С новым котом!

Согласно традиции, перед самым главным, самым народным праздником журналисты «Копейки» обращаются к своим читателям. На этот раз на редакционной планерке было решено вспомнить самую яркую, эмоциональную, как следствие — запомнившуюся на всю жизнь встречу Нового года.

Елена Русских:

— 2010 год отсчитывает последние дни. Сегодня «Копейка» выходит праздничная, нарядная, новогодняя. Самое время поздравить дорогих читателей от имени нашего коллектива и рассказать, как это обычно полагается под Рождество, какую-нибудь интересную историю — в настроение тому волшебному празднику, который наступает. Или вспомнить самый необычный Новый год. В моей памяти есть такой особенный — в роддоме, где я оказалась 31 декабря и родила сына.

Узнав об этом, мои знакомые сразу интересуются: не было ли у родителей сомнений, когда парню праздновать день рождения, — люди с богатой фантазией обязательно воображали, что младенец появился на свет именно в тот момент, когда куранты били двенадцать. К сожалению или счастью, ничего подобного. Скорая доставила меня, тогда студентку пединститута, буквально накануне сдавшую очередной зачет (ведь в полном разгаре шла сессия), в родильное отделение на 8-й Советской, которое работало в штатном режиме, около девяти утра. А уже в 14.50 мой сын благополучно издал свои первые в жизни радостные крики. Помню, на вопрос акушерки «Ну что, милая, кого ждала?» я ответила: «Девочку!» На что та покачала головой: «Нет, не девочка...» «А кто?» — искренне удивилась я.

Из воспоминаний той новогодней ночи: придя в себя уже в палате, я долго не могла понять, в каком мы теперь году — новом или старом. За окном стояла глубокая темень, и разобраться, какая дата на календаре, было непросто. Оказалось, необыкновенный день, когда я стала мамой, еще не закончился. Буквально за час до той минуты, когда люди поднимают бокалы шампанского, моего малыша впервые принесли на кормление. Снова мы увиделись уже в следующем году — 1 января, в шесть утра. На экзамен по философии, который был назначен на 4 января, я, конечно, прийти не смогла — в институте пришлось взять академический отпуск. Что еще сказать? Нынче моему самому необычному в жизни Новому году исполняется 22, сын оканчивает 5-й курс госуниверситета и защищает диплом.

Валерия Минеева, корректор:

— А у меня однажды (в СССР еще) вот какой праздник случился. Отправилась я 31 декабря к брату в Харьков — как всегда, без уведомления, сюрпризом. Летели через Москву. Приземлились во Внуково для дозаправки самолета. Мы в нижнем зале. Ждем-пождем, а на посадку нас все не зовут и не зовут... Вечер, аэровокзал переполнен, рейсы со всей страны, плотность населения побольше, чем летом на южных курортах. Народ нервничает: как-никак Новый год на носу! Вот уже и 18, и 20, и 23 часа — увы, мы все еще в аэропорту. Оказалось, шел дождь, а потом подморозило, и теперь вылет задерживается — обледенение. А наверху, в ресторане, уже вовсю празднуют... Тогда мужчины, наши попутчики, скинулись на шампанское и поделили его на всех нас, по-братски. Так что бой курантов мы слушали под звон бокалов. Потом дружно пели, поздравляли друг друга и жгли бенгальские огни, предусмотрительно взятые некоторыми пассажирами. Очень весело было!

А позже довелось как-то, разогревшись в сауне, встречать Новый год на снегу, в купальнике, под огромным звездным небом, возле сказочно красивых елей. Это было волшебно...

Вот и вам тоже, дорогие читатели, я желаю много-много необычных, неординарных, запоминающихся новогодних праздников! С наступающим вас!

Борис Слепнев, главный редактор газеты «Копейка:

Итак, декабрь 1985 года. Как тогда писали, Н-ская войсковая часть. На утреннем разводе поступила команда оформить казармы, провести смотр, поощрить лучших.

Самых шустрых и благонадежных (чтобы в самоволку не сбежали) командир взвода прапорщик К. отправил в лес за ветками елок. Тут следует уточнить, что на сопках, где располагалась часть, росли практически одни березы и осины. Сосенки являлись редчайшим исключением, елок не было совсем. Ежегодные пожары выжигали хвойные деревья почти под корень. Так что поиск новогодних красавиц среди сугробов походил на добычу женьшеня. Тем не менее к вечеру поставленную задачу бойцы, в числе которых находился автор этих строк, выполнили. Гвоздями ветки прибили к дощечкам и развесили по казарме. Старшина роты прапорщик К. обильно полил икебану освежителем воздуха с ароматом хвои. Кто помнит, любые освежители в 1985 году были в жутком дефиците, а данный аромат прапорщик привез из Монголии, где до этого служил. Как ему удалось сохранить хвойный спрей в разгар борьбы с алкоголем, когда страна пила все, что мало-мальски горело, так и осталось загадкой.

