Борьба за жизнь

Один день корреспондент «Копейки» дежурил вместе с врачами Центра медицины катастроф

Семнадцатое января 2011 года для двухлетнего Кости Хасанова из поселка Залари стало самым жутким днем в его еще не долгой жизни. Весь день малыш, как обычно, провел в кругу своей семьи. Дома были папа и старшие братья. Вечером с работы вернулась мама, которая приготовила ужин и согрела в электрическом термосе чай. Всем казалось, что малыш находится под надежным присмотром. Было уже около восьми часов вечера, когда что-то на кухонном столе привлекло внимание ребенка. Он встал на свой детский стульчик, потянулся, стульчик перевернулся, и Костя, падая, ухватился за первое, что попалось под руку. К несчастью, это был четырехлитровый термопот, до краев наполненный кипятком. Стоградусная вода мгновенно обварила ребенку лицо, шею, грудь, руки, спину, часть живота... Скорая приехала быстро — уже через 15 минут. В состоянии шока ребенка доставили в реанимационное отделение Заларинской ЦРБ. Здесь ему предстояло провести двое суток: требовалось время, чтобы вывести его из шока и оказывать первую помощь. В четверг за ним приехала бригада территориального центра медицины катастроф Иркутской области. Малыша, получившего ожог 50% поверхности тела, необходимо было перевезти в ожоговый центр города Иркутска.

Неслучайные люди

В прошлый четверг врач анестезиолог-реаниматолог выездной педиатрической бригады территориального центра медицины катастроф Иркутской области Юлия Смирнова и медсестра высшей категории Ольга Серебренникова, едва заступив на дежурство, отправились в Залари — за Костей. Как всегда, всю информацию о пациенте они получили предварительно по телефону от своих коллег. В течение последних двух суток они консультировали реаниматологов Заларинской ЦРБ, вносили свои коррективы в лечение ребенка, и теперь они знали о его травме все. Перед поездкой в Залари иркутские врачи первым делом проверили наличие кислорода в системе машины и аппарата искусственной вентиляции легких. Взяли с собой все самое необходимое — кислородную укладку, респираторы, тонометр и внутривенные растворы.

— Никогда не знаешь, что может пригодиться, — по ходу дела рассказывает Юлия Смирнова. — Раз на раз не приходится. Иногда в дороге состояние пациента ухудшается и требуется привлечение всех наших сил. Иногда мы прямо в дороге проводим лечение.

Врачи Центра медицины катастроф всегда приезжают туда, где дорога каждая минута и жизнь в буквальном смысле висит на волоске. Они помогают людям выжить в самых страшных катастрофах — после пожаров, наводнений, взрывов и в автомобильных авариях. Приезжают они и в тех ситуациях, когда бессильны врачи районных больниц. При этом перечислить все случаи, по которым им приходилось выезжать, просто невозможно: это и ожоги, и травмы, и отравления, и заболевания дыхательных путей. Одно можно сказать уверенно — в их практике нет легких выездов.

— Меня больше всего ужасает жестокое обращение с детьми, — говорит Юлия, — равно как и те случаи, когда дети оказываются предоставлены самим себе. Как ни крути, а большинство детских травм происходит по вине взрослых.

Отсюда и сезонность. Летом педиатрическая бригада Центра медицины катастроф чаще всего спасает детей, получивших либо черепно-мозговую травму, либо травму груди или живота. Такие травмы чаще всего получают в ДТП или после падения с высоты. Зимой заболевших пневмонией вывозят из районов, где часто не хватает специалистов и необходимого оборудования.

Территория Иркутской области огромна. Порой для того, чтобы спасти чью-то жизнь, врачам приходится вылетать на вертолете или даже самолете. На машине из Иркутска ездят только до таких райцентров, как Тулун и Жигалово, это 6—7 часов пути. И тут главное — успеть доехать. Не было в практике у Юлии Смирновой случаев, чтобы не успела она довезти до Иркутска доверенного ей пациента. Но бывало так, что бригаду разворачивали на полдороге...

