Золото сибирских окорочков

Продукция мясного цеха из поселка Зверево награждена медалями жюри, но простые покупатели любят ее не только за это

О старте проекта «Народная цена» «Копейка» объявила месяц назад. Мы задались целью рассказать читателям о сельхозпроизводителях Иркутской области, которые реализуют свою продукцию по собственным ценам, избегая услуг перекупщиков. Сегодня мы посетили семейную чету — руководителей ООО «Зверево — Гарант» из поселка Зверево Ангарского района. И узнали, например, почему килограмм хорошей колбасы не может стоить дешевле килограмма мяса.

С килограмма пельменей

— В 2000 году мы с мужем пришли на свинокомплекс «Зверево», — рассказывает Анастасия Верлова, директор ООО «Зверево — Гарант». — А в 2002 году открыли свой цех по переработке. Теперь «Зверево» — это многопрофильные фермерские хозяйства. Наша фирма стала дочерним предприятием на базе свинокомплекса. Помню, стартовали с килограмма пельменей. Постепенно наращивали ассортимент, старались отвечать на требования рынка, который сам диктует, что производить. Когда вырос спрос на колбасу, стали делать колбасу. Стали люди интересоваться копченой курочкой — начали выпускать копченую курочку. Это сейчас мы много чего можем предложить — мясные чипсы, говядину, свинина, шашлык, пельмени, голубцы, колбасы, сосиски, копчености, вяленое мясо, фрикадельки и многое другое.

Иркутские, новосибирские, да любые технологи, когда входят в наш цех, очень удивляются: «Вы что, правда, собственными руками все делаете?» Мы и вправду используем самое простое оборудование, которое существует, — это обыкновенные мясорубка и насадка для набивания колбасы. Вот технологи и в шоке.

Муж Анастасии Александровны, Александр Пляскин, технолог коптильного цеха «Зверево — Гарант», у него два высших образования, окончил аспирантуру в Киеве. Сейчас он отвечает за технологию производства и занят маркетинговым продвижением фермерского хозяйства. Буклеты, рекламные проспекты, бейджи, вывески проектирует сам. Его страсть, помимо экспериментов с мясом, — компьютер.

Александр Иннокентьевич долгое время работал на нефтезаводе химиком-аналитиком. То есть умеет обращаться с любым видом сырья — что с металлами, что с нефтью, что с мясом. Отсюда мастерство в приготовлении продуктов мясопереработки.

— У него теперь столько бумаг, что можно уже докторскую защищать, — хвалит мужа Анастасия Верлова. — Ведь мы как делали колбасу? Методом научного тыка, экспериментальным путем. Муж взял мясо, соль, чеснок, специи, перец — все то, что написано в технических требованиях, перемешал. И за несколько лет наработал свою технологию производства, которая отвечает всем санитарным нормам. Но при этом колбаса у нас получается по-настоящему домашней.

За горячей колбасой

Продукцию «Зверево — Гарант» нельзя назвать дешевой. Она дороже, чем колбасы и копчености крупных цехов. На это есть ряд причин. Во-первых, Верлова и Пляскин отказались делать колбасу и полуфабрикаты из того, чем обычно набивают продукты большие компании. Во-вторых, работают только с местным отборным сырьем. В-третьих, объемы мясной продукции не такие уж и большие. А чем меньше объем, тем выше цена. Потому что нужно не только закупать мясо для дальнейшей переработки, но и платить зарплату почти 30 сотрудникам. Тем не менее спрос на вкусную еду есть всегда.

— Мы берем только хорошее мясо, — рассказывает Анастасия Верлова. — Принципиально не используем ароматизаторы, консерванты, красители и всю эту химию, которой пользуются большие производства. Мы считаем, что еда должна быть здоровой. Нам предлагали добавлять в колбасы и полуфабрикаты диафрагму, кости, жилы, шкуру, желудки, сердце, другие потроха. Но люди попробовали и проголосовали рублем — они просто перестали брать у нас такую халтуру. Поэтому мы окончательно вернулись к прежним стандартам, где если мясные котлеты, то из мяса, если голубцы, то из фарша, если колбаса, то без потрохов и бумаги. А если она из мяса, то не может стоить дешевле исходного сырья.

Килограмм колбасы от «Зверево-Гарант» стоит от 250 рублей, но продукцию разбирают как горячие пирожки. Вернее, горячую колбасу разбирают как пирожки. В самом прямом смысле.

— Мы с 2005 года торгуем на Центральном рынке в Иркутске, — продолжает Анастасия Александровна. — Это стало возможным благодаря действиям Минсельхоза: очень здорово оно тогда нам помогло — мы бы сами не справились. На Центральном рынке выделили несколько точек местным производителям. Помню, как позже директор рынка Яков Тумаков подошел и сказал: «Я-то думал, вы, Зверево, самыми первыми сдуетесь... Молодцы!» Оказалось, что сдулись все, а мы остались. Вот с тех пор наши первые покупатели — это продавцы из-за соседних прилавков. Они покупают, их родственники покупают, родственники родственников и постоянные клиенты. Таким образом потихоньку и расширяем сбыт. А еще у нас интересный случай произошел на стадионе «Труд» в Иркутске в этом году, на ярмарке местных производителей. В течение четырех дней колбасу и копчености мы возили прямо из печей — горячими, свежее просто не бывает, — и тут же люди все разбирали. Иркутяне с самого утра стояли в очереди за нашей колбасой.

