Аттракционы на колесах

Цена за проезд на общественном транспорте к Новому году может увеличиться до 15 рублей, но возрастет ли безопасность пассажиров?

Когда мы садимся в общественный транспорт и платим деньги за проезд, то, естественно, ждем, что нас довезут до нашей остановки без каких-либо происшествий. И надпись в кабине «Пять минут страха — и ты дома» воспринимается как неуместная шутка. Однако ДТП с участием маршруток отнюдь не редки и лишний раз подтверждают это острое высказывание, которое не лишено оснований. Например, за 7 месяцев 2010 года зафиксировано 1026 столкновений пассажирского транспорта: 68 человек при этом получили тяжелые ранения, один погиб. В чем причина столь частых аварий? Кто отвечает за безопасность пассажиров? Эти и другие вопросы мы задали Алексею Колмакову, заместителю председателя Ассоциации автотранспортных предприятий Иркутска.

— Алексей Анатольевич, число ДТП, произошедших по вине водителей автобусов, удручает: за семь месяцев уже 592??? случая. Создается впечатление, что общественный транспорт сегодня рискованный аттракцион...

— Это средние показатели по России. Где-то аварий больше, чем в Иркутской области. Хотя проблем, конечно, и у нас хватает. Так, например, в кругу нашей ассоциации уже второй год действует черный список. В него мы вносим водителей, которые, по-нашему мнению, вообще не имеют права управлять пассажирским автобусом. Среди них попадаются люди, которые по 4 раза в месяц нарушают правила дорожного движения — выезжают на встречную полосу, превышают скорость. Это ведь натуральные преступники на дороге, которых надо отлучить от управления пассажирским транспортом. Но, к сожалению, это не всегда удается.

— Почему?

— В ассоциацию входит только 70 процентов всего коммерческого транспорта Иркутска. Поэтому таким водителям не составляет труда просто уйти на другие предприятия и работать там. Когда мы обращаемся к руководителям таких организаций, в ответ слышим: ну да, нарушает — и что? И действительно, мы не можем заставить предпринимателей не брать лихачей на работу. И законов таких нет. Кроме этого, существует еще одна проблема. Ежедневно в городе работает 1600—1700 единиц техники. Все они принадлежат разным предпринимателям, у которых есть лицензии. Однако бывает, что у человека есть старенькая маршрутка, на которой он выезжает в город два-три раза в день по любому маршруту. Понятно, что в данном случае пассажирам вообще никто не может дать гарантий. И что самое печальное, с такого водителя спрос гораздо меньше, чем с тех, кто работает по лицензии. Единственное, что его можно привлечь к ответственности за незаконное предпринимательство. Так этот факт еще надо доказать!

— То есть получается, что мы реально рискуем, когда садимся в маршрутку?

— Получается, что так. Конечно, в рамках своей ассоциации мы стареемся повысить уровень безопасности, набираем только проверенных водителей — а ведь сегодня хорошие водители на вес золота. Если кто не знает, работа за рулем общественного транспорта очень нервная, и текучка среди водителей страшная. Транспортные потоки у нас большие, улицы узкие. Большинство из тех, кто устраивается на работу, через два дня не выдерживают и уходят.

— Есть такая версия, что маршрутчики попадают в аварии из-за хронической усталости, бывает, что чуть ли не засыпают за рулем...

— Нет, что вы! В таком потоке очень сложно уснуть. Но от интенсивной работы с семи утра до восьми вечера притупляется внимание — это правда.

— Так, может, надо придумать другой график работы? Тогда и водителям будет легче, и пассажирам. А то после девяти вечера в городе становится сложно передвигаться, транспорт перестает ходить.

— Позволить себе две смены коммерческий транспорт не может. Ведь иначе на такие же вырученные деньги нам придется принять в два раза больше водителей, а это непозволительная роскошь. Зато есть решение другой проблемы — вечернего проезда. Вот почему сейчас существуют сложности? После семи часов вечера спадает пассажиропоток, и работать на линии становится совершенно невыгодно. Недавно на заседании думы Иркутска, например, озвучили цифры: чтобы продлить работу муниципального транспорта на час, из городского бюджета надо выделить 12 миллионов рублей в год. Бизнесменам же никто ничего выделять не будет. Однако, если поднять цену за проезд вечером до 20 рублей, будет выгодно всем. Маршрутчики смогут зарабатывать, а пассажиры вместо 200 рублей за легковое такси будут платить 20. Однако пока все цены находятся в ведении службы по тарифам Иркутской области, а там не считают такую мерой необходимой.

