И швец, и жнец, и в хоккей игрец

Знаменитый игрок и тренер Олег Катин рассказывает о русском хоккее и о себе

Продолжение. Начало в № 37, 38

Вместе со свердловской дружиной Олег Катин в 1962 году первый раз попал за границу — в Швецию. Чемпионы СССР проводили там серию товарищеских игр.

— Шведы в ту пору уступали нам по всем статьям, — считает Олег Георгиевич. — Бомбили мы их в одну калитку — и на клубном уровне, и на уровне сборных. Те две недели, которые мы там находились, они за нами буквально по пятам ходили. Все снимали. Учились у нас — как клюшку держим, как бегаем, что едим. Научили, получается, на свою голову...

Чемпионы-коммерсанты

В Скандинавских странах армейцы в то время были частыми гостями. И что вполне естественно — международные контакты не ограничивались просто играми. Домой хоккеисты везли полные чемоданы с качественными товарами. Одевали своих женщин и детей, сами всегда выглядели на все сто. Кое-что оставалось и на продажу. Правда, в этом нужно было действовать с особой осторожностью — можно ведь и в тюрьму загреметь. Популярные тогда гобелены и кофточки разные модные, говорит Олег Катин, приходилось реализовывать или среди хороших знакомых, или где-нибудь на периферии...

— А еще, — признается он, — мы с Ирбита, что в двухстах километрах от Свердловска, с известного во всем Союзе завода мотоциклы гоняли на продажу.

Разного рода коммерцией, кстати, занимались не от хорошей жизни. Трудно поверить, но зарплаты в одной из сильнейших команд мира были просто смехотворны. Самая большая у Валентина Атаманычева — 110 рублей. Я девяносто получал. К тому времени в средненьких клубах игроки зарабатывали в два раза больше. Сей факт, возможно, сыграл свою роль, когда в 1964 году я принял решение покинуть команду чемпионов...

Сибирь вместо Заполярья

Еще одним фактором, заставившим хоккеиста вновь круто изменить судьбу, наверняка стало и то, что позвали его не куда-нибудь, а в Ленинград — в местное «Динамо», которое в чемпионате 1963—1964 гг. заняло высокое шестое место... Увы, поднять русский хоккей на своей родине Олегу Катину, как оказалось, было не суждено. И этот коллектив прекратил существование прямо у него на глазах...

— Третий в карьере, — сокрушается Олег Георгиевич. — И снова причины лежали не в области спорта, ведь в 65-м мы заняли вполне приличное 8-е место. Опять все упиралось в финансирование.

Кстати, иркутский «Локомотив» в том сезоне хоть и оказался на одну строчку выше ленинградской дружины, но по результатам личных встреч уступил: 2:5 — дома, 2:2 — в гостях.

— Иркутск тогда хоккейный бум переживал, да и команду здесь собрали очень приличную — вспоминает ветеран. — Поэтому, когда Юра Школьный позвонил мне и от имени руководства позвал на смотрины, я особо не раздумывал. К тому же альтернативы, как сейчас говорят, практически не было. Партнеры по «Динамо» почти в полном составе отправились на Север, в Мончегорск, где в то время поднималась команда мастеров. Для меня же сей вариант был неприемлем — не слишком хотелось «хоронить» себя в деревне (да простят меня жители этого городка), да еще и находящейся за Полярным кругом.

Иркутск, куда я не раз приезжал со своими прежними командами, показался очень привлекательным и комфортным для проживания городом. Кроме того, русский хоккей здесь был в большом почете. Трибуны «Труда» всегда были заполнены. Зарплату мне по тем временам положили приличную — что-то в районе 220 рублей. А еще на улицах Иркутска было очень много хорошеньких девушек. Красивые лица, статные фигуры, все в модных тогда пальто с лисьим воротником... Ну что еще нужно для молодого, симпатичного да к тому же холостого парня...

Дирижер с клюшкой

Старт чемпионата 1965—1966 гг. сложился для иркутского «Локомотива» не ахти — в семи матчах только одна победа. В такой ситуации даже первый успех Катина в новой команде не особо-то и радовал. Оказался он из разряда так называемых голов престижа: иркутяне безнадежно проиграли в Калининграде «Вымпелу» — 1:4.