Нездоровая конкуренция

Несмотря на востребованность иркутянами здоровой и вкусной пищи, «Зверево — Гарант» не может увеличить производство. Хотя мощностей цеха при достаточном количестве людей хватило бы на вчетверо большие объемы, чем сегодня. Все дело в конкуренции, которую здоровой никак не назовешь. Вытеснение соперников с рынка имеет множество вариантов. Не так давно ООО «Зверево — Гарант» разорвало контракт с некоторыми супермаркетами — продукция там хранилась ненадлежащим образом. Продавец или человек за кассой мог просто выдернуть штекер морозильного прилавка из розетки или не убрать полуфабрикаты в холодильную камеру. Отдавать товар большому магазину, чтобы покупатель платил за тухлятину, предприниматели из Зверево категорически не желают.

Маленьких торговцев вытесняют разными способами: идет инициация частых проверок, саботаж со стороны подставных покупателей и многое другое. С одной стороны, ангарчанам льстит, что в их лице видят конкурента, с другой — по-человечески обидно, что не дают работать в полную силу.

— Вот бы вернули колхозные рынки! — восклицает Анастасия Верлова. — Для этого ведь нужен минимум условий. Пусть даже торговые места будут продуваемыми, на открытом воздухе. Главное, чтобы крыша над головой, пространство под прилавком, куда можно убрать товар, и место под весы. Ведь подобное у нас уже было — человек ехал и на неделю закупал все продукты: молоко, яйца, мясо, колбасу и прочее. Причем все местное и самое свежее, без ценовых накруток. И было бы так, чтобы там нас никто не прессовал, не мучил поборами и проверками, чтобы можно было просто выполнять свою работу — торговать тем, что накануне сделал собственными руками.

По бабушкиным рецептам

— На ярмарку «Сибздравоохранение» нас пустили не случайно. Организаторы поняли: то, что мы производим, как минимум неопасно, как максимум — полезно. Мы ведь не только колбасу из натурального мяса и копчености делаем, но и продукцию линейки «Постная трапеза». Это колбасы, сыры и полуфабрикаты для тех, кто заботится о здоровье или кому по тем или иным медицинским причинам мясные или молочные аналоги противопоказаны. В продукции этой линейки — растительный белок, лецитин, витамины, калий, цинк, железо, клетчатка и многое другое. При этом они все низкокалорийные. А как нам об этом рассказать, если денег на рекламу нет и торгуем мы всего в нескольких точках? Только на таких ярмарках и всевозможных выставках заявляем о себе.

Вот вчера поздно вернулись, уже почти в полночь. А в цехах работа по разделке оказалась не выполнена — работники не успели все закончить, устали и пошли спать. Поэтому еще полночи мы колдовали с мясом сами, а утром снова поехали сюда, в Иркутск. А не было бы проблем со сбытом, мы бы больше людей наняли. Пока у нас работает всего 30 человек. Но даже и с ними бывает так, что срываются. Например, запивают. Тогда, конечно, сами их работу делаем. Получается, что хоть и любим свою работу, душу в нее вкладываем, но все равно очень тяжело. Хочется, чтобы кто-нибудь помогал.

Любимое дело приносит признание. Сейчас у «Зверево — Гарант» около 10 золотых медалей со всевозможных выставок, 8 серебряных и Гран-при. Первое золото они получили на ярмарке, где выставлялось около 40 предприятий. Это был дебют молодого цеха переработки. Тогда Анастасия Александровна посетителям говорила: «Покушайте свиную шейку, пробуйте, пожалуйста», волновалась. А мясо так понравилось всем, что перед жюри даже вопрос не стоял, кому отдать пальму первенства в кулинарном соревновании.

Потом было золото с выставки в Улан-Удэ — за копченый окорочок «Лилипут». Он стал самым вкусным, потому что для его приготовления не надо никаких жидких дымов или канцерогенов. Коптят его исключительно на черемухе и осине, по три-четыре часа. А в этом году в Ангарске перед 8 Марта зверевцы посетили другую выставку. Организаторы тогда спрашивали амбициозных предпринимателей: «Не боитесь ли с монстрами тягаться?» Не побоялись. И не зря. Продукцию пробовало и оценивало жюри из 30 человек. Причем люди не знали, кому принадлежит то или иное блюдо. Свою победу Анастасия Александровна объяснила так: «Наверное, люди просто поняли, что мы используем старинные бабушкины рецепты». Среди полуфабрикатов ангарских мясников наше внимание привлекли пельмени «Копейка».

— Анастасия Александровна, а почему такое название?

— Честно говоря, даже не знаю. Сами ангарчане так назвали эти пельмешки. Может, потому что они маленькие... Хотя цена у них совсем не копеечная — это лучшие наши пельмени. С их производством у нас были трудности. Даже опытные лепщики пельменей, которых мы нанимали, с огромным опытом в лепке, одно время не могли справиться. Жаловались: «Больше не можем, как их вообще лепить можно?..» Они ведь привыкли огромные пельмени склеивать, а не эти, крошечные. Их в одном килограмме — 200 штук, и каждый пельмешек надо приготовить вручную, а это адский труд. Но люди очень их любят.

А также с радостью едят нашу копченую курочку. Я всегда говорю: шкурку можно мужу отдать, его организм все переработает, грудку — маленькому ребенку, а остальное съесть самой. Курица у нас идет просто на ура. Может быть, потому что используем только нашу, прибайкальскую — из Саянска...

Метки:
baikalpress_id:  35 650