Премия за узоры

Житель Центрального Хазана Павел Дебольский получил грант в 50 тысяч рублей от правительства области

Среди лучших в Приангарье названы две усадьбы Зиминского района — в поселке Центральный Хазан и старинном селе Батама. Перед самым Новым годом их владельцы получили гранты от правительства области — по 50 тыс. руб., на дальнейшее благоустройство. «Копейка» побывала в гостях у Павла Алексеевича Дебольского, коренного хазанского жителя. Его отчему дому в деревянном кружеве более полувека. В истории скромной и опрятной деревенской усадьбы, которую хозяин резными узорами украшает сам, — судьба Дебольских, Павла Алексеевича — старшего сына в семье, который собирался, но так и не смог покинуть родной поселок.

Лес возил, и уважали

— Видите, на краю огорода береза и ель стоят? Я их сам посадил тридцать с лишним лет назад, когда в армию уходил, — рассказывает, шевеля роскошными буденновскими усами, Павел Дебольский, хозяин дома по улице Победы, 10. — Думал, мало ли что со мной случиться может, а память останется. Раньше-то на этом месте стояла наша землянка, там мама жила, когда их семью, казаков ростовских кровей, в Хазан сослали.

Поселок Центральный Хазан, по сути, основали ссыльные — литовцы, украинцы. Место среди тайги обживали, строили бараки, валили лес. Глава поселения Анна Леонидовна Алексеенко, долгую пору работавшая главным бухгалтером в здешней лесотехнической школе, вспоминает, что Хазанский леспромхоз был самым крупным в Советском Союзе. Это теперь в лесу остались частные предприниматели да воровайки орудуют. А когда-то в Хазане профессия лесозаготовителя была в почете, люди ее уважали, День работников лесного хозяйства всем миром отмечали.

Павел Дебольский всю жизнь возил лес — 22 года на одном КамАЗе: машину свою знал как отче наш, каждый шорох чувствовал.

— Она у меня тут, за оградой, всегда стояла, — вздыхает Павел Алексеевич. — Конечно, всякое бывало, работали-то сутками: приехал, отоспался — и опять в рейс. И ломался я, и в тайге ночевал. Это сейчас можно по сотовому телефону набрать — встал, помогите. Тогда надеяться приходилось только на свои силы: за рулем ты один, выручать некому. А лес я возил серьезный, не то что сейчас воровайки — хлысты.

В 2009-м Дебольский расстался со своим верным железным другом. Говорит, тяжело стало — руки уже не те управлять такой махиной. Да и КамАЗ его начальство неожиданно продало — спасибо, проститься дали. — Показал я им, конечно, что и как в моей машине. И сказал: «Ну все, поезжайте с Богом!» Сам плакал потом...

Небо и земля

Дом Дебольских построили в 1950-х — дядька, мамин брат, на совесть сложил. С тех пор так и стоит. Отсюда Павла провожали служить в ВДВ. Разудалого десантника (11 прыжков с парашютом!) и сейчас узнаешь издалека, первая к телу — тельняшка.

— Второго августа каждого года обязательно День ВДВ отмечаем — святое дело, — смеется в густые усы Павел Алексеевич. — У меня собираются сослуживцы, достаю солдатский альбом, службу вспоминаем — свои два года в Ферганской воздушно-десантной дивизии. Я ведь мог в Хазан-то не вернуться. Всегда хотел летать. После армии подал документы в Кременчугское вертолетное училище гражданской авиации, экзамены сдал, прошел по конкурсу, меня уже зачислили. Но умерла мать, дом осиротел, младшего брата с сестрой надо было на ноги поднимать. Вот и пришлось Павлу остаться в родном поселке — на кого бросишь? В общем, уехать он так и не смог. А потом женился — привел в дом молодую жену Валентину. Встретились на колхозных работах в «Филипповском».

