«Красный эшелон»

Так называли агитпоезд ЦК ВЛКСМ, который 35 лет назад впервые привез артистов к строителям БАМа, а потом доставлял даже картины из Третьяковской галереи

Окончание. Начало в № 36

Двадцать четвертого сентября 1975 года с московского вокзального перрона отошел агитпоезд ЦК ВЛКСМ, направлявшийся на БАМ. Первый рейс, рассчитанный на несколько месяцев, протянулся на годы: более десяти лет «Красный эшелон» вел «культурное освоение» магистрали, помогая первопроходцам не только строить, но и, в общем-то, жить.

Шишкин в тайге

«Красный эшелон» привозил с собой клуб, кинотеатр, библиотеку, выставочный зал. Лучшие музеи страны отправляли на БАМ свои экспонаты — Третьяковская галерея, Эрмитаж, Русский музей... Благодаря этому строителям магистрали стали доступны уникальные произведения искусства. Пример показала Третьяковка.

— Еще во время подготовки поезда к работе на БАМе сотрудница Третьяковки Марина Львовна Рысина, узнав об этом, сама пришла к нам, — рассказывает первый руководитель агитэшелона ЦК ВЛКСМ Е.Словецкий. — Рассказала, что в галерее давно создана передвижная выставка малых копий известных картин. Копии эти были выполнены с большим мастерством, и в свое время Рысина ездила с ними и к строителям Братской ГЭС, и на другие крупнейшие стройки. Вместе со своей хранительницей картины побывали и в тайге, и в пустыне... По предложению Марины Львовны технологи завода нашли решение по закреплению картин в вагоне, сохранению их от резко меняющихся климатических условий, большого перепада температур. Успех нашей галереи был огромен, на стоянках она работала почти круглосуточно.

Помню случай. Далеко заполночь научный сотрудник Государственного Русского музея Борис Столяров упаковал картины в ящики (завтра надо было возвращаться в Ленинград) и собирался прилечь отдохнуть. В это время, а было два часа ночи, с соседней станции пришли человек десять ребят и девчат с просьбой показать картины, рассказать о музее. И конечно, беседа состоялась. А уже утром Борис и ребята расстались: они помогли вновь упаковать картины, загрузить в автобус, отправлявшийся в аэропорт, а сами пошли на свои рабочие места.

Кино в вагончиках

Кинематографисты Страны Советов тоже не могли остаться в стороне от эпохального дела — поспешили на БАМ. Артисты привозили новые фильмы со своим участием, устраивали творческие встречи. В сентябре 1976 года в поселке Чегдомын состоялся первый кинофестиваль «Молодые — молодым». В составе делегации с Большой земли были Елена Драпеко, Павел Любимов, Елена Санько, Сергей Гурзо, Людмила Зайцева, Борис Токарев — всеми любимые и узнаваемые актеры.

— Благодаря агитпоезду, его вертолету, его автомашинам мы пролетели и проехали по участкам огромной стройки тысячи километров, — вспоминали участники кинофестиваля. — Нередко нам приходилось выступать одновременно в двух клубах, а там, где их не было, в вагончиках. В одном шли фильмы, в другом — беседа, после которой мы спешили в первый клуб, а наши фильмы во второй.

На этих встречах мы узнавали героев наших картин. Они, конечно же, романтичны. Но и сметливы. Работают основательно. А еще любят смеяться, умеют красиво одеваться. И больше всего на свете ценят дружбу. Удивительно, но в глухих таежных поселках находилось место и время не только для кино — даже для балета.

В составе творческих групп работали солисты Большого театра, артисты театров Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Вильнюса, Риги, Таллина, более трех тысяч участников двухсот профессиональных и художественных коллективов, сотни поэтов, писателей, журналистов... Такие факты приводит Е.Словецкий.

Песни с туманом и запахом тайги

На БАМе появились на свет многие известные песни. Часто они рождались прямо в агитпоезде, что называется, под стук колес. Самые популярные советские композиторы — Владимир Шаинский, Людмила Лядова, Георгий Мовсесян, Евгений Птичкин, Александр Журбин, не говоря уже об Александре Пахмутовой и Николае Добронравове — были постоянными участниками «Красного эшелона», выступали на многих площадках Всесоюзной ударной комсомольской стройки. Встречи на БАМе вдохновляли этих талантливых людей, строчки из их песен, напитанные туманом и запахом тайги, распевала потом вся страна.

Поэт Михаил Пляцковский, автор «Бамовского вальса», вспоминал: — Как искры высекались, рождались стихи, песни. Песню «Дорога железная» (исполнял ВИА «Пламя». — Авт.) мы написали в вагоне за одну ночь:

Дорога железная,

Как ниточка, тянется,

А то, что построено,

Все людям останется...

