Карайский мятеж

В апреле 1930 года в Братском районе вспыхнуло вооруженное восстание против Советской власти, для его подавления привлекались даже части Красной армии

Окончание. Начало в предыдущем номере

В тот же день основная группа мятежников-повстанцев направилась в соседнюю деревню Кардой. Там они ворвались в сельсовет и сожгли всю документацию. Попытавшийся скрыться секретарь сельсовета Китайский был настигнут в одном из домов деревни и расстрелян. В Кардое мужики казнили еще несколько человек — сторонников Советской власти.

Небольшая группа отправилась на участок Луговой с целью мобилизовать в отряд крестьян с оружием, а также в поселок Чистяково, чтобы собрать винтовки, спрятанные там еще со времен гражданской войны. Почти стихийно сформировался боевой отряд и после недолгих споров его вожаки решили идти на Илир, чтобы освободить находившихся под арестом раскулаченных крестьян. Илирцы уже знали о событиях в Карае, но не поддержали мятежников под предводительством Козлова. Чтобы не допустить укрепления его отряда, активисты заперли самых неблагонадежных, на их взгляд, односельчан в местной церкви.

Генеральное сражение

Попытка восставших захватить Илир и, в частности, общество «Охотсоюз», где они надеялись получше вооружиться, успеха не имела. Пока расправлялись с работниками Советской власти в Карае и Кардое, в Илир прибыло подкрепление — милиция из Тангуя, а через день туда нагрянули уже красноармейцы из Нижнеудинска. В Илире солдаты первыми же залпами ранили одного из предводителей восставших — Потапа Герасеменко, посеяв панику у остальных. Отряд начал спешное отступление к Кардою. Но и там не получилось оказать сопротивление регулярной части, к тому же многие уже жалели, что ввязались в бойню и, наверняка, мечтали покинуть ряды борцов против Советской власти. Солдаты вступили в эту деревню вечером 10 апреля. Восставшим пришлось отходить в сторону Карая и Лугового, поближе к тайге.

За Кардоем сразу за мостом по линии леса были выставлены отряды для обороны Карая. Руководил обороной Петр Козлов. Тактические просчеты ведения обороны стоили Петру жизни, его застрелили красноармейцы во время первой же атаки. Участники стихийной бойни запаниковали и окончательно раскололись: кто особенно не митинговал и не стрелял, да еще и в банду попал по принуждению, побежали по домам. Кто чувствовал за собой вину — кинулись спасаться в тайгу.

Например, у Козловых стояла отличная избушка за Архатуем. Корнеевы ушли в свои урочища. Михаил Кузнецов, только осенью приехавший в Карай из Белоруссии, вместе с другими повстанцами нагрузились мешками с сухарями и подались за Илларионову мельницу в обход Чистяково, поближе к Тулуну.

Бои местного значения

В ночь на 12 апреля солдаты полностью овладели Караем. Военные заняли школу: две большие классные комнаты, квартира учителя, коридор были набиты солдатами. Утром они отправились по селу, заходили в каждый дом. Первым делом следовала команда: «Оружие сдать!» Всех мужчин отправляли в школу на допрос. В зависимости от ответов людей сортировали: одних отправляли домой, других брали под караул. Через двое суток всех перебрали. Некоторых под конвоем отправили в Илир. Набралось человек тридцать, но среди них не было ни организаторов, ни зачинщиков.

Закончив разбираться с теми, кто был в селе, солдаты начали собирать разбежавшихся вояк по тайге. В близлежащие урочища направили команды в сопровождении жителей села в качестве парламентеров. Евдоким Ляпунов возвратился сам из леса, и его послали к Ижакову с предложением сдаться. Но Ижаков первым выстрелом убил парламентера. Перестрелка была недолгой: солдаты изрешетили пулями зимовье, погибли все, кто находился внутри.

Выловили всех кроме Козловых и Дарьина. К зимовью Козловых отправили более крупный и хорошо вооруженный отряд. На предложение сдаться Козловы ответили дружной стрельбой. Один солдат был убит. Тогда заработал пулемет и перебил всех защитников. Их трупы привезли в деревню под вечер.

Когда началась перестрелка в тайге, Николай Козлов и Василий Дарьин находились за пределами зимовья. Услышав выстрелы, они кинулись было на помощь, но когда застучал пулемет, повернули в глушь. С тех пор в селе их никто не видел.

Кровавый финал

В ходе подавления Карайско-Кардойского мятежа было убито девять человек, со стороны органов власти погибли шестеро. Через два месяца после восстания особая тройка ОГПУ по Сибирскому краю обвинила кулаков в создании контрреволюционной повстанческой организации. Сообщалось, что восставшие планировали свергнуть власть в близлежащих поселениях, а потом пойти на Братск. Ставились ли такие задачи на самом деле или это выдумки чекистов в оправдании карательных мер — вряд ли теперь узнаем.

Так или иначе, решение тройки было жестоким: 59 человек расстреляли, 30 человек осудили на 10 лет лагерей, 45 человек получили по 5 лет, 4 человека — по три года тюремного заключения, 3 человека высланы в Туруханский край. По делу восстания были репрессированы многие жители таких сел, как Тангуй, Барчим, Тэмь, Солнечный, Худобок, многие из которых понятия не имели о событиях 7—10 апреля в Карае и Кардое, другие стали невольными участниками тех событий.

P.S. После выхода первой части материала, посвященного карайскому мятежу, в редакцию позвонила жительница Бодайбо Надежда Ивановна Русанова и рассказала, что непосредственным участником тех событий был ее родственник, который бежал несколько километров, чтобы предупредить представителей власти о восстании. Не исключено, что в ближайшее время заявленная тема получит продолжение.

Метки:
baikalpress_id:  35 675