С разрешения командира отбой был отложен на полтора часа, и вся казарма прильнула к телеку. Но, как только начались «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», последовала команда «Отбой!». Бойцам не спалось. И тут один из сослуживцев, работавший на гражданке барменом, взял гитару и, лежа на кровати, затянул известный хит Тото Кутуньо. Когда казарма почти на сто голосов грянула знаменитую «Ла шата ми кантаре...», прибежал дежурный офицер и скомандовал уже: «Подъем!» Его логика была проста: пели значит пили. В таких случаях заставляют приседать, пока пары алкоголя не начнут распространяться.

Когда до отцов-командиров (примчались практически все) дошло, что народ пел от души, было почти уже утро. После праздничного завтрака вместо отдыха рота нарезала круги по плацу, а по округе эхо разносило: «Непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед...» С перерывом на обед маршировали до вечера. Перед отбоем замполит долго говорил о правильности армейского репертуара. Длинную речь капитан закончил примерно так: «Эту Кутунью, трат-та-та, вы мне, трат-та-та-та, запомните на всю жизнь!» Что сказать — как в воду смотрел... Уважаемые читатели, с наступающим годом! Пусть он сложится для каждого из вас как минимум не хуже предыдущего. Удачи, здоровья и любви!

Андрей Семакин:

ло личного Деда Мороза — в смысле, я ни разу не общался с этим волшебным стариком тет-а-тет. Ну не принято было приглашать его в гости в наши рабоче-крестьянские семьи, жившие на иркутской улице со звучным названием: Баррикад. Да и накладно это было, наверное. Так что виделся я с бородатым символом Нового года только на утренниках: сначала в детском саду, потом — в школе.

Увы, ни один из тех Морозов как-то не запал в мое детское сознание... И память моя (а кому-то обязательно захочется пошутить на этот счет) здесь ни при чем. Помню ведь, как мама однажды, едва ли не в последний вечер перед утренником, дошивала комбинезончик из самой простой белой ткани: сзади хвостик, на голове — шапочка с ушками... Что получается? Правильно — актуальный ныне костюмчик зайчика-кролика... Помню, как отец каждый год приносил домой большущую елку, а ее установка и украшение игрушками становились настоящим семейным праздником... Помню, как-то раз подвыпившие гости уронили нашу елочку. Часть игрушек разбилась, в том числе и мой любимый Мурзилка... Помню замороженные творожные шарики на спичках (этакие чупа-чупсы того времени) — вкуса необычайного... Помню шоколадно-карамельное изобилие в разноцветных пакетиках или коробочках. Под Новый год сладкого добра всегда было очень много — кроме детсада подарки ведь давали и на работе у родителей. Мама по традиции старалась их по-быстрому конфисковать и припрятать — чтоб за один день все не растащили, но все ее тайники нам с братом были известны... Много еще чего помню, а вот Дедов Морозов — нет. Ни одного!.. Наверное, не сумели они меня чем-то удивить, не заставили поверить в сказку.

Да и возможно ли уделить особое внимание одному маленькому человечку в костюме зайчика (мишки, клоуна, снежинки и т. д.), когда вокруг тебя постоянно крутится целая орава из 40—50 точно таких же, а елок (в смысле, праздничных мероприятий) каждый день несколько штук. К чему я это все... Просто на днях самому пришлось примерить на себя роль Деда Мороза. Казалось бы, чего тут сложного: цепляй бороду, надевай красный халат, бери мешок с подарками и иди, поздравляй детишек... Приветствие, стишки, хоровод, загадки, вручение подарков — сценарий отработан десятилетиями. Дети (и это вам любой артист скажет) очень благодарная публика. Они не замечают ваших ляпов, запинок, верят каждому вашему слову. И в такой ситуации главное — это сохранить сказку. Удалось ли мне это? Об этом я, наверное, не узнаю никогда. Но, черт побери, так хочется, чтобы когда-нибудь репортер по имени Антон (читай материал на стр. 6—7), рассказывая кому-нибудь о своем детстве, вдруг вспомнил бы, как он громко и заливисто хохотал, дергая приехавшего в его школу очкастого Дедушку Мороза за большую седую бороду... С Новым годом!

Алексей Соколов:

— Иной раз хочется, чтобы было так, как у миллионов российских семей. Но звезды складываются иначе, и иногда в 23.30 ты оказываешься в машине, в 10 км от города. И расстояние до дома все время растет. Потому что кое-кто из друзей еще не проспался после корпоратива и в его нетрезвую голову пришла чудесная мысль нарядить живую елку. В лесу. В минус 35. «Не, нучевывсамделе, классно же: снег, лес, водка...» — всю дорогу объясняет свою позицию друг приятелям.

