Рыночные короли и капуста

Фермер из Ревякино Владимир Скорняков рассказывает, легко ли держать низкие цены и возможно ли это без убытка для хозяйства

Что собой представляют фермерские хозяйства за рубежом, мы знаем из телевизионных передач: огромные поля, новейшая сельскохозяйственная техника и чистые, словно умытые, животные. Труд у зарубежных аграриев, получается, благородный и благодарный. И в России есть фермеры, и труд их не менее благородный, хотя и не такой благодарный. Кто-то, возможно, даже недоуменно воскликнет: «А они еще есть? Неужели их еще не вытеснили китайцы?» Выходит, пока еще не вытеснили. Многие из них собирают неплохие урожаи, не задирая ценников при реализации овощей. Именно разумная конечная стоимость витаминов — цель нового проекта «Копейки» «Народная цена», заявленного в прошлом номере. Сегодня мы расскажем о Владимире Скорнякове из деревни Ревякино Иркутского района, а он в свою очередь — о том, легко ли держать низкие цены и возможно ли это без убытка для хозяйства.

Найти ферму Владимира Скорнякова в Ревякино совсем не сложно — в деревне все знают друг друга. К тому же многие жители работают именно у него. Фазенда Скорнякова стоит в чистом поле.

— Это удобно, — говорит сам Владимир при встрече, — хозяйство как на ладони: вышел во двор — и работай. И все под присмотром — и огород, и люди.

Когда-то Владимир и его родители работали в ревякинском совхозе, но в 1992 году всей семьей написали заявление на создание крестьянско-фермерского хозяйства и вышли из совхоза. Владимиру было тогда 24 года, он окончил ИСХИ по специальности агроном. Учился неплохо, ему даже хотели дать направление в аспирантуру и предлагали работать в институте преподавателем. Но будущий фермер отказался, уже тогда на землю тянуло. Решил, что надо свое хозяйство заводить. Нашел спонсоров, купил первый трактор, плуги, культиваторы. В первый год посадили только 5 гектаров картошки. Со временем площадь хозяйства выросла до 75 гектаров.

Треть своего огорода Скорняковы засевают картофелем, еще 10 гектаров — овощами: морковью, свеклой, редькой. Далее «мелочи» — 50 соток капусты, перцев, тыквы. Есть свои помидоры и огурцы. И урожай в этой году неплохой. Уборочные работы в самом разгаре, Владимир говорит, что 250—300 центнеров картошки они в любом случае накопают; 200 центнеров свеклы уже собрали, а морковку пока еще не начинали копать, ведь из-за затяжной весны и засушливого лета она только сейчас стала набирать массу.

Владимир признается, что погода в этом году сказалась только на урожае морковки и редьки, все остальное осталось на уровне прошлого года. Всем заведуют он и его жена Людмила, дети же только подрастают — старшему сыну Роману всего 11 лет.

— Видите на некоторых кочанах капусты дырочки? — показывает свое хозяйство Владимир. — Это капустная моль поработала, химию применяю мало. Однако я не стану вам врать, уверяя, что у меня ее нет совсем. И кто бы вам такое ни сказал, знайте — это неправда. Невозможно вырастить овощи в таких больших объемах, ничем их не обрабатывая. Однако я это делаю в разумных пределах. У тех же китайцев к капусте дырок нет совсем, потому что они моль травят каждые две-три недели. А я свои овощи сам ем, детей кормлю...

Впрочем, вырастить овощи — это лишь одна проблема. Другая — продать. — Это очень сложно, — вздыхает ревякинский фермер, — потому что цена на них зависит не только от моего желания. В прошлом году, например, килограмм морковки на Центральном рынке стоил 30 рублей. Я перекупщикам по 10 рублей отдавал. Когда вышел на рынок сам, отдавал по 25 рублей за кило. Но ко мне сразу стали другие продавцы подходить и ругаться: ты зачем нам цену ломаешь?

