Новый домик в деревне

После восьми лет скитаний многодетная семья Житовых-Логушиных отпраздновала Новый год под собственной крышей

Слушая историю совместной жизни Елены Житовой и Константина Логушина, невольно ловишь себя на мысли, что это почти готовый сценарий для очередной мыльной оперы. И придумывать-то особо ничего не надо...

Началось все восемь лет назад. Он кемеровчанин, она иркутянка, познакомились же в Новосибирске, на воинском перроне. Оба в тот момент переживали не самый удачный для себя период. В той первой (так он сам ее называет) жизни у Константина все складывалось как нельзя лучше. Успешный предприниматель — генеральный директор страховой компании. Спортсмен, мастер спорта по вольной борьбе. Удачно женился. Родилась дочка... Но все вдруг в одночасье рухнуло. Разлад с женой. Уход из семьи («с парой трусов да парой носков»). Переезд в Новосибирск. Работа грузчиком на вокзале. Такой вот зигзаг удачи наоборот... Елене в тот момент тоже хвастать особо было нечем. Совсем девчонкой родила она своего первенца Сережу. И в итоге осталась с ним на руках одна. В общем, все произошло как в известной песне: «Просто встретились два одиночества...»

Место жительства — больница...

Первое время жили в Кемерово, у родителей Константина. Но у тех отношения с новой невесткой как-то не заладились. Возникла напряженная обстановка, и, чтобы ее разрядить, молодые решили уехать в Благовещенск — теперь уже к родственникам Лены. Там, на берегах Амура, родился сын Миша. Увы, но и на этом месте обосноваться не удалось — возникли проблемы и с жильем, и с работой. В поисках лучшей доли рванули тогда на родину супруги — в Иркутск. Здесь надеялись встретить понимание со стороны ее отца и родной бабушки. Однако те не особо обрадовались свалившемуся на них счастью в лице уже почти многодетной семьи (Лена к тому моменту была на последнем месяце беременности). Терпения хватило только на две недели, и, после того как на свет появилась маленькая Аленка, «добрая» бабуля выставила внучку с правнуками за порог. Случилось это как раз перед Новым годом. На улице свирепствовал 30-градусный мороз... С 11-дневным младенцем на руках семья отправилась... на железнодорожный вокзал.

— Целый месяц мы тогда жили в зале ожидания, — вспоминает с горькой улыбкой Константин. — Потом сердобольные милиционеры, пожалев нас, обратились к начальнику вокзала, и он определил Лену с ребятишками на неделю в комнату матери и ребенка.

Сам глава семейства в это время носился по городу то в поисках работы, то в поисках хоть какого-то пристанища для своей жены и детей. Куда только не обращался, в какие только кабинеты не стучался — и в Свердловском округе, и в администрации Иркутска, и в городской думе, но везде получал прямой или косвенный отказ. Кое-кто из чиновников даже присоветовал сдать детей в приют и жить спокойно. В итоге настойчивость Константина все же была вознаграждена — его семье позволили пожить... в инфекционной больнице на Синюшке.

— Сначала жили в общей палате, потом нам дали отдельную, — рассказывает Елена. — Костя ночью в коридоре на топчанчике ночевал, а днем бегал искал работу. Полтора месяца так кантовались. Потом, когда работа для мужа нашлась, сняли «деревяшку» в районе цирка... За три тысячи рублей в месяц — при зарплате в 7 тысяч.

В поисках своего угла

С тех пор началась у семьи кочевая жизнь. Как-то раз решили подсчитать, и получилось, что за 6 лет они сменили 16 мест проживания. — Долго держаться на одном месте было просто невозможно, — вздыхает Константин. — Во-первых, соседи принимали нашу веселую компанию без особого восторга. А во-вторых, по российским законам, собственнику жилья невыгодно заключать с нанимателем договор аренды сроком больше чем на год — чтобы не представлять в налоговую инспекцию декларацию о доходах.

Без бумажки ты букашка — с этим постулатом народной мудрости Константину и Елене пришлось познакомиться в реальной жизни. Чтобы оформить пособие на детей или страховой полис, необходима прописка, а без своего жилья ее вам никто не даст. В итоге семья, в которой каждая копейка была на счету, долгое время не получала даже минимальной помощи от государства и оставалась без медицинского обеспечения.

