Совята

Б ольше 15 лет мы с мужем Сергеем работаем в Байкало-Ленском заповеднике, очень много времени проводим среди дикой природы. База наша находится на мысу Покойном, на берегу красивого залива, где также располагается центральный кордон заповедника. Живя здесь, мы имеем возможность постоянно наблюдать за природными явлениями, за жизнью зверей и птиц. С появлением цифрового фотоаппарата появилась возможность снимать интересные моменты из жизни обитателей таежного уголка.

Весна — это радостная пора хлопот и обновлений, пора первых проталинок и теплых порывов южного ветерка, время пробуждения природы, ее ликования и торжества.

 Каждый новый весенний день наполнен радостным ожиданием оживления природы и новых встреч, где умиляет даже простая мушка, которая оттаяла после зимней спячки и еще полусонная летает и жужжит на всю округу. Весна!

 Большое оживление вносят птицы: кружатся стайками, щебечут и радостно рассказывают друг другу новости перелетов. Но не все прилетели сюда, чтобы загнездиться и обзавестись потомством. Некоторые, отдохнув и подкрепившись, через день или неделю исчезают, а на смену им как по расписанию появляются новые. Именно в этот короткий период мыс Покойный можно назвать птичьим базаром. Кого только не увидишь и не услышишь здесь на пролете: и куличков, и уточек, и дроздов, и самых разнообразных мелких пташек. Но период знакомств и брачных отношений проходит, и те, кто не улетел, распределяются по парам для более важных дел. Необходимо построить гнездо, отложить яйца и вырастить птенцов. В эту пору все затихает. Уже не слышно заливистых переборов на любой лад, птицы как будто исчезают. Даже вороны, которые без конца летали и каркали, примолкли. Может, потому что внешне они очень приметные и кричат не особо приятно для нашего слуха, они и кажутся такими надоедливыми. Когда идешь по лесу, то воронье гнездо можно сразу приметить — строится оно основательно и не на один сезон.

 Как-то раз мы с мужем Сергеем заметили такое воронье гнездо на сосне, хотя вокруг в основном растет лиственница. Подозрительным нам показалось то, что не видно было с ним рядом хозяев. Никто не летал, не каркал. Спустя пару дней Сергей снова проходил мимо и заметил, что, перед тем как тень вылетела, сначала над гнездом появились кисточки или ушки. Стало понятно, что в вороньем гнезде поселился другой пернатый хищник. Посмотрели по определителю: ушки есть только у филина или у ушастой совы. А если судить по размерам тени, то, скорее всего, это сова. После забыли мы про гнездо, да и нарушать покой птичьего семейства в самый ответственный период не хотелось.

 Чуть позже на залив приехал наш бывший преподаватель в университете Юрий Анатольевич Дурнев, орнитолог по специальности и большой знаток всего животного и растительного мира. Увидит жука и сразу назовет его по латыни, цветок или травку какую — тоже. Великое благо — хорошая память. Мы вспомнили про совиное гнездо и рассказали Юрию Анатольевичу. Он сразу предположил, что поселилась на сосне сова ушастая, так как сама она гнезд строить не умеет и занимает уже готовые. Хоть здесь от ворон польза! Решили мы вечером сходить послушать. В это время птенцы уже могут вылетать из гнезда, а мать возле них обычно кружит и кричит — разговаривает. Вышли мы, когда стемнело. Побродили рядом с деревом, где на высоте примерно пяти-шести метров построено гнездо, постучали аккуратно, поскребли по стволу — а в ответ тишина.

 Юрий Анатольевич рассказал о том, что приближаться к гнездам хищников весьма опасно, можно запросто лишиться глаз: у этих птиц очень мощные и крепкие лапы и исключительно развит хватательный рефлекс. Первое время, когда птенцы ушастой совы начинают вылетать из гнезда, они держатся недалеко от него и сидят на нижних ветках деревьев. В этот период подойти к ним можно почти вплотную. Бывают случаи, когда люди, нечаянно встретившие совят-слетков, думают, что малыш выпал из гнезда. «Бедненький, — сокрушаются они, — что же с ним теперь будет!» Потом с самыми добрыми намерениями сгребают птенца в охапку и несут домой, даже не предполагая, что дальше делать и как правильно обращаться с птичьим отпрыском. В лучшем случае через некоторое время малыш попадает в зоопарк, а в худшем погибает. Потому, если вы вдруг окажетесь лицом к лицу с совенком, не трогайте его, пусть сидит себе на ветке. Лес — его родной дом, а мать всегда находится поблизости.

