В обнимку с нерпой

В Иркутске состоялось открытие персональной выставки московского фотографа Ольги Каменской «Байкал. Царство воды и льда»

Для жителей Иркутской области эта выставка интересна прежде всего тем, что здесь можно посмотреть на свой родной край со стороны — ведь москвичка Ольга Каменская впервые оказалась на Байкале только в 2007 году. И озеро, которое для иркутян привычно, для нее открылось как мистическое и самое загадочное место на планете. При этом ракурс, который она выбирает, недоступен и местным жителям, поскольку большинство ее фотографий сделаны под водой. На многих снимках запечатлена пугливая нерпа. Более того, с ней Ольга плавала практически в обнимку.

Сама Ольга считает себя фотографом-любителем. Хотя и не отрицает того факта, что уже набралась достаточного опыта, чтобы выйти на профессиональную арену. По образованию она педагог, работает в настоящее время инструктором по подводному плаванию, а также проводит мастер-классы по подводной фотографии. Свою первую подводную камеру Каменская взяла в руки в 2003 году и с тех пор не раз становилась лауреатом многих российских и международных конкурсов.

Ольга побывала с фотокамерой на земле и под водой во многих прекрасных местах на всех континентах. Она снимала подводный мир Белого и Баренцева морей. Фьорды Норвегии, вулканы и медведей на Камчатке, черепах и акул на Галапагосах. Слонов и львов в странах Азии, китовых акул в Австралии. Пирамиды и китов в Мексике, водопады и морских львов в Аргентине, пингвинов и айсберги в Антарктиде. В некоторые из этих мест приезжала повторно, а вот на Байкале она была уже 10 раз.

Десятого февраля она снова приехала в Иркутск — на этот раз на презентацию своей фотовыставки. Она открылась 11-го и продлится до 25 февраля.

— Ольга, вы, кажется, побывали уже во всех уголках мира, но свою первую персональную выставку посвятили именно Байкалу. Он действительно производит такое сильное впечатление?

— Я еще выпустила свой первый фотоальбом с фотографиями Байкала, в который вошло около 200 снимков. И когда я его подписываю, так и пишу — «из самого лучшего места на планете». Здесь потрясающая энергетика! Она позволяет человеку оценить свое место в этом мире и меняет отношение к природе. Байкал — мое любимое место на Земле. Все остальные места прекрасны, но пока они не вдохновляют меня на выставку.

— В январе вы устраивали эту выставку в Москве. Отличается ли то, что вы показывали москвичам, от того, что представили сейчас жителям Иркутска?

— Конечно. В Москве мы делали специальные декорации в зале, чтобы люди, которые никогда не видели Байкала, смогли, образно выражаясь, погрузиться в него с головой. В Иркутске, к сожалению, нам не удалось найти зал, в котором мы смогли бы разместить 73 фотографии, отобранные для выставки: они ведь очень большие. Поэтому сейчас картины можно увидеть сразу в трех местах — в Музее города Иркутска, аэропорте и арт-галерее Dias.

— Некоторые иркутские фотографы заявляют, что лед — это скучно, что в этом уже невозможно найти ничего нового. А у вас очень много фотографий с льдинками...

— Если честно, иркутским фотографам я очень завидую. Ведь они могут видеть Байкал гораздо чаще, и в разных состояниях: когда лед замерзает и когда он тает. Я впервые оказалась на Байкале в марте, то есть в первый раз увидела его именно замерзшим. Байкальский лед меня восхитил, и это было очень сильное впечатление. Возможно, оно и заставляет меня каждый раз возвращаться. Впрочем, теперь мы стараемся приезжать в разное время. Так, в последний свой визит открыли для себя золотую осень на Байкале, когда в октябре плавали на корабле на Север.

— У вас большая команда?

— Небольшая. Она состоит из четырех членов семьи и примыкающих к нам друзей. Хотя теперь нас уже пятеро, ведь старший сын женился. Кстати говоря, именно Артем в нашей семье стал нырять первым, постепенно подтянулись и остальные.

— А как вам удалось сделать подводные фотографии байкальской нерпы — она ведь к себе не подпускает?

— О, для этого была организована специальная экспедиция, в которой участвовали как ученые, так и егеря. На самом деле я не первая, кто с ними плавал, но вот фотографий до этого никто не делал. Взрослых нерп я фотографировала летом, на Ушканьих островах. Приходилось, конечно, подкрадываться, однако выручали меня прежде всего длиннофокусные объективы. Сложнее всего снимать их под водой, ведь никогда не знаешь, как нерпа себя поведет. Если человеческое общество их не устраивает, то они не плавают рядом. Но больше всего мне запала в душу съемка маленького нерпенка в апреле 2009 года. У нас с ним сложились удивительные отношения. Думали, повезет — сделаем только один кадр. Но в результате минут пятнадцать он играл с нами, плавал вокруг, тыкался мордочкой нам в маски. И мы даже не знали — то ли снимать его, то ли с ним играть. А до этого около двух часов мы провели с ним на поверхности. Ложились рядом, и он уже воспринимал нас как равных. Наверное, привыкал, как и любой маленький ребенок.

— Ольга, а чем вас привлекла именно подводная фотография?

— Тем, что под водой находишься в полнейшей тишине, в состоянии парения, а вокруг невообразимая красота. На Байкале это мистическое состояние только усиливается. Хотя это экстрим, конечно. И риск. В Байкале, например, очень многое хочется сфотографировать, но вода очень холодная. Часто встает дилемма: всплыть и согреться или продолжать съемку?

— Бывало страшно?

— Конечно. Особенно в тот момент, когда лед начинает двигаться. Под водой звук усиливается, и кажется, что очень громко. И непонятно, с какой стороны это происходит. Но все равно продолжаешь снимать.

— Есть уголки на Земле, где вам еще хотелось бы побывать?

— Хочу съездить еще на Северный полюс, на север Канады. Есть еще множество разных островов в океанах. И конечно, мы будем приезжать на Байкал. Ведь, несмотря на то что мы уже дважды на корабле прошли его с юга до севера, я считаю — мы только начали его познавать. Поэтому в марте мы опять поедем на Ольхон. Будем добираться до Ушканьих островов по льду.

Метки:
baikalpress_id:  35 755
Загрузка...