Его называли ЧВС

На прошлой неделе Россия простилась с самым «длинным» премьером Виктором Черномырдиным

Известного политика, премьер-министра правительства России 90-х, создателя Газпрома не стало 3 ноября. В эти дни, по иронии судьбы выпавшие на праздники, между развлекательными программами и концертами с экранов телевизоров и страниц газет вспоминали не только дела усопшего Виктора Степановича, говорили, что он страну спас в тяжелые годы и на больших постах оставался человеком. Но и цитировали его знаменитые фразы, вроде «хотели как лучше, а получилось как всегда», с чьей-то легкой руки уже названные великими. Виктор Степанович бывал в Иркутске. Как глава правительства он прилетал сюда в декабре 1997-го, когда у иркутян случилось страшное горе — транспортный «Руслан» упал на жилые дома в Иркутске II. Спустя два года, в ноябре 1999-го, Черномырдин появился в столице Восточной Сибири для поддержки своей политической партии, радовался гостеприимству сибиряков и даже спел на сцене областной филармонии в дуэте с Людмилой Зыкиной.

Иркутск поминает Черномырдина, как и вся Россия. Заметный след оставил после себя этот сын шофера из Орска, который начинал на заводе слесарем, отслужил в армии, после Куйбышевского политеха в 1966-м успешно пошел вверх по партийной лестнице, но вернулся на производство: в 1973—1978-х возглавлял Оренбургский газоперерабатывающий завод. Затем опять органы КПСС, и в 1982 году Виктор Степанович уже заместитель министра газовой промышленности, а в 1985-м — министр. Компания «Газпром» — его детище — родилось на свет аккурат на заре перестройки, в 1989 году.

С 1992-го Черномырдин в правительстве, с декабря 1993-го — его председатель, или премьер-министр (к этому слову в бывшем СССР тогда только-только привыкали). Он возглавил кабинет на шесть лет, трудных для страны. Президент Медведев и нынешний премьер Путин единодушно заявили на похоронах Черномырдина: во многом именно благодаря стараниям Виктора Степановича нам удалось избежать худшего в первые постсоветские годы.

Конечно, председателю правительства приходилось бывать где тяжело. Иркутск 1997-го встретил его трагедией — на жилой квартал упал АН-124 «Руслан», погибли люди, дети. Черномырдин прилетел из столицы в ночь на 7 декабря вместе с министром по чрезвычайным ситуациям Сергеем Шойгу, оперативной группой МЧС — двадцать два спасателя и четыре поисковые собаки. Первым делом выехал на место, оценил масштаб катастрофы, дал интервью прессе. Сохранились фото, где Виктор Степанович рядом с Сергеем Шойгу и иркутским губернатором Борисом Говориным разговаривает с журналистами. На заднем плане — огромный хвост «Руслана» покоится на разрушенном и обгоревшем пятиэтажном доме.

— В декабре 1997 года на шахте «Зыряновская» Кемеровской области произошел выброс и взрыв метана. Погибли 69 шахтеров, — вспоминает политик Олег Сысуев. — Я возглавлял правительственную комиссию по расследованию обстоятельств трагедии. В эти дни мне позвонил Черномырдин. Спросил, как дела. Я доложил, что под завалами остался один шахтер, но мы его найдем. Тут его голос дрогнул, и он сказал, что сегодня на жилой квартал Иркутска II рухнул гигантский Ан-124 «Руслан». Я никогда не забуду, как задрожал его голос, затем наступила тишина на том конце провода. Мне показалось, что он чуть ли не плачет от горя и бессилия... Он не был холодным, он был абсолютно теплым человеком, с которым можно было трагические минуты тоже переживать вместе.

Виктор Степанович вернулся на это место — в поселок авиастроителей между улицами Гражданской и Мира — через два года в составе делегации политической партии, участвующей в выборах. Посетил детский дом, который, рухнув, задел «Руслан». По христианскому обычаю в часовне Христа Спасителя, построенной на месте падения самолета, зажег свечку. Как писала газета «Восточно-Сибирская правда», «политический тяжеловес, именуемый в политических кругах ЧВС, Черномырдин Виктор Степанович, буквально потряс Иркутск, сделав воскресенье 21 ноября 1999 года праздничным и запоминающимся днем. Весь город охватили акции — встречи, концерты, пресс-конференции, в том числе открытие детской спортивной школы «Сибскана».

Самый «длинный» экс-премьер, то есть дольше всех находившийся во главе российского правительства, прямо у трапа самолета вкусил иркутского хлеба-соли. За Виктором Степановичем последовала легендарная певица Людмила Зыкина — один из «государственных символов» России. В десанте Черномырдина на сибирскую землю высадились певец и композитор Игорь Николаев, актер и режиссер Александр Панкратов-Черный.

Когда Виктор Черномырдин открывал детскую спортивную школу по хоккею с мячом, мальчишки запросто брали автографы у Виктора Степановича. Он передал в дар юным спортсменам 100 хоккейных клюшек. В этот же день Виктор Черномырдин принял участие в открытии хоккейного сезона. Переполненные трибуны стадиона «Труд» встретили его своим «Оле-оле-оле-оле!» и горячими аплодисментами, а также приветствовали знаменитой «волной». Виктору Степановичу понравились иркутские болельщики. Он даже предложил помощь в возведении в Иркутске нового стадиона с искусственным льдом. Такой каток сейчас в столице Приангарья появился, правда, Черномырдин к этому руку приложил вряд ли. Дуэт Людмилы Зыкиной и Виктора Черномырдина можно считать историческим — на сцене иркутской филармонии они вдвоем спели о России.

По-разному можно относиться к этому политику. Для кого-то Черномырдин был и останется гением разговорного жанра, автором знаменитых цитат, для кого-то — персонажем для юмористических пародий. Но когда сообщили о его неожиданной кончине, сразу стало ясно — ушел из жизни человек, который был не просто свидетелем событий, ставших российской историей. Виктор Черномырдин эту историю творил.

Метки:
Загрузка...