В такой ситуации руководство клуба пошло на беспрецедентный шаг — главным тренером был назначен доселе мало кому известный специалист Григорий Аркадьевич Израильский. И — о чудо! — в команду словно вдохнули вторую жизнь. В 1966 году «Локомотив», блестяще проведя вторую половину чемпионата, сумел подняться на недосягаемую доселе высоту — пятое место. Затем еще два года подряд железнодорожники столбили за собой шестое, мастерское, место (за него присваивали звание мастера спорта).

— Коллектив у нас тогда был о-го-го, — рассказывает Олег Катин. — В воротах чемпион мира и страны Юра Школьный, в обороне — трехкратный чемпион СССР Стас Эйсбруннер, на острие атаки реактивные Александры — Рыбин и Найданов. А еще Кеша Протасов, Игорь Хандаев, Гена Почебут, Игорь Грек... Все игроки самого высокого уровня, способные усилить любую команду.

Меня поначалу, как и в Свердловске, поставили на левый борт. Однако потом мы с Израильским решили попробовать меня в роли центрального полузащитника. Получилось. С тех пор и «дирижировал оркестром». А играл «Локомотив» тогда в настоящий русский хоккей — на скорости, передачки только низом. Получаешь мяч и смотришь, куда отдать. А тут Рыбин, Хандаев, Протасов уже летят к воротам соперника... Порвать мы тогда могли любого соперника — и Свердловск, и Москва, и другие лидеры частенько уезжали из Иркутска с «баранкой». Правда, и проиграть могли любому — с дисциплиной сбои случались, чего греха таить...

Свадьба над «Байкалом»

Именно за «сбой в дисциплине» Школьный с Катиным в феврале 1968-го загремели под дисквалификацию. Первый, обидевшись, рванул в родные пенаты — в Первоуральск. Второй остался в Приангарье. Правда, на время сменил прописку — отправился в шелеховский «Строитель», который в том году бился за путевку в высшую лигу. А еще именно в это время 31-летний холостяк наконец-то решил остепениться...

— Ехать обратно на запад — такой мысли даже не было, — улыбается Олег Катин. — Прикипел я к этому краю. Да и отношение ко мне здесь было — дай Бог каждому. К тому же в Иркутске я встретил чудную женщину, с которой впоследствии мы прожили вместе тридцать лет... Познакомились в ресторане на железнодорожном вокзале. Очень популярное среди горожан было место. Я туда пришел вместе с другом, а Галя там подрабатывала официанткой. Вообще-то она заведующей вагоном-рестораном работала, а здесь так, в свободное время... Честно скажу, это была любовь с первого взгляда. У меня раньше много подружек было, но до серьезных отношений дело не доходило. А здесь... Сразу понял — это моя женщина.

Свадьбу играли в квартире ее родителей в центре Иркутска, на улице Карла Маркса — в доме, где раньше ресторан «Байкал» был. Надо ли говорить, что торжество было обставлено по высшему уровню. В загс мы ехали на 11 «Волгах». Во время застолья у нас в квартире играл настоящий джаз-бенд из ресторана «Байкал», где я, признаюсь, в то время был завсегдатаем. Не обошлось и без драки — какая же свадьба без нее! Впрочем, до глобальных размеров этой стычке разрастись не дали. Публика-то на нашей свадьбе в основном серьезная была.

Кстати, в семье жены большой спорт был в большом почете. И немудрено, ведь сестра Гали, Рая Семенкевич, тогда в волейбол играла на самом высоком уровне. Капитан легендарного «Спартака». Со знаменитой Ольгой Ивановой они были на короткой ноге. Став мужем, Олег Катин одновременно стал и отцом для маленькой девочки Маши, дочки жены. А очень скоро в семье Катиных появился сын Жорка...

...По иронии судьбы умерла Галина Владимировна в год, который должен был стать для Олега Георгиевича одним из самым счастливых в жизни — в 1998-м... Именно тогда его «Сибскана» — команда, которую он холил и лелеял многие годы — добилась самого значительного успеха в своей истории, завоевала серебряные медали российского чемпионата.

— Так получилось, что церемония вручения наград состоялась буквально через день после похорон Галины, — мрачнеет Олег Катин. — И все-таки я нашел в себе силы и пришел поздравить ребят с заслуженным успехом. Я не мог не прийти...

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  13 669