— То есть вы считаете, что пассажиры мало платят?

— Я вам открою страшную тайну. Тут надо понимать, что коммерческий общественный транспорт — это в первую очередь бизнес. Вот я в этом бизнесе с 1996 года. Мы тогда покупали машины не старше трех лет. Сегодня состояние рентабельности такое, что мы вынуждены ездить на настоящем хламе. И это не потому что перевозчик плохой, ведь эксплуатировать новые машины намного удобнее и выгоднее, нежели этот 20-летний хлам. Машина должна приносить деньги, а, когда она стоит в гараже, она эти деньги только съедает. К сожалению, сегодня перевозчики работают на грани рентабельности. Чтобы у нас была возможность менять автопарк, плату за проезд еще три года назад должны были поднять до 15 рублей. Возможно, что уже к этому Новому году она и станет такой. Для населения это, конечно, негативная новость, но это вынужденная мера, которая в итоге приведет к тому, что у нас начнут обновлять автопарк.

— Бизнес есть бизнес, да? Но ведь в бизнесе должен быть доволен не только тот, кто зарабатывает на оказании услуг, но и тот, кому их оказывают — в нашем случае пассажир. А пока что наш пассажир лишен возможности выбирать: садимся непонятно куда, за рулем непонятно кто...

— Первый вопрос тоже может решить цена. Более комфортные маршрутки, я считаю, должны стоить дороже. А что касается водителей, то мы уже обдумываем вопрос о введении отличительных знаков, чтобы пассажир мог выбрать автобус, за рулем которого действительно опытный и надежный водитель. Но сначала нам надо навести порядок у себя, чтобы потом за этот знак не было стыдно. Правда, таких остановок, где люди могли бы спокойно выбирать, в городе немного.

— Кстати, а почему за рулем маршруток так много гастарбайтеров? У них ведь даже нет российских прав...

— Да, водительские удостоверения у них свои, хотя сейчас ведутся разговоры, что при пассажирских перевозках им надо пересдавать на российские права. Но по своему опыту могу сказать, что основная масса приезжих из Азербайджана и Таджикистана — исполнительные люди. Они приезжают сюда на заработки, и проблем с ними нет. Проблемы с теми, у кого российское гражданство и над кем не висит угроза депортации. Вот они могут вести себя некультурно. Но в таких случаях нужно сразу реагировать: звонить по указанным в салоне телефонам или лично мне — 608-444. А русских стало меньше по одной простой причине — в нынешних экономических условиях наши не хотят работать. Они, увы, идут за «Клинским».

— В случае ДТП пассажир может рассчитывать на компенсацию вреда?

— Весь транспорт сегодня застрахован полисами обязательного страхования, в котором предусмотрена компенсация здоровья. Поэтому лечение будет оплачено. А вот за компенсацией морального вреда придется обращаться к адвокатам. Размер такой компенсации сегодня доходит до 400 тысяч рублей. Хотя, как мне кажется, многие пытаются на этом еще и заработать. У нас некоторые пассажиры в последнее время так делают: упал в автобусе, лоб разбил — нанял адвоката. Это явление пока не носит массового характера, но что-то подозрительно участилось...

Статистика

За семь месяцев 2010 года в Иркутске произошло 1026 ДТП с участием коммерческих автобусов и маршрутных такси. Из них 592 —

по вине водителей. ДТП, в которых по вине водителей пострадали люди, — 29; 68 человек получили ранения, из них 34 — по вине водителей.

За аналогичный период 2009 года произошло 1005 ДТП: по вине водителей — 547, с пострадавшими по вине водителей — 31; 4 человека погибло, из них трое — по вине водителей автобусов. Ранены 89, из них 41 —

по вине водителей.

— Главными причинами ДТП с участием коммерческого общественного транспорта становятся нарушение правил проезда перекрестков, правил обгона и выезд на встречную полосу, — говорит сотрудник

пресс-службы ГИБДД г. Иркутска Иван Добровольский. — А также это низкая профилактическая работа руководителей предприятий с водителями. Во время проверок выясняется, что большинство договоров, заключенных перевозчиками на медицинский осмотр водителей и техническое обслуживание машин, фиктивное. Также часто выясняется, что водители выходят на линию без осмотра медиком и механиком.

Метки:
baikalpress_id:  35 610