14 человек на трех машинах едут в новогодний лес. Девушки смеются, юноши грустят — мужская солидарность не позволяет им пить шампанское в присутствии водителей, ставших заложниками обстоятельств. И вот хвойный лес. Птицы спят, шума города не слышно, только снег, звездное небо, пар изо рта, елки... Когда в двух метрах от трассы обнаруживается нужное дерево — молодая елочка, метра полтора в высоту, — парни чистят землю от снега и разводят костер. Девушки крутятся вокруг дерева, падают в снег, хохочут, поднимаются, обвешивают елочку игрушками и серебряным дождем. Хмурые водители осуждающе смотрят на жен и подруг, ворчат, смотрят на часы — они показывают 23.50. Через пять минут, кажется, все готово. В пластиковых стаканчиках шипит шампанское, в кастрюльки с салатиками воткнуты вилки, хлеб в пакете — все это удобно разместилось на походном раскладном столике. Рядом нарядная елка, подсвеченная фарами трех автомобилей, сбоку — костерок. Кто-то поджигает фейерверк, и ввысь устремляется разноцветная ракета. И тут же настроение всех недовольных друзей и даже хмурых водителей меняется на праздничное.

А через секунду мы, приготовившись чокнуться стаканчиками, вздрагиваем: в десяти метрах от нас завывает милицейская сирена. Еще через полминуты на свет костра выходят двое людей в форме.

— Капитан Лыткин, — представляется один из них.

— Лес поджигаем? — интересуется он.

— Нет, товарищ капитан, Новый год встречаем. Водку будете? — отвечаем ему мы.

— Благодарю, водку не буду — на дежурстве, — отказывается капитан. — А соку можно, и лейтенанту можно соку, — добавляет он.

И тут же капитан достает большую красную шапку с белым бомбоном, натягивает ее поверх милицейской шапки и расплывается в улыбке. — Давайте, — говорит, — за то, чтобы Новый год случился. И все мы выпили за то, что Новый год случился уже минуту назад. И так было классно пить шампанское в лесу, вдалеке от городской суеты, от миллиона огней, вдали от горячих котлет и оливье. Домой мы вернулись около трех часов ночи.

И с тех пор никогда больше мы не встречали Новый год в квартирах, какой бы сильный мороз ни трещал в еловом лесу. Потому что поняли: настоящая новогодняя сказка случается не перед телевизором, а там, где целый океан свежего морозного воздуха, тишина и, может быть, улыбчивый капитан милиции в большой красной шапке с белым бомбоном.

Пусть в наступающем году у вас случится как можно больше таких же по-настоящему волшебных моментов, когда можно вдохнуть полной грудью и с головой окунуться в радостный смех друзей, совершенно позабыв о суете.

Наталья Федотова:

— Дорогие читатели! Скоро наступит самый волшебный праздник в жизни каждого человека. И совсем не важно, чего мы ждем от наступающего года. Самое главное — веселье, праздничный стол и осознание того, что в эту минуту вся планета веселится вместе с тобой. Мне кажется, в этом и заключается магия новогоднего праздника.

Я выросла в маленькой семье: мама, папа да я. Поэтому до самого окончания школы Новый год был для меня семейным праздником, который мы всегда встречали втроем. Даже после того как поступила в ИГУ, встречать Новый год я приезжала к родителям, в родной Ангарск. Однажды я изменила своей традиции и решила отметить праздник в шумной компании друзей. Друзья в свою очередь договорились с другими своими друзьями, те — со своими. В результате всех этих манипуляций мне пришлось встречать Новый год рядом с главной городской елкой — в большом частном доме возле площади в сквере Кирова. Но в огромной компании малознакомых людей. Конечно, было весело, ведь компания подобралась из студентов. Многие ребята не преминули одеться в костюмы Деда Мороза, поэтому от количества красных и синих кафтанов просто рябило в глазах. И мы ходили на елку, пускали фейерверк. А шампанское кто-то догадался выставить на мороз, и в 12 часов ночи его пришлось не пить, а грызть зубами... Было смешно. Но в итоге я так устала от толпы, что уже после часа ночи мне захотелось домой. И я пешком (поскольку денег на такси у студентки просто не было) пошла домой, в микрорайон Университетский.

И тогда я поняла, что для меня лучший Новый год — это Новый год в кругу близких людей. Конечно, после школы я не раз отмечала праздник с друзьями и вне стен дома. Но спокойнее всего мне всегда было рядом с родными. И мне необязательно куда-то ехать, чтобы почувствовать радость от праздника. Достаточно выйти на улицу и увидеть, как небо вокруг расцветает всеми возможными красками. Веселятся все, праздник — везде. И это здорово!

Сегодня мне очень приятно снова поздравить вас с наступающим Новым годом на страницах нашей газеты. От всей души желаю вам встретить этот Новый год счастливыми и здоровыми. И сделать это так, как вы любите больше всего: вместе со своей семьей или друзьями, в тишине или туристической поездке. Главное — побольше положительных эмоций. С Новым годом вас!

Метки:
baikalpress_id:  14 106