— Я ее как увидел, сразу понял: пропал, — улыбается Павел Алексеевич. — Тридцать один год вместе. Валентина в Центральном Хазане фельдшер. Два сына у Дебольских, уже взрослые. Старший, Алексей, — инспектор ГИБДД в Зиме. Тоже у людей на виду, как и родитель, крепкий семьянин. В прошлом году Алексей с женой Натальей победили в областном конкурсе «Мой мир — моя семья», в номинации «Молодая семья». Премию от губернатора (и немалую — 250 тыс. руб.) направили на учебу — оба теперь студенты, учатся в университете. Младший сын Дебольских, Дмитрий, окончил ИрГТУ, работает на Саянскхимпласте инженером — на хорошем счету, женат.

— Я вообще-то хотел троих сыновей, — говорит батька Павел Алексеевич. — Немножко мы с Валентиной не дотянули. Но внук Роман подрастает — все, что умею, хочу ему передать.

Дом в деревянных кружевах

Украшать отчий дом резьбой Павел Алексеевич начал не так давно, но красота, созданная своими руками, все больше радовала. — Вот стоят обычные электрические столбы, но они будут просто побелены, и мне нравится, — делится хозяин усадьбы. На деревянные кружева Павел Алексеевич загляделся в Зиме, на Доме детского творчества — бывшей купеческой усадьбе какого-то давнего века.

— Вот ведь как умели в старину! — восхитился мужчина. — Никто меня этому не учил, но я решил попробовать, руки сами потянулись, — вспоминает он. — Нашел рисунки с узорами в журнале каком-то или газете, перенес их на дерево и стал выпиливать — поначалу обычной пилой-ножовкой. Дело оказалось трудоемким, уставал, бросал, потом брался заново.

Потихоньку украсил калитку, ворота, окошки, ставни, сложил узоры на фасаде дома, на крыше, вокруг чердака, смотрел и любовался своей работой. Жена похвалила, односельчане заметили, потянулись к мастеру. Теперь у соседей Дебольских и других хазанцев на окнах тоже резные наличники от Павла Алексеевича. Помогает он землякам от доброй души, не за деньги. Материальный интерес не признает: попросишь — разделочную доску вырежет, подарит просто так. Да не обычную, а со сказочной птицей, которую выжег сам или его жена Валентина, которой работа с деревом теперь тоже по сердцу.

Дети подарили умельцу электрический лобзик, фрезер: работать Павлу Алексеевичу стало заметно легче и приятнее. Заготовок, материала — сладко-пахучей кедровой доски — вдоволь. Сейчас, чтобы начать мастерить, ему нужно немного — время и желание. Да тепла ждет старший Дебольский — чтобы никому не мешать, часами сидеть во дворе со своей поделкой один на один, пребывая в счастье и радости от творчества.

— Я верила в победу Павла Алексеевича на областном конкурсе на лучшую усадьбу, — признается Анна Леонидовна, глава Хазанского поселения, можно сказать, благословившая земляка на участие. — Сейчас ведь как: были бы деньги. Приложи средства — и благоустроить жилье можно как угодно, использовать любой современный материал. Есть у нас и такие усадьбы в поселке, хорошие. Но у Павла Алексеевича все сделано своими руками — искренне, с душой. Если кормушка для птиц — и та резная, разрисованная. Сейчас, зимой, все снегом засыпано, полной красоты, к сожалению, не увидишь. Летом в усадьбе Дебольских очень много цветов. Все равно с удовольствием разглядываю котелки-клумбы на березовых чурочках, на них живописно нависают огромные снежные шапки.

— Специально не сметаем, — говорит Павел Алексеевич. — Правда ведь красиво? Красный мухомор тут у меня в центре двора спрятался, можно не буду раскапывать? — хитро щурится гостеприимный хозяин. Премию нежданную-негаданную Павел Дебольский собирается потратить на ремонт дома. Хочет снять с «лица» старый, почерневший от времени слой, новым закрыть.

— А сайдингом зашить не хотите, как многие нынче делают? — интересуюсь я. — Ни за что на свете, — не соглашается Павел Алексеевич. — Только дерево!

Загрузка...