СОЧная командировка

Два месяца иркутские студенты возводили олимпийские объекты

Двадцать иркутских студентов этим летом съездили в Сочи, и вовсе не для того чтобы отдохнуть на берегу Черного моря. Они ударно потрудились за два месяца — стройотряд из Приангарья «Байкал» принял участие в подготовке города-курорта к Олимпиаде-2014, где сейчас на глазах у горожан и всей страны вырастают ледовые стадионы, горно-лыжные трассы, где прорубают тоннели в Кавказских горах и прокладывают новые автобаны и железную дорогу. Вернувшись со стройки, студенты сразу сели за парты: как они убедились воочию, без образования нынче даже кран с места не сдвинешь.

На главной магистрали

Семен Ярчинский и Владимир Былков отправились в Сочи без колебаний — хотелось на олимпийскую стройку посмотреть да и руками поработать. В стройотряд их зачислили сразу: знали — ребята серьезные, трудолюбивые, дисциплинированные, не подведут. Сдали экзамен по электробезопасности, получили допуск, Володя даже освоил рабочую специальность — выучился на газоэлектросварщика.

Работу в Сочи обещали тяжелую — предстояло тянуть высоковольтные линии электропередачи вдоль новой дороги, автомобильной и железной, от Адлера до Красной Поляны, которая сейчас строится и станет основной магистралью Олимпиады-2014. Кто был в этих местах, знает: это значит, строители идут сквозь горы. Иркутским студентам, конечно, тоннели в породах прорубать не довелось, но руки их все равно пригодились.

— Мы заливали фундамент под опоры ЛЭП, делали опалубку — в общем, работа оказалась не сложнее, чем мы думали, — рассказывает Семен. Владимир помогал ремонтировать спецтехнику, гудящую на объектах, — сварка требовалась нечасто.

Условия жизни были тоже, как и обещали еще в Иркутске, хорошие. — После пяти суток в дороге нас встретили в Адлере, — говорят парни. — Повезли в вахтовый городок километрах в четырех-пяти, в пригороде. Разместили в большой трехэтажной общаге, комнаты просторные — на 6 человек, но уютно. Душ, телевизор, Интернет, столовая — все было. Одно неудобство — «удобства» на улице. Но мы вообще-то не сильно привередливые, закрывали на это глаза, ведь ехали работать, а не отдыхать — так настроились.

До седьмого пота

Настрой сибиряков — славно потрудиться, чтобы дома за себя краснеть не пришлось — сразу почувствовало начальство.

— Нам шли навстречу: мы захотели подлиннее рабочий день и только один выходной — воскресенье, разрешили, — рассказывает Володя. — И электроинструмент доверили, приглядевшись к нам поближе: мы работали болгаркой, отбойными молотками, применяли бетономешалку. Дисциплина поддерживалась строгая: с семи утра до семи вечера — на объекте, с перерывом на обед с двенадцати до часу. И чтобы без опозданий, и раньше не уходить.

— Существовала у них такая служба безопасности, которая в любой момент могла прийти и проверить, находишься ли ты на рабочем месте и в каком состоянии, — продолжает Владимир. — Могли дать и в трубочку подышать. Каска, ботинки — спецодежда на тебе всегда должна быть соответствующая и в порядке.

Курорт — стройплощадка

После семи вечера — свободное время: хочешь — в Сочи поезжай, на море, по бульварам гуляй, на кипарисы любуйся, хочешь — в общаге отдыхай. Главное, в одиннадцать вечера быть в вахтовом городке. — Сочи мы, конечно, посмотрели и в море купались, — делятся парни. — Вообще, город живет своей курортной жизнью, хоть цены и высокие, много туристов, которые хотят увидеть, как строят олимпийские объекты. Их не пугает, что Сочи стал похож на стройплощадку: шум, клубы пыли, по улицам бетономешалки ездят — это приезжий народ скорее привлекает. Местные жители, как мы поняли, Олимпиаде не так рады.

В зоне строительства, недалеко от нашего вахтового городка, стоял огородный комплекс. Там мы огурцы-помидоры покупали. Пойдешь поговоришь — сочинцы рассказывают: мол, сильно радоваться нечему, что будет дальше, не знаем, теплицы наши поломают. Так и случилось — еще при нас все это тепличное хозяйство снесли. Надо же строить где-то!

Пока как Колизей

Центр города, набережную вдоль Черного моря пока не украшают — это ближе к Олимпиаде, впереди еще четыре года. Грандиозное строительство развернулось вокруг всероссийской здравницы.

— Чтобы построить совмещенную авто- и железную дорогу от Адлера до Красной Поляны, тоннели просто невероятные прокладываются, километры в горах приходится вырубать. Это три тоннеля: посередине штольня, а параллельно с обеих сторон — трасса для автомобилей с одной и железнодорожные пути с другой. Масштаб впечатляет. Сразу не поймешь, что происходит, подойдешь к рабочим — они расскажут, что и для чего нужно, как породу взрывают, — объясняет Семен.

— Широкие автобаны, много мостов, современных развязок, — говорит Владимир. — Шоссе — и над ним мосты, как в Японии. Интересно, что вдоль дорог будут стоять специальные щиты-шумоотражатели, чтобы шум уходил в сторону от города.

В Красной Поляне, куда ведет дорога, строят санно-бобслейный, горно-лыжный комплексы: трассы, трамплины... В Адлере ледовую арену возводят — огромное сооружение. К этому стадиону под открытым небом мы близко не подходили, там другие отряды (а в Сочи летом около 1500 студентов со всей страны приехало) работали на отделке. Со стороны он похож на Колизей: кажется, разрушенный — но, наоборот, еще только строится, пока высотой в этажей пять где-то, не больше.

— Поразила спецтехника, — восхищается Владимир. — Нам о ней рассказывали в университете, но когда ты это видишь своими глазами, можешь подойти, посмотреть, пощупать — это другое дело, очень интересно.

Краны большие, управляет ими только компьютер. Чтобы работать на такой технике, надо учиться полгода, и то не всем дано. Когда я работал механиком, водители поделились: один кран был, который стоит порядка 70 миллионов, на него учили трех человек — один недоучился, а двух кое-как выучили.

* * *

Жара стояла изнурительная, почти каждый день под 40 градусов, за два месяца — два дождя.

— Мы точно не знаем, но поговаривали так: чтобы дожди не шли над олимпийскими объектами, где строительство ведется, каждое утро поднимался вертолет, что-то в небе разбрызгивал — и тучи уходили в другую сторону, — улыбаются парни. — Смотришь — облака вроде идут из Красной Поляны, там дождь льет, и вдруг их куда-то в сторону уводит. А мы все время ливня ждали.

Так же, как ждали дороги домой.

— После пальм так хотелось оказаться под какой-нибудь березкой или елкой, — смеется Семен. — Честное слово, я в первый раз так по дому соскучился.

Правда, на следующий год они собираются в Сочи опять — даже без колебаний. Только летнюю сессию сдадут...

Метки:
baikalpress_id:  13 580