— Помните, в мультфильме о Простоквашино почтальон Печкин не отдавал посылку Матроскину и Шарику, потому что у них документов нет, — говорит Константин. — Вот и мы одно время пытались получить на почте оформленные на наших детей пособия. Там нам говорили, что деньги пришли, но без прописки никто их нам выдать не имеет права. Такой вот замкнутый круг... Кстати, по той же причине мы не могли встать и в очередь на жилье как нуждающиеся. Один раз в соцотделе нам удалось пробить временную регистрацию — прописали нас якобы в общежитии инвалидов. Так мы целый год людьми себя чувствовали...

Меж тем тяготы и лишения лишь сплачивали оказавшуюся никому не нужной ячейку общества. А еще Елена и Константин в полном соответствии с указами первых лиц государства продолжали улучшать демографическую обстановку в стране: в 2005 году на свет появился Стасик, а в 2006-м — Алешка (в семье его называют Ежиком).

— Конечно, много чего довелось выслушать в свой адрес, — сокрушается многодетная мать. — Основной вопрос — «Зачем вы их рожаете?» Честно говоря, мне он непонятен. Просто мы очень любим наших детей. Некоторые вот решают — завести одного ребенка или двух. Да не надо их заводить, это ведь не корова или собака. Просто дайте им жизнь.

Константин не покладая рук трудился сначала в страховой компании, потом в домофонной. Сейчас специализируется на ремонте и обслуживании лифтов. Львиная доля его зарплаты, естественно, уходила на аренду квартиры. Вклад Елены в семейный бюджет невелик. Наше государство почему-то готово платить довольно приличное пособие (5000 руб. и более) опекунам чужих детей, а добросовестным мамочкам при этом достаются крохи.

— Я сейчас получаю как многодетная мать что-то в районе 1200 руб. да обычного пособия на детей примерно столько же, — считает Елена. — Плюс за маленькую Машу до достижения ею полутора лет государство платит мне около 5000 руб. Вот и все мои доходы... Материнский капитал? Да, лежит бумажка. Но пока не знаем, как с ней поступить в нашей ситуации.

Реликвия в ламинате

Снимая квартиры в различных районах Иркутска, а затем и в Шелехове, многодетная семья не оставляла попыток решить квартирный вопрос и более кардинально. Во многих инстанциях Елену и Константина уже знали в лицо, пускали на прием к высоким должностным лицам без очереди. Только вот помочь никто не мог. Нет возможностей и полномочий — примерно таким был стандартный ответ.

— Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стал конфликт на нашем последнем месте жительства — в Шелехове, — вспоминают супруги. — Квартира оказалась кооперативной, и председатель, узнав, что проживает в ней целый табор, пожурил хозяйку. Та в свою очередь стала требовать с нас дополнительную плату, вроде как за коммунальные услуги... Решив, что больше так продолжаться не может, Елена отправилась за помощью прямиком к губернатору Иркутской области. Начальник отдела по работе с обращениями граждан Людмила Егорова выслушала посетительницу и хотела было направить ее, как и положено, по стандартному списку инстанций. Но Житова была непреклонна...

— Я ей сказала, что мы уже везде побывали и теперь вся надежда только на губернатора, — рассказывает женщина. — Рассказала всю нашу историю. Она все записала и пообещала оказать содействие... В апреле 2010 года Елена Житова и ее многочисленное семейство попали на прием к главе области Дмитрию Мезенцеву. Губернатор тогда пообещал детишкам, что скоро у них будет свое жилье. Кстати, газетная публикация о той встрече заламинирована и хранится в семейном архиве как реликвия. В свой первый собственной дом Житовы-Логушины въехали 12 октября. Уже ввосьмером: пока строители возводили для семьи строение в поселке Урик (18 км от Иркутска), родилась Машенька.

Четыре комнаты общей площадью 120 кв. м — согласитесь, есть где разгуляться не избалованной такими пространствами ребятне. А еще к дому прилагается участок 15 соток — будет где разбить сад-огород. Единственное, что немного омрачает описанную выше картинку, это некоторые последствия аврального строительства. Строили-то быстрыми темпами, да еще и под зиму. В итоге из-за влажности под обоями появился грибок, а на одной из несущих стен образовалась трещина. Но привыкшее к трудностям семейство не унывает. «Нам бы только до весны прожить без чрезвычайщины, — говорят, — а там уже полегче будет: можно спокойно заняться ремонтом собственного дома».

А еще новоселы ждут к себе в гости Дмитрия Мезенцева. Он обещал приехать к ним с самоваром, а пироги испечь наказал руководству Иркутского района.

— Не надо никаких самоваров, — говорит Елена. — Пусть Дмитрий Федорович просто приедет, а пирогов я и сама напеку.

Метки:
baikalpress_id:  14 185