А не обидно, что ваши фигуры легко сломать, а весной они и вообще тают?

— Если бы фейерверк прибили к небу — он бы не был так интересен. Он зачаровывает именно потому что неуловим. Так же и с ледяными фигурами. Более того, здесь есть простор для совершенствования. Выполнив одну задачу, всегда ставишь перед собой новую, более сложную. В этом и есть интерес. Знаете, на Аляске меня больше всего поразил японский скульптор Джиничи Накамуро — старый такой самурай, многократный чемпион мира по ледовой скульптуре. Так вот он приезжает на этот конкурс не с нами биться. Он соревнуется с самим собой. Он придумывает и ставит себе цель: или он это выполнит, или все это упадет. Я видел съемки, когда его огромные скульптуры, 8 метров в высоту и 10 — в ширину, падали. А он после этого взбирался на обломки и комментировал: «Я не смог победить себя».

А вот в этом году японский «самурай» победил. Композиция Джиничи Накамуро — клетка с попугаем, высотой 6 метров, поставленная на полутораметровый стол — заняла первое место. Как отмечает иркутский мастер, по лишнему килограмму вправо или влево, и сооружение рухнуло бы. Но японец сумел найти баланс.

Второе место досталось американцу Стиву Брайсу, который поставил резную беседку и мозаичный пол и запустил туда леопарда. На леопарде было даже сделано волосяное тиснение. А вот команда из России, которую возглавлял Иван Зуев, заняла третье место. Они воссоздали изо льда историю города Фербенкса, в котором и проходил конкурс. В этом городе была написана повесть Джека Лондона «Белое безмолвие» — о подвиге, который совершили ездовые собаки. Они привезли больным людям лекарство, проделав путь в 1640 миль. И россияне сделали свою скульптуру именно об этих собаках.

— Если Джиничи или Стива узнают по почерку, — рассказывает Иван, — то мы там были впервые. Тем более почетно наше третье место. В команде из России кроме Зуева были скульпторы из Нижнего Тагила — Олег Клавдеев и Эдик Пономаренко. В сингл-блоке они обогнали даже своего командира, также получив бронзу. Самому Ивану за композицию в одиночном выступлении «Душа художника» досталось пятое место. И это в соперничестве со 104 участниками со всего мира!

Жизнь «Бонифация»

Как только начинается зимний сезон, у тельминского художника одна забота — возведение ледяных городков по всей области. Для этого он набирает учеников, которые приезжают к нему со всех уголков Пиангарья, чтобы поучаствовать в этих проектах. Иван с гордостью рассказывает, что теперь он научился не только с техникой, но и с людьми управляться. — Большая часть тех, кто приходит к нам, не выдерживает нагрузок, — рассказывает мой собеседник. — Холодно. Лед тяжелый. И даже многоразовое питание в день не помогает. Чтобы выдержать мороз (а мы работаем с десяти утра до часу ночи), есть необходимо каждые три часа. Приходится быть не только скульптором, но и психологом.

А также играть роль сказочника для детей. Иван может рассказать не одну забавную историю, связанную с ребятишками. Так, однажды он возводил ледяной городок в Черемхово. Подошла девочка лет десяти. «Что делаешь?» — «Белочку». — «Ух ты, и правда, белочка! А сделай мне что-нибудь?» Иван быстро мастерит из ледышки снежинку: «Держи!» Девочка уходит, но через десять минут возвращается и ведет с собой четырех мальчишек. Для них тоже приходится делать по снежинке. Еще через полчаса девочка приводит уже человек тридцать...

Но, когда сезон заканчивается, работы у скульптора из Тельмы меньше не становится. Он продолжает делать всевозможные фигуры из бетона, песка и дерева. Прямо сейчас он продолжает восстанавливать иконостас Тельминского храма. Реставрирует то, что возможно, а если нет — создает заново. Так, ему основательно пришлось потрудиться над Царскими вратами (входом в алтарь). Сейчас делает сандрики — звезды на иконостасе.

Кстати говоря, теперь у Ивана новое хобби — шахматы и гиревой спорт. Он капитан шахматной сборной Тельмы, каждый год участвует в первенстве Усольского района. Также он неоднократно получал призы по гиревому спорту на районных соревнованиях.

Сейчас, после конкурса на Аляске, Ивану поступают предложения со всего света. Люди хотят видеть работы иркутских мастеров на чемпионатах по льду и песку — в Польше, Латвии, Испании, Китае, Японии. Снова пригласили в Америку. Пока ваятель из Тельмы не знает, что он будет делать дальше. Одно точно — сейчас он уже созрел для работы с таким сложным материалом, как мрамор. Пока что готовится, собирает информацию, обдумывает. Но можно не сомневаться: все, к чему прикоснутся его талантливые руки, обязательно обретет новую жизнь.

Метки:
baikalpress_id:  14 564
Загрузка...