 Через несколько дней Юрий Анатольевич уехал, и мы с Сергеем успокоились — видимо, не суждено нам увидеть совят. Как-то днем, возвращаясь из похода, мы с Диком, моим верным четвероногим другом-лайкой, проходили мимо знакомой сосны. Я по привычке подошла к дереву и постучала по нему палочкой, поцарапала, чем весьма заинтересовала Дика. Он тоже подошел к дереву, встал на задние лапы, оперся о ствол передними, стараясь заглянуть наверх. Ему очень хотелось понять, что же меня так заинтересовало. Принюхиваясь, Дик внимательно всматривался в крону дерева. Потом опустился на землю и обошел дерево вокруг. Я тоже обошла его и с солнечной стороны взглянула наверх. И не поверила своим глазам... Сверху, с края гнезда, как будто только что разбуженный, на меня смотрел пушистый комочек. Застыв от изумления, я смотрела на него, а он, абсолютно не двигаясь, наблюдал за мною. Чувство восторга вывело меня из оцепенения, и я помчалась на базу к Сергею рассказать новость: совята там, в гнезде, еще не успели улететь! Кто же они? Чьи птенцы? Нужно обязательно посмотреть и сфотографировать!

 Я неслась, повизгивая от радости, Дик тоже был очень рад. Он бежал впереди меня и оглядывался, думая, что мы играем в догонялки. Мне казалось даже, что Дик сейчас первым расскажет Сергею новость. Еще не добежав, начала кричать: «Серега, слушай, что я сейчас расскажу, что я видела!» Вкратце, взбудораженно и отрывисто я рассказала новость и, схватив фотоаппарат, с той же скоростью унеслась обратно. Дик с серьезным видом побежал со мною, понимая, что это не игра в догонялки, а какое-то важное дело. Очутившись возле сосны, я быстро подтянулась и вскарабкалась на нижние ветки. И тут вспомнила рассказ Юрия Анатольевича. Некоторое время я сомневалась: во мне боролись инстинкт самосохранения и огромное желание посмотреть на птенцов через объектив — ведь тогда и другим можно будет показать, это будут редчайшие кадры!

 Я оглядела себя. Шорты, футболка, безрукавка... И тут услышала крик матери-совы. По всей видимости, она находилась неподалеку и следила за своими чадами с соседних деревьев. Во мне она увидела приближающуюся опасность и своим криком, видимо, хотела отвлечь мое внимание на себя и предупредить птенцов. Внимание мое она действительно отвлекла, и я опять засомневалась в правильности своих действий: а что если совята сейчас выпорхнут из гнезда и разлетятся по разным веткам? Я быстро спрятала фотоаппарат под безрукавку, чтобы не цепляться им за ветки, и аккуратно полезла вверх. Напряжение во мне росло вместе с подъемом над землей, но я старалась не смотреть вниз. Вот и гнездо. До его края оставалось меньше метра. Черные прутья нависали прямо надо мной, а для того чтобы увидеть и сфотографировать птенцов, необходимо было приблизиться на опасную дистанцию и буквально заглянуть через край гнезда. Я опять остановилась и отдышалась.

Позиция у меня была не совсем удобная, и хорошо, что у цифровых фотоаппаратов есть экранчики, на которых можно на расстоянии разглядеть, какой снимок у тебя получится.

 Однако дальше медлить не стоило. Я еще раз вдохнула, выдохнула и осторожно приподнялась над краем гнезда. Меня ждали. Самый крупный птенец сидел неподалеку от края и с напряжением смотрел мне в лицо. Его физиономия выражала явное неудовольствие. Совенок начал раздуваться, пока не увеличился в размерах раза в четыре. Непонятно было, за счет чего это у него получается. Создавалось впечатление, что птенца кто-то надувает, точно воздушный шарик. Всем птенцам явно не нравилась роль фотомоделей, да еще и средь бела дня, когда они привыкли спокойно спать. Когда первый птенец начал шипеть и клокотать, я поняла, что пора бы мне и честь знать. Ведь неизвестно, что он еще сейчас выкинет, для того чтобы я исчезла с глаз долой.

 Все — руки, ноги, волосы — было в смоле. Но это мелочи, главное — я сделала замечательные снимки! И теперь, показывая кому-нибудь фотографии совят, я заново переживаю те ощущения восторга и страха и каждый раз предупреждаю, что не стоит лазить к гнездам птиц, а тем более хищных, — это опасно!

Метки:
baikalpress_id:  14 190
Загрузка...