Медицинская сестра

Людмилу Васильевну Осипову ветераны войны называют легендой Иркутска

Наша героиня родилась в Ялте, в семье участника Гражданской войны Василия Попова, сражавшегося в составе 25-й стрелковой дивизии под командованием легендарного Василия Ивановича Чапаева. В семье чапаевца росло пятеро детей: сыновья Борис и Георгий и дочери Людмила, Наталья и Анна. В 1924 году семья переехала в Ленинград, глава которой строил Каширскую, Магнитогорскую, Сызранскую гидроэлектростанции. Людмила окончила в 1939 году среднюю школу и поступила в Ленинградский медицинский институт. Ей суждено было защищать Москву, выносить раненых на Орловско-Курской дуге, форсировать Днепр, Вислу, освобождать Украину, Польшу, Прагу, штурмовать Берлин.

...На второй день Великой Отечественной войны, 23 июня 1941 года, преподаватели и студенты Ленинградского мединститута собрались в актовом зале на митинг, на котором заклеймили вероломное нападение Германии на СССР.

Вторжение врага на территорию нашей страны Людмилу Попову, как и многих ее подруг, не только возмутило, но и удивило. Свыкшиеся с молвой о мощи Советского Союза и его непобедимости, студенты, как, наверное, и многие советские люди, не сомневались, что с гитлеровской агрессией будет покончено в течение нескольких недель, ведь в бой войска Красной армии поведут прославленные военачальники Клим Ворошилов и Семен Буденный.

Но шли дни, недели, а фашисты не только не были отброшены, но и быстро двигались вглубь страны. В короткие сроки они продвинулись на восток на 300—600 километров, захватили Латвию, Литву, часть Эстонии, часть Украины, почти всю Белоруссию. Над страной нависла смертельная опасность.

 Уже в октябре 1941 года 19-летняя Людмила Попова добровольно вступила в ряды Красной армии. Ее определили медицинской сестрой в сортировочный эвакогоспиталь Западного фронта. Сюда один за другим санитарные поезда доставляли с фронта раненых бойцов. Врачи и медсестры работали сутки напролет, спали урывками, ели на ходу, от усталости с трудом переставляли ноги.

Однажды пришел эшелон из-под Наро-Фоминска. Раненых было так много, что для них не хватило мест в вагонах. Часть раненых находилась на двух платформах. Попова меняла бойцам повязки. Подошла к одному офицеру, которому на вид было лет сорок. Шинель на нем была грязная, в рыжей щетине на щеках и подбородке запуталось несколько соломинок. Пока Людмила меняла офицеру окровавленный бинт на ноге, он не сводил глаз со стройных ножек медсестры. На другой день помытый и побритый офицер уже не казался ей сорокалетним.

— Сестричка, — обратился он к Поповой, — я из-за тебя вчера на платформе чуть не окоченел.

— Простите, что произошла задержка с выгрузкой раненых. Медперсонала не хватало...

— Как тебя звать, красавица? Где жила до войны?

— Жила в Ленинграде. Училась в мединституте. Зовут меня Людмилой. Есть еще ко мне вопросы?

— Больше нет. А меня зовут Валерием. Валерий Осипов. Запомни мое имя, на всякий случай, может, свидимся. Останусь живым — разыщу тебя... Таких встреч на фронте у Людмилы Поповой было немало. Она не считала их серьезным знакомством. Но старший лейтенант Осипов запал медсестре в душу. Она частенько его вспоминала...

 По степени важности и опасности работы с фронтовыми медсестрами могут сравниться разве что разведчики. Но разведка хоть вооружена подобающим образом, а тут — полная сумка бинтов, йода, и вся передовая в твоем распоряжении.

— Тяжело было на Курской дуге, — вспоминает Людмила Васильевна. — До сих пор отчетливо вижу танковый бой 5 июля 1943 года. От орудийных выстрелов стоял такой грохот, как будто небо превратилось в железный свод, по которому били стопудовые молоты. В перекрытиях блиндажей бревна прыгали, как клавиши. Небо заволакивалось дымом и пылью. От горевших танков, машин и человеческих тел несло смрадом, першило в горле, вызывало кашель. Мы укладывали раненых танкистов рядами на соломе и обожженные участки тел обливали раствором марганцовки, в какой-то мере облегчая страдания. И делали это до тех пор, пока их не развозили по госпиталям. На всю жизнь запомнила молоденькую телефонистку, которой вражеской миной вырвало часть кишечника. Будучи смертельно раненой, она сумела соединить провода, и телефонная связь продолжала работать. Девушка скончалась у меня на руках. И подобных случаев было немало...

Людмила Васильевна проползла с санитарной сумкой от Москвы до Берлина, не раз была на волоске от смерти. В поверженной Германии на колонне рейхстага поставила свой автограф.

Защищали Родину братья Людмилы Осиповой — Борис и Георгий. Двоюродная сестра, Валентина Попова, командовала ротой автоматчиков. Не всем было суждено вернуться домой: Борис Васильевич, летчик, погиб в Крыму, а Георгий Васильевич пропал без вести. Старшина медицинской службы Людмила Попова вернулась домой в 1945 году, продолжила учебу. Однажды до нее дошли слухи, что в институте какой-то майор разыскивает бывшую военную медсестру Людмилу. Попова не сомневалась, что это был Валерий Осипов, — сердце подсказало. «Ведь какой же настырный, — подумала она, — сдержал свое обещание».

Майор Валерий Осипов признался Людмиле, что полюбил ее еще под Москвой, во время встречи на платформе санитарного поезда, полюбил на всю жизнь, и она должна стать его женой. Людмила согласилась и никогда не жалела об этом.

По словам Людмилы Васильевны, Валерия Евгеньевича невозможно было не любить: у него был блестящий ум, замечательный характер. Они были рождены друг для друга. Их разлучила только смерть: в 1987 году полковника Осипова не стало.

Сама Людмила Васильевна 37 лет отработала в Иркутском противочумном институте, удостоена звания «Отличник здравоохранения СССР», много лет занимала должность ответственного секретаря совета ветеранов Октябрьского округа Иркутска и сегодня возглавляет комиссию по работе с фронтовичками и вдовами погибших воинов.

 «Мы, ветераны, блокадники, — написали в редакцию жители Октябрьского района Ольга Первушина, Людмила Быстрова, Антонина Макарова, Дарья Мосягина, Михаил Гаврилов, — восхищаемся этой женщиной, она дарит нам тепло и жизнелюбие. Людмиле Васильевне 88 лет, но она находится в строю. Ее по праву можно отнести к легендам города Иркутска».

Николай Алферов. Фото предоставлено советом ветеранов Октябрьского округа г. Иркутска.

Загрузка...