Бесполезное молоко или бестолковые начальники?

Занятные строчки прочитал в вашей газете в статье под заголовком «Время сеять бизнес», в которой председатель одного из садоводческих клубов сообщает, что у членов клуба есть земля, они научились на ней грамотно работать, получают богатые урожаи, но не знают, куда девать излишки полученной продукции. Ну что ж, это обычная, много лет не решаемая проблема. Такое положение не только у дачников, но и у селян. Только тут оно гораздо серьезнее и сложнее. Известно, что за последний десяток-другой лет сельское хозяйство разного рода реформами и перестройками довели до ручки. Аграрные предприятия разоряются, люди из сел бегут от безработицы, нищеты и бесперспективности, и в целом даже население области уменьшается.

Пашня зарастает бурьяном. Как-то проходил по заброшенному полю, увидел кучу мусора, где виднелись бутылки из-под водки и пива, на этикетках которых желтели тучные нивы и выделялась надпись: «Ячменный колос». Разве таким колосом должна произрастать пашня! И пока деревню не добили, надо принимать действенные меры.

Необходимо организовать закуп сельхозпродукции, тем самым оказать крестьянству внимание, достойно оценить его труд. И назовем это программой-минимум возрождения деревни. ...Но вначале пройдемся по нашим магазинам, с полок которых на посетителей обрушивается в первую очередь водопад винно-водочных изделий. А вот молоко, эликсир жизни, сразу и не заметишь. А если приглядеться к этикеткам на молочных пакетах и банках, то по ним можно географию страны изучать, хоть в школу не ходи. Из каких только весей к нам не завозят молоко: из Красноярска, Омска, Алтая и даже из «космических» далей, родины первого космонавта земли — Смоленска. Вьется по банкам крабовая вязь китайской грамоты: сухое молоко... Есть и наше, иркутское, но на таком фоне оно смотрится как сирота. Известно, что за последние годы поголовье скота в общественном секторе резко уменьшилось, но зато на частных подворьях в целом выросло. Одно время в Усть-Ордынском Бурятском округе была установлена стимулирующая плата за каждую корову, что позволило увеличить поголовье скота. А в период кампании по воссоединению округа и области было обещано увеличить эту плату вдвое. Но сейчас про это как-то не слышно.

Да и власти округа, установив плату за корову, не довели процесс до логического конца в виде решения вопроса с реализацией молока, т. е., сказав «а», не сказали «б». Конечно, надо отметить, что были некоторые потуги сделать это, но все это не решило проблемы.

 Каждый из вас наверняка наблюдал такую картину: стоит женщина на пыльной дороге, на семи ветрах, под жгучим солнцем и продает молоко, мед, картошку. Смотришь на это, и больно становится: почему человек, который своим трудом получил полезную, экологически чистую продукцию, должен стоять с протянутой рукой? Наоборот, это к нему надо прийти, прийти в каждый сельский дом с достойным предложением по закупу продукции, а не оскорблять закупочными ценами.

Некоторые временщики, живущие одним днем, с умным видом цедят сквозь зубы: закуп крестьянской продукции — дело хлопотное и нерентабельное, дешевле откуда-нибудь «из-за бугра» вагонами гнать, чем везти из наших сел.

Но ведь задолго до революции во многих губерниях молоко свозили на лошадях, сдавали на переработку и получалось, например, отличное масло, которое ценили даже в Европе. Почему молоко вдруг стало никому не нужным, экономически невыгодным продуктом?

Решение вопроса с реализацией сельскохозяйственной продукции и молока, особенно в летний период, с частных подворий покажет, будет ли дальше деревня влачить жалкое существование или появится какой-то проблеск надежды.

Артамон Николаевич Оширов, п. Новонукутский

Свои вопросы вы можете задать по телефону 27-28-27 или по электронной почте: boriss@pressa.irk.ru

Метки:
baikalpress_id:  49 875