Фильм о Байкале оказался пророческим

Окончание. Начало в № 48

«Не каждый захочет у вас работать»

Об ущербе, который принесет Байкалу его промышленное освоение, десятилетиями писал и говорил весь мир. Еще в период строительства комбината подсчитано, что только ежесуточная очистка великого озера обойдется в полтора—два миллиона (неденоминированных, периода 60—70-х годов) рублей. Ежегодные расходы составят, стало быть, примерно 700 миллионов рублей... В картине Герасимова директор завода, демонстрируя приезжей комиссии довольно прогрессивные (по тем временам) очистные сооружения, комментирует: «В тех масштабах, которые у нас есть, они позволяют покрыть только треть программной мощности завода. Точнее, 38 процентов. Стало быть, будем расширять, совершенствовать всю систему очистки». А на вопрос, сколько же для этого потребуется вложений, Черных отвечает так: «До полной кондиции. Сейчас входим в правительство. Идеальная очистка — дело новое, надо искать. Байкал того стоит».

Безусловно, верная позиция оказалась весьма далека от реальности. То, что происходило на Байкале в течение сорока лет после выпуска картины, ее создателям не могло присниться в самом страшном сне. Промышленное освоение великого озера велось явно без учета экологической составляющей этих уникальных мест, хотя многолетние исследования ученых свидетельствуют об антропогенном воздействии комбината на сложную и хрупкую экосистему Байкала. Но рыба не читает бумаг о совершенствовании очистных сооружений. Она просто гибнет от тех же миллионов кубометров сброшенных в Байкал дерьма, так же как деревья, травы и все живое вокруг.

В этой связи вспоминается еще один небольшой эпизод фильма, когда Василий Васильевич Черных приезжает на бурятскую сторону Байкала, в Танхой, агитировать народ на строительство комбината. «Люди-то есть, поселок большой, — отвечает ему глава одного из бурятских семейств. — Да только не каждый захочет у вас работать, есть принципиальные — Байкал не захотят портить. Ни за что не пойдут». Похоже, что на той, бурятской, стороне великого озера нравственное, бережно-уважительное отношение к мировому наследию сохранилось и по сей день. Не в этом ли главная причина успешного строительства особой экономической зоны, развития туризма в Бурятии и пока малоуспешного на противоположной, иркутской, стороне?

Орды авторомантиков у озера

Нынешний Байкальск, по словам первого вице-премьера России Игоря Шувалова, недавно побывавшего здесь с краткосрочным деловым визитом, еще не скоро избавится от «комбинатной зависимости». Пока разрабатывается генплан модернизации города, в недрах областного правительства решаются задачи развития его инфраструктуры, а также поэтапного перепрофилирования БЦБК (химическое производство на комбинате обещают закрыть ориентировочно лишь к 2015 году), многие байкальчане, как встарь, отправляются на охоту в тайгу или на Байкал в поисках жалких остатков некогда богатейшего рыбьего царства. Валерий Николаевич Шишкин — рыбак со стажем, рыбачит все сорок лет своей жизни в Байкальске. Он говорит, что нынешним летом впервые увидел, как вода на Байкале цветет не только в короткий летний период, но и сегодня, с наступлением зимних холодов.

— Раньше зеленая пленка на Байкале появлялась только в начале лета, потом эту зелень разносило волнами, разбивало об камни, баргузины большие бывали. Теперь Байкал не справляется с этой бедой, зелень, тина покрывают воду и летом, и осенью, и даже зимой. И трава под водой раньше так упорно не росла. А теперь за зиму трава на дне нарастает, весной лед сойдет — она словно намертво к камням прилипла, ничем не собьешь. Что случилось? Озеро мы сильно загадили, но, конечно, не только комбинат. Это наше отношение к природе в целом — наплевательское, эгоистическое, потребительское. Называйте как хотите, суть одна: Байкал погибает и виноваты в этом мы, люди.

Бывший старший киномеханик Дома культуры «Юбилейный» вспоминает небольшой, но тоже значимый эпизод из той герасимовской ленты: «А я-то думаю: отчего столько мусора в тайге: бутылки, банки, бумага. Оказывается, романтики пожаловали! — говорит Лена Бармина, увидев на берегу местной речушки небольшую группу отдыхающих студентов. Нынешнее поколение таких романтиков — это мощь зарубежного, реже российского, автопрома, помноженная на такое же наплевательски-эгоистическое отношение к гибнущей природе. «Ужас что сегодня творят туристы, — возмущаются рыбаки из Паньковки. — Сколько машин на берег Байкала едет! Люди поели, отдохнули и мусор в мешках тут же оставили. Вороны мешки растаскивают по берегу, ветер несет целлофан, пластиковые бутылки и прочую дрянь прямо на озеро, на байкальскую воду. Начиная от Слюдянки до Байкальска, той же Паньковки и дальше весь берег загажен, горы мусора кругом. Маленькая речушка Мангелы за Паньковкой стала как автотрасса: речка мелкая, так эти туристы в ней свои машины моют, а потом еще и по воде проедут, вся гадость с машин — прямиком в Байкал. Откуда же озеру быть чистым? И знаете, сколько машин там в сутки бывает? Не поверите — однажды с утра начали считать, дошли до восьмидесяти только в одну сторону и бросили. Надоело». Сорок один год назад вышел на экраны страны фильм Сергея Герасимова «У озера». Еще полны сил и энергии живые свидетели рождения киноленты, на глазах которых Байкал постепенно превращался в «грязное озеро».

Характерно, что сегодня многими кинозрителями более молодого поколения эта картина воспринимается как явный анахронизм. Хотя тогда, на рубеже 60—70-х годов вряд ли можно было представить нынешний уровень сиюминутно-потребительского, варварского отношения к природе. У знаменитого кинорежиссера, сценариста, актера и педагога Сергея Апполинариевича Герасимова просто не хватило фантазии, воображения, чтобы, заглянув в начало XXI века, увидеть, до какого состояния доведут Байкал его младшие современники. Для которых, собственно, и работала большая группа столичных киномастеров в Байкальске.

Загрузка...