— Тяжело смотреть на детские страдания, — говорит Юлия, пока автомобиль пробирается сквозь иркутские пробки. — Но, с другой стороны, всегда приятно видеть, как ребенок поправляется. Ведь мы стараемся следить за судьбой ребятишек, которых приходилось перевозить: подтвердился ли диагноз, каково дальнейшее течение болезни? Каждому ребенку, с которым работаешь, отдаешь часть своей души. Без этого пропадает смысл всей работы, ведь наша задача не просто довезти ребенка до больницы, главное — спасти ему жизнь.

Случайных людей в нашей профессии нет — это факт. Обычный человек не смог бы проработать тут и неделю — настолько работа экстремальная. Врачи Центра медицины даже еду с собой в дорогу не берут — просто потому что, даже когда есть что, не всегда бывает время перекусить. — Это все второстепенно, — вставляет свое слово Ольга, — это вам любой из реанимации скажет. Когда идет борьба за жизнь ребенка, о себе уже не думаешь...

Холодный жар

В районную больницу поселка Залари педиатрическая бригада Центра медицины катастроф приехала в 13.30. Здесь их встретила местный анестезиолог-реаниматолог Екатерина Гапоненко:

— Ребенок из шока вышел, но состояние его очень тяжелое, — рассказала она. — Пузыри на теле вскрылись, и теперь половина тела — одна открытая рана. При таком обширном ожоге через обожженную поверхность идет сильная потеря жидкости, наступает быстрое обезвоживание. Поэтому мы подготовили мальчика в дорогу — прокапали раствором, чтобы восполнить объем жидкости в организме.

Сразу после приезда иркутские врачи осмотрели Костю, перевязали, поставили обезболивающий укол, мочевой катетер. Когда малыш уснул, его стали собирать в дорогу.

— Вот ведь как бывает, — говорит Татьяна Хасанова, мама Кости. — У меня четверо детей, старшему — восемнадцать, еще двоим — 16 и 14 лет. И первый раз я в такую ситуацию попала! А самое главное — мы ведь дома печку топим, и Костя никогда к огню не лез. А термос снаружи холодный, и вот как вышло!

По женщине сразу видно, что она очень сильно переживает. Даже на улицу выскакивает в одном халате, а на вопрос, не холодно ли, отвечает: «Мне жарко! Уже третий день так жарко!» Татьяна Хасанова работает в этой же больнице. Ее все здесь называют кормилицей, потому как работает она на кухне, разносит больным еду. Вот и врачей из Иркутска встретила приветливо: сварила пельмени, накрыла стол. Но в дорогу с маленьким Костей поедет не она, а папа Валерий. Дело в том, что Татьяна на сносях — в их семействе через два месяца снова ждут прибавления.

Выехали из Заларей в 14.30. Ехали быстро, благо почти все водители на пути уступают дорогу машине скорой помощи. Вечером, в половине шестого, маленький Костя уже был в Иркутске. Все время, что он провел в пути, состояние у него было стабильное, пульс и давление в норме. Врачи просто следили за ним и, когда он просыпался, давали пить.

Сейчас Костя Хасанов находится в отделении термической травмы иркутской клинической больницы № 3. Здесь ему сделают пересадку кожи. Остается надеяться, что уже очень скоро ему ничто не будет напоминать о том страшном понедельнике.

Цифры

В территориальном центре медицины катастроф Иркутской области круглосуточно дежурят 4 бригады: экстренного реагирования, детской реанимации, неонатальная хирургическая бригада (для новорожденных с различными пороками) и неонатальная нехирургическая (для детей, родившихся раньше срока). В сутки врачи Иркутского центра выезжают на 4—8 заданий. Всего в год 1200—1300 выездов. В штате центра работает более 70 специалистов. В дежурном режиме всегда находятся 4 вертолета — в Иркутске, Нижнеудинске, Братске и Киренске — и два самолета: Ан-24 и Ан-26. В 2010 году помощь Центра получили 2947 человек.

Метки:
baikalpress_id:  14 216