Как лиса медведя прогнала

Байкало-Ленский заповедник, который в свое время хотели назвать «Берег бурых медведей», место поистине уникальное. Это комплекс прекрасных таежных и гольцовых ландшафтов, где есть и лесотундра, и степные участки. Байкальский хребет разделяет заповедник на восточный макросклон, обращенный к Байкалу, и западный, более пологий, с прилегающими к нему огромными таежными массивами. Среди гольцовых сопок Байкальского хребта из красивого озера берет начало знаменитая на весь мир река Лена. Этот факт послужил основой для нынешнего названия заповедника. Но одно из трех лесничеств так и осталось «Берегом бурых медведей». Медведи и следы их жизнедеятельности здесь повсюду: косолапые бродят по распадкам и моренам, лазят в гольцах и спокойно прохаживаются по побережью. Мыс Покойный, где стоит центральный кордон заповедника, находится как раз в центре лесничества «Берег бурых медведей». Именно здесь базируется основная часть научного отдела. Некоторые сотрудники проводят в этих местах по полгода, а бывает и дольше. За это время приходится быть свидетелем многих интересных историй из жизни животных. Среди них есть и истории про медведей.

 Эту сцену от начала и до конца я наблюдала в бинокль. Однажды, взяв его, пошла к дереву, где на высоте 5 метров есть удобное местечко для обзора невидимых с земли мест. Основной моей целью было просмотреть открытые, травянистые участки южных склонов, которые у нас называют моренами. Солнце село, и наступило самое время для выхода сюда изюбрей и медведей. Было начало июня, и косолапые все более активно появлялись на открытых склонах гор.

Главной целью медведя, проснувшегося после зимней спячки, становится поиск пищи. Аппетит за зиму разыгрывается не на шутку, и, чтобы наполнить желудок, мишкам приходится много передвигаться. Хорошо, если осенью был урожай орехов и за зиму грызуны не всю паданку прибрали. Тогда косолапые остаются в кедровом стланике, доедают прошлогодние шишки. А если пусто в закромах, то ноги помогают кормиться не только волку, но и медведю тоже. Вот и бродят косолапые — ищут травку на моренах, разыскивают чужие заначки: разоряют муравьиные кучи и бурундучьи гнезда не пропустят, часто помимо запасов закусывая и их хозяевами.

И вот гляжу я со своего дерева в бинокль, вижу — вдоль морены идет медведь. Небольшой такой мишка, лет трех от силы, идет целенаправленно, без остановок. Только я перевела взгляд, чтобы посмотреть, нет ли кого на других моренах, а через секунду посмотрела на своего подопечного — и что же: нет его, будто сквозь землю провалился! А ведь шел он по открытому месту и не мог так быстро пройти. Вокруг ни деревьев, ни валунов, чтобы за них спрятаться. Недаром, видно, говорят, что у медведей есть способность исчезать на ровном месте.

Но вот что-то зашевелилось, и мишка появился так неожиданно, будто вылез из-под земли. Интересно, где он был? А рядом с ним еще и лиса появилась — вот чудеса... Большая рыжая лиса, ее хорошо видно и ее большой красивый хвост. Все понятно — медведь нашел нору лисы и хотел полакомиться рыжим потомством. Лиса не может тягаться с косолапым. Но мать, защищающая свое потомство, — непредсказуемое и отважное существо. Так и здесь: пока косолапый разрывал вход в нору, лиса металась рядом и не давала ему покоя, кусая за задние лапы. Мишка дергался, пытаясь достать ее лапой, но она ловко уворачивалась и кусала его уже с другой стороны. Протиснувшись в разрытый вход норы, медведь лапой пытался зацепить лисят, но не тут-то было. Лиса, кидаясь к медведю, жестоко кусала его сзади. Медведь, пятясь из ямы, со злостью кидался за плутовкой. Ему очень хотелось прихлопнуть ее, чтобы не мешала. Он крутился, пытаясь схватить рыжую. Но лиса более шустрый и изворотливый зверь, она ловко отскакивала и при этом сама пыталась атаковать косолапого. Медведь возвращался к норе и упорно продолжал разрывать вход, пытаясь добраться до заветной добычи.

Лиса, несмотря на упорство непрошенного гостя, не собиралась сдавать позиции. Ее укусы донимали медведя. Он в очередной раз с яростью попытался отогнать лису подальше. Она отскакивала, отбегала на безопасное расстояние, но, как только мишка возвращался к разрытой норе, опять отважно кидалась к нему, кусая снова и снова.

Это состязание продолжалось больше часа. Наблюдая за ними, я сильно переживала за лису и лисят, но ничем не могла ей помочь. В данном случае я была только свидетелем сцены из жизни дикой природы. В природе все закономерно. Все живое, большое и маленькое, можно выстроить в длинную пищевую цепочку, где кто-то кого-то ест и благодаря этому живет дальше и размножается. Видимо, когда лиса искала место для своей норы, то предусматривала вариант ее недоступности со стороны хищников, ведь это очень важно для безопасного выращивания потомства. И здесь сама природа помогла ей — путь к лисятам медведю преградил огромный валун. После очередной неудачной попытки вытащить добычу из норы уставший медведь пошел прочь. Он шел вдоль горы с деланым равнодушием, жуя травку и подкапывая корешки. Лиса залезла на скалистый пригорок над разрытой норой и наблюдала за уходящим хищником. Отойдя метров на пятьдесят, медведь вдруг развернулся и снова направился к норе. Лиса встретила его в полной боевой готовности. Она с яростью кинулась на косолапого, по-прежнему ловко уворачиваясь от ударов его лап. Мишка сделал несколько попыток подойти к норе, но теперь это у него не получилось. Мужество и агрессия матери-лисы стали непреодолимым препятствием даже для него. Медведь побрел теперь вверх по горе и больше уже не возвращался.

Назавтра рано утром, на самом рассвете, когда гора очень хорошо просматривалась, я решила посмотреть на разрытую нору. Интересно — осталась ли там лиса с лисятами или мать все же увела выводок в другое, более безопасное место? Я увидела трех весело играющих серо-рыжих лисят. Они носились друг за другом, выскакивая то из центрального разрытого входа, то из запасного заднего выхода. Видимо, мамаша решила не уходить, ведь убежище теперь было проверено на прочность. Когда я рассказала эту историю нашим сотрудникам, то один из них, охотовед с большим стажем, сказал, что это был лисин, отец семейства, так как выращивание детенышей у лис дело семейное. Мать же, скорее всего, была в норе, вместе со щенками. Я не знаю, так ли было в этой истории, но тот факт, что лиса (будь то мать или отец семейства) не испугалась медведя и прогнала его, заслуживает восхищения!

Загрузка...