Миссия выполнима

Иркутянин, ныне питерский студент Павел Олисов посетил этим летом самые знаменитые каньоны американского Запада

Павел Олисов, пятикурсник Санкт-Петербургского университета гражданской авиации, скалолазанием увлекся еще в Иркутске, школьником. Однажды, вместе с одноклассниками оказавшись на скале «Витязь», он увидел смельчаков, которые карабкались по отвесным каменным кручам не хуже супергероев Голливуда: без перчаток, в обычных кедах; из страховки — одна веревка. С тех пор Павел накрепко связан с этим видом спорта для красивых и отважных. За годы учебы в Северной столице иркутянин вошел в тридцатку лучших скалолазов города Питера, сдал на разряд (он кандидат в мастера спорта). Покорял скальные маршруты на Байкале, в Саянах, Карелии, Крыму. А этим летом прокатился вдоль западного побережья Америки и воочию полюбовался на знаменитые каньоны национальных парков США, «чудо света» Гранд-каньон. Полазить сильно не полазил, но по многим прошагал.

Часть первая. Как стать скалолазом

Ближе к небу

Павел Олисов — будущий инженер по техническому обслуживанию летательных аппаратов и авиационных двигателей. Но о самолетах и большой авиации не мечтает. Предпочитает касаться неба руками — с вершины скалы, когда покорит очередную. Увлечение подниматься по каменному бездорожью началось в Иркутске — Паше было пятнадцать.

— Первый мой опыт случился на скале «Витязь». До этого я даже не знал, что такой вид спорта существует и люди этим занимаются, — рассказывает Павел. — Увидел — запало в душу. Стал искать секцию. Через туристический кружок попал на скалодром в политехе.

Пришел к моему первому тренеру Марине Сергеевне Ивановой, учился, слушал ее советы, ребята, с которыми я занимался, подсказывали.

— Помимо упорного желания покорить вершину скалолазу необходимо снаряжение...

— Нужно, но его не было. Лазил в обычных кедах. Скалолазу требуется обувка — специальные туфли, скалолазные. Если можно провести аналогию, это те же балетные пуанты — на три размера меньше и сильно жмут, сделаны из резины, нога очень плотно в них сидит, пальцы не разгибаются. Это позволяет ставить ногу на очень маленькие выступы, не соскальзывать. Туфли без всяких шипов, вовсе не такие, как думают обыватели. Первые собственные появились у меня через полгода после начала тренировок, купил за 3500 — даже тогда это было дорого.

— А перчатки нужны?

— Никаких перчаток, только мешочек с магнезией — белым порошком, который используют спортсмены-атлеты, чтобы руки не потели. Лезу в шортах, майке и, естественно, надеваю обвязку — специальное устройство на поясе, где крепится веревка. Обычно на учебных трассах на самом верху имеется стационарное кольцо — его изначально изготавливают. Через него продергивают веревку: к одному концу привязываешься ты к обвязке, а к другому — страхующий тебя человек, который остается на земле.

— Что поднимает скалолаза вверх?

— Скалолазание — такой вид спорта, в котором задействованы все группы мышц. Руки, ноги — все должно быть сильное, как у древнегреческого атлета. Но железо не тягаем, оно способствует наращиванию не той мышечной массы, которая будет работать и давать полезный КПД, — она нужна просто для объема. А для скалолаза очень важно соотношение веса и силы.

Когда я начал заниматься, был не особо физически развит. Сейчас с этим получше, но все равно остаются проблемы с растяжкой. Это очень важно: бывают неудобные положения, надо по-разному закидывать ноги, поэтому желательно тянуться каждый день, а у меня не получается...

— А на одном пальце нужно уметь висеть — или это штамп из кино: держится герой над пропастью на мизинце?..

— Если ты хочешь добиться результатов, выступать на соревнованиях, побеждать, то, конечно, тренируешься, подтягиваешься на одной руке и все такое... Зависит от того, какую цель ставит перед собой человек.

Спорт: любовь и коварство

В Иркутске Павел учился лазать по скалам три года: тренировки по 2—3 часа, обычно три раза в неделю, но бывало и пять.

— Я чувствовал огромное наслаждение, — улыбается Павел. — Устал, не устал — бежал на тренировку.

В Питере, куда после окончания лицея иркутянин уехал учиться в университете, бросить скалолазание он уже не мог — сразу стал искать секцию.

