Трудодни малолетних колхозников

В первый же год Великой Отечественной войны почти все трудоспособные мужчины из сибирских деревень ушли на фронт. В колхозах остались старики, женщины и дети. Подростки на многих работах заменили отцов и братьев. В начале 1942 года Совет народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) установили обязательный минимум трудодней, который должны были выработать подростки 12—16 лет за год, — 50 трудодней. А для колхозников старше 16 лет этот минимум был 120 трудодней.

В то же время районная газета «Илимский партизан» (от 21 мая 1942 г.) сообщала, что Игорь Погодаев, подросток 14 лет из колхоