И швец, и жнец, и в хоккей игрец

Знаменитый игрок и тренер Олег Катин рассказывает о русском хоккее и о себе

Продолжение. Начало в № 37

Ленинградский клуб «Красная заря» стоял у истоков отечественного хоккея с мячом. В 30-е годы большинство матчей с его участием проходило при переполненных трибунах. Во второй же половине 50-х случился закат некогда именитой команды. Руководство завода «Красная заря» (выпускал средства связи — телефоны, АТС и т. д.) заметно уменьшило расходы на спорт. Под сокращение попал и хоккей с мячом. Впрочем, работу ведущим игрокам (в том числе и уже заявившему о себе Олегу Катину) искать долго не пришлось: в городе как раз набирал ход другой коллектив — «Светлана» (завод по производству лампочек накаливания). Здесь Катин провел два следующих сезона и отметился первым голом в классе сильнейших.

Не хоккеем единым

Поколением двужильных называют спортсменов 30—50-х годов летописцы. Многие мастера не ограничивались тогда лишь одним видом. Лыжники летом занимались бегом, конькобежцы гоняли на велосипедах, хоккеисты, что вполне логично, играли в футбол. Не миновала сия участь и Олега Катина.

— Тренировал нас в «Светлане» Виктор Бодров, — продолжает он рассказ, — личность в ленинградском футболе известная. В 30—40-х годах он был одним из ведущих полузащитников «Зенита». Входил в состав команды, выигравшей в 1944 году Кубок страны. Под его руководством мы зимой выступали в хоккейном первенстве страны, а летом — в футбольном чемпионате города. Были, между прочим, чемпионами Ленинграда. А затем на одном из матчей городского турнира Катина приметил Николай Александрович Гартвиг, один из тренеров «Зенита», и позвал попробовать силы в составе легендарной футбольной дружины.

— Определили меня в дубль, — вспоминает Олег Георгиевич. — Рядом бегали Володя Мещеряков, Стас Завидонов, Толя Дергачев и другие будущие кумиры местных болельщиков. Я играл в центре полузащиты — дирижером, как тогда говорили. Получалось совсем неплохо. Выступал с командой в первенстве СССР среди дублирующих команд. Особо памятным для молодого футболиста оказался матч с резервистами «Торпедо», где он получил тяжелейшую травму — сломал ногу. Данный эпизод документально зафиксирован: у Катина есть по этому поводу целая серия фотоснимков:

— Вот я бегу, — показывает он фото, — вот сближаюсь с вратарем, а вот уже лежу на газоне, схватившись за ногу.

— Да... Было время, — вздыхает Олег Георгиевич. — У меня ведь тогда все по часам было расписано. Хоккей за «Светлану», футбол за «Светлану», а тут еще «Зенит»... Учеба опять же. Я ведь в текстильный институт после школы поступил. Почему в него? Да кто его знает... Нужно же было куда-то идти. Чуть технологом по шерстяным вязальным машинам не стал. Четыре года не учился, а мучился. Тут как раз спортивная карьера пошла... В итоге на четвертом курсе меня выгнали за систематические пропуски и неуспеваемость. Высшее образование я позже все-таки получил: окончил физкультурный институт имени Лесгафта в Ленинграде. Учился в нем, правда, целых 15 лет. Потом еще в высшей школе тренеров...

Рядом с гениями

Следующей ступенью карьеры хоккеиста Катина мог стать «Урожай» из Перово (Московская область). Однако, приехав туда, он оказался на развалинах империи. Именно в это время команда, четыре сезона до этого игравшая в высшей лиге и занявшая в чемпионате 1959—1960 гг. высокое четвертое место, была расформирована. Олег вернулся домой, в ленинградскую «Энергию», но и здесь не задержался — получил предложение из столицы, из команды «Фили».

В Москве он провел всего один год, но зато какой! Здесь получил звание мастера спорта. Здесь познакомился с легендарным советским футболистом Валерием Ворониным, известным не только великолепной игрой в составе «Торпедо» и сборной России, но и своей богатой на события светской жизнью.

— Ох и любили мы почудить, — улыбается Олег Георгиевич. — Молодые были, симпатичные, одетые с иголочки, всегда при деньгах... Воронина тогда называли самым завидным женихом Москвы. Ну я тоже не лыком шит. Проборчик наведешь на голове — и ты король. Гуляли красиво. Могли запросто в Сочи на выходные рвануть.

Никогда не забуду нашу поездку в гости к Владимиру Высоцкому. Они с Валерой дружили. Помню приехали, а в квартире народу тьма. Сам хозяин сначала показался вполне обычным человеком. Но только до тех пор, пока не взял в руки гитару — тут уж он становился царем и богом. Все сразу замолкали...

Впоследствии мы с Высоцким еще раз плотно пересекались — то ли Доме литераторов, то ли в Доме журналистов, куда приходили отдохнуть с Валерой. Увы, жизнь обоих гениев — и футбольного, и поэтического — оказалась слишком короткой...

В 1968 году Воронин попал в автоаварию. Врачи сумели вытащить его буквально с того света, однако лицо у бывшего красавчика было обезображено. Сломленный психологически, он запил... В мае 1984 года его нашли мертвым. Лучшего футболиста СССР 1964-го и 1965 годов, которому когда-то рукоплескали стадионы мира, убили, предположительно, в пьяной разборке. Причиной стал удар тупым предметом по голове. Ему было лишь 44 года...

В компании великих

В марте 1961 года в жизни Олега Катина случилось событие, перевернувшее всю его жизнь. После заключительного матча чемпионата, который «Фили» проводил в Свердловске (ныне Екатеринбург) с местным СКА — одной из сильнейших в ту пору команд страны, в вестибюле гостиницы его, отыгравшего в этом поединке весьма достойно, вдруг окликнули...

— То был великий тренер Иван Иванович Балдин, — говорит Олег Георгиевич. — Он как-то так буднично, по-простому спросил: «Хочешь играть в СКА?» Я обалдел...

В то время из армейской дружины ушел Стас Эйсбруннер, и именно я, по задумке Балдина, должен был заменить его на левом фланге полузащиты. Выступать в составе легендарного коллектива — это было мечтой любого хоккеиста. Естественно, я дал согласие. Сошлись на том, что приеду осенью.

В сентябре на вокзале Катина встречал... Николай Дураков. Один из лучших хоккеистов за всю историю русского хоккея в то время как раз лечил травму и с командой не тренировался. Ему и поручили заняться новобранцем. — Первым делом мы поехали... в бухгалтерию, где мне выдали зарплату за шесть месяцев, — рассказывает Олег Георгиевич. — Оказывается, Иван Иваныч сразу, после того как мы в марте ударили по рукам, поставил меня на довольствие с окладом в 70 рублей. Так что получил я 420 рублей — огромные по тем временам деньги.

Затем Николай увез меня в Чебаркуль, на базу, где армейцы проводили учебно-тренировочный сбор. Таким образом, я, несмотря на свой «белый билет», все-таки попал на воинскую службу. Несколько дней побыл рядовым, потом сержанта присвоили, а очень скоро и до лейтенанта дослужился. В запас же уходил в звании майора. С новыми партнерами (а в СКА тогда что ни игрок, то имя) общий язык нашел на удивление быстро.

В СКА Олег Катин провел три года, и каждый раз команда поднималась на пьедестал союзного чемпионата: в 1962 году — на первую ступень, в 1963-м — на вторую, в 1964-м — на третью. Так наш герой собрал урожай медалей всех достоинств.

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  35 626
Загрузка...