— По сравнению с Иркутском там очень много залов, — вспоминает Павел. — Я переходил из одного в другой, пока не нашел своего тренера — единственного человека, который взялся за меня тогда. Поверила в меня Ольга Андреевна Никитенко, из школы № 495, которая входит в питерскую федерацию скалолазания.

— А потом пришли успехи...

— Ну не такие уж грандиозные, — скромничает Павел.

— Свой первый соревновательный опыт я получил еще в Иркутске, — вспоминает он, — когда участвовал в состязаниях для новичков — тех, что занимались год. Заработал бронзу по городу. Никогда не забуду этого третьего места. Два этапа — квалификация и финал. После квалификации я шел на первом месте, с лучшим показателем, но потом перегорел. Ни в одном виде спорта я не испытывал такого нервного давления — когда начинаешь лезть, у тебя сбивается дыхание, забиваются руки и просто не справляешься с собой психологически. На этих соревнованиях, рискуя, я в первый раз сильно упал — пролетел метра два и ударился о стену. И потом какое-то время испытывал страх перед лазанием с нижней страховкой.

— Как в Питере пошел спортивный рост?

— Я столкнулся с тем, что в Питере намного больше скалолазов, серьезная конкуренция и более высокий класс спортсменов — они сильнее.

— Что нужно показать скалолазу на соревнованиях, быстрее и лучше всех выполнить?

— Соревнования бывают трех видов: трудность, скорость и боулдеринг. Скорость — понятно: крутятся два одинаковых маршрута, два человека одновременно стартуют, и кто первый долезет до финиша, тот и молодец. Трудность: крутится маршрут какой-то сложности, кто дальше по нему пролезет, тот и выигрывает. А боулдеринг — это где-то пять коротких маршрутов длиной в пять движений и перехватов, но они повышенной сложности. Трудность трассы зависит от зацеп, их видов — камней, за которые хватаются скалолазы, расстояния между ними, рельефа скалы. У тебя только руки и ноги — никаких скоб, молотков...

Рядом с крымскими ящерицами

В течение учебного года спортсмен лазал по окрестным питерским скалам, тренировался в Карелии, где удивительно красивая природа. На спортивные сборы три лета подряд Павел с товарищами отправлялся в Крым — в поселок Никиты: недалеко от Ялты, в горы на две недели — месяц.

— Снимали жилье недалеко от скал, — рассказывает спортсмен. — Море — полчасика пешочком, но мы жили высоко. Когда были силы, поначалу бегали купаться часто. Но потом — после двух тренировок, утренней и вечерней... Вставали рано, в шесть утра, до солнца, после 10 часов лезть тяжело, жарко.

— Не знаю, что за массив, по которому приходилось взбираться: это отдельно стоящие, разбросанные, большие камни. Пробитые готовые трассы различной категории сложности. Очень много ящериц на скалах, — смеется Павел.

В Крыму Павел достиг наибольшей своей высоты — 110 метров.

— И как там наверху, на 110 метрах?

— Красиво! — мечтательно говорит он. — Когда преодолеваешь маршрут, такое чувство гордости, самоудовлетворения! Наверное, это то же самое, что испытывают игроки, когда выигрывают серьезный матч. Скала как будто твой соперник. Когда ты пролазишь — ты победитель.

— Но внизу — пропасть. Неужели не страшно?

— Да, бывают такие моменты, когда ты на точку страховки посмотрел, на веревку, тебе кажется — какой-то узел ненадежный ты завязал. Становится как-то неприятно, но стараешься быстро собраться, успокоиться.... Главное — никогда не паниковать и все действия выполнять размеренно: вверху правильно продернуть веревку, не ошибиться, потому что может так произойти, что ты окажешься не привязанным к кольцу. Надо следить за каждым своим движением — всегда думать, что делаешь...

Современное скалолазание не более опасный вид спорта, чем футбол, считает Павел. Футбол даже травматичнее. Главное — соблюдать технику безопасности.

— Бывают, конечно, всякие случаи, на моей памяти люди падали. Но в основном роль играл человеческий фактор — сам виноват, ошибся, либо человек, который тебя страхует.

Я срывался — все срываются... В полете не успеваешь ничего почувствовать. Иногда жестко приземляешься, но в основном довольно-таки мягко, да и не страшно.

О путешествии иркутянина по Дикому Западу читайте в следующем номере.

Метки:
baikalpress_id:  14 278