А так как объемы большие, самому все продать сложно, работать приходится в основном с перекупщиками. Или с теми покупателями, которые сами приезжают на ферму. Многие уже поняли, что такие покупки намного выгоднее, и бывает, что за день здесь очередь из машин скапливается. И на КамАЗах приезжают, и на фурах.

— Мне даже хотелось бы, чтобы люди сами приезжали, — говорит Владимир. — Чтобы видели, что это наши овощи, не китайские. А на рынке это сложно проверить. Разве что приехать в семь утра и посмотреть — кто и у кого делает закупки. Сейчас многие на рынке под своей продукцией пишут название какого-либо фермерского хозяйства, а начинаешь проверять — они даже фамилию своего фермера назвать не могут! Нередко овощи эти закупают у китайцев, в Хомутово, где сейчас самая низкая цена, а потом торгуют как своими. Этим грешат даже бабульки, выдавая огурцы со своего огорода.

Вот и сейчас в областном центре можно купить по большей части китайские овощи — фермеры пока занимаются тем, что забивают свои хранилища. Поэтому и с ценой еще до конца не определились. Например, еще недавно Владимир продавал картофель по 7 рублей за килограмм, сейчас по 10 рублей. В то же время на рынке второй хлеб меньше чем за 25 не найдешь. — Очень надеюсь, что в этом году не только перекупщики, но и мы тоже сможем заработать...

Мы перешагиваем морковные грядки, а Владимир продолжает делиться своими переживаниями:

— У меня из техники — три трактора «Беларусь», два ДТ-75 и два комбайна. В советские времена из этого набора у меня только бы одна «Беларусь» работала, остальную технику списали бы. Комбайнам уже по 15—20 лет. А у других фермеров комбайны работают, которые 30 лет назад выпускались, представляете? Поменять давно уже надо, а я все никак не могу денег накопить. А ведь надо еще и зарплату людям платить. Постоянно у Скорнякова работает от 20 до 30 человек, еще и студенты из Оека приезжают, иногда до 100 человек. Сами подрабатывают и фермеру помогают — пропалывать, выкапывать.

— К сожалению, работников все сложнее найти, — говорит мой собеседник. — Им зарплату даешь — они на следующий день не приходят уже. Есть, конечно, и порядочные люди, а есть такие, что только смотришь, не сломали бы чего да не утащили.

Чиновники различного уровня своеобразно помогают фермерам, выдавая... почетные грамоты. Каждый год — да несколько раз. Скорнякову, который обычно занимает одно из первых мест по району, даже присвоили звание ветерана труда.

— Хотя, — горько улыбается он, — просто хочется, чтобы государство, не только на уровне области, но и всей страны повернулось к фермерам лицом. Ведь на том же рынке цена на овощи одинаковая, но перекупщики у китайцев берут, а фермеры свое продают. Китайцы потом весь доход с собой увозят, а мы тут живем. А иногда вообще в убыток работаешь. Недавно многие фермеры на лизинге прогорели, набрав техники. Ведь изначально шел разговор о том, что администрация области будет за свой счет гасить часть кредита. А теперь говорят, что в бюджете денег на это нет. А проценты капают. С некоторых пор с осторожностью отношусь и к конкурсам. В 2003 году я принимал участие в городских торгах и дал самую низкую цену на овощи. Так меня потом заставили развозить их мелкими партиями, по 50 и 100 килограммов. В итоге потерял порядка 200 тысяч рублей. Раскрученные места на рынке отдают своим людям, а у нас доходы падают. Семеноводство не развито, поэтому семена приходится покупать в Голландии и Нидерландах — это очень дорого.

Высказав все это, Владимир помолчал, а потом добавил: — Иногда охота все продать и бросить. А потом сядешь, подумаешь: ну а чем еще заниматься? С землей работаю — это же для души!

Метки:
baikalpress_id:  13 576
Загрузка...