Впервые исполнили ее в Тынде, в Доме культуры «Юность». Очень волновались. Закончили петь, ждем реакции слушателей — в ответ тишина, ни одного хлопка. «Еще спойте», — попросил кто-то. Мы исполнили песню еще раз. Опять молчание. И голос: «Спойте еще раз». Мы с Шаинским переглянулись: неужели провал? Но просьбу исполнили. И вот тут слышим: «Теперь слова все переписали, спасибо за песню!» И такой шквал аплодисментов обрушился на нас, что жарко стало...

На детский сеанс

О гостеприимстве бамовцев уже сказано немало — участников агитпоезда они ждали всегда с огромным нетерпением. На встречи приходило буквально все население поселков, станций. Тогда еще на БАМе было мало детских садиков и яслей, детей оставить было не с кем и, как правило, молодым мамам и папам с ребятишками на руках отводились лучшие места в первых рядах.

Детей вообще очень любили в «Красном эшелоне» — дошколят, школьников. Для них устраивали детский кинотеатр на колесах, детские выставки и, конечно, игротеки. Композитор Владимир Шаинский и поэт Михаил Пляцковский заложили добрую традицию, вместе с ними ребячий хор на многих станциях распевал песенки о крокодиле Гене, об улыбке. У юных бамовцев остались на память рисунки Чебурашки, подарил их автор — художник киностудии «Союзмультфильм» Эдуард Назаров.

— Один из дней июля 1980 года в поселке Кувыкта, — рассказывает Е.Словецкий. — Длинной разноцветной вереницей тянутся дети к поезду. Воспитатели то и дело пересчитывают свой караван. В кино, на мультфильм, в агитпоезд шагает детский сад в полном составе. Сегодня у них настоящий праздник. Старшие по возрасту покровительственно уступают места малышам. Расселись наконец. Потихоньку смолкает шум, гаснет свет... Лица и глаза маленьких бамовцев скажут вам все. Один сеанс заканчивается, начинается другой, третий... Детей на БАМе много, за первые 10 лет их родилось свыше 60 тысяч!

Аплодисменты в три часа ночи

О маршруте следования агитсостава на БАМе узнавали заблаговременно. Случалось, люди не раз просили остановиться в незапланированном населенном пункте хотя бы на часок, присылали в штаб эшелона целые делегации, порой за десятки километров, приезжали коллективами и семьями.

— В поселке Амгунь, — вспоминает Е.Словецкий, — шел обычный рабочий день агитпоезда. Часов в девять вечера, когда проходил плановый концерт, к поезду подъехал мотоциклист. Найдя штаб, он начал горячо уговаривать нас выступить в другом поселке: «У нас в Ясном всегда ждут встречи с агитпоездом. И все никак она не удается, хотя от железной дороги совсем немного в сторону, всего 25 километров...»

Прикинув варианты, в штабе ехать отказались: у групп из Воронежа и Узбекистана в 22 часа должен был состояться уже четвертый концерт. Кроме того, по расписанию в ноль часов поезд уходил в следующий поселок. «Это ничего, — не сдавался комсомолец, — главное, чтобы вы согласились, а в остальном мы поможем. И локомотив остановим, и машину для аппаратуры и реквизита пришлем».

Около двух часов мы были уже недалеко от Ясного, на разъезде нас ждали: минуты — и все загружено в машины. Вскоре мы были перед поселковым клубом. Нам не терпелось увидеть зрителей, которые в 3 часа ночи пришли на этот концерт. И вот — оглушительный шквал аплодисментов. Лица мостостроителей светились радостью...

Наверное, никто так и не сможет точно подсчитать, на сколько ускорили прокладку стальной колеи прозвучавшие на БАМе стихи и песни. Но то, что это так, — факт! Хороший концерт иногда бывает нужнее пламенной агитации и призыва трудиться, это поняли многие.

* * *

«Красный эшелон» — это тоже символ БАМа. Агитпоезд не только очевидец, но и участник многих событий в жизни грандиозной стройки. Памятными маршрутами довелось пройти ему в качестве первого поезда — в Звездный, Беркакит, Улькан, Северобайкальск, Хорогочи, совершить переход по впервые замкнутому Дальневосточному кольцу. Есть в истории агитсостава особенный, дорогой подарок от бамовцев: в 1984 году «Красный эшелон» первым прошел по золотому звену, а затем во всей великой трассе.

Цифры

Если всех участников агитбригад (а их за

10 лет было свыше 6 тысяч человек) разместить в одном эшелоне агитпоезда ЦК ВЛКСМ, понадобился бы состав почти из 200 вагонов, растянувшийся

на 10—12 километров.

Использованы материалы сборника «От Байкала до Амура» (изд-во «Современник», Москва, 1986), статья Е.Словецкого «Рейс длиною в десять лет».

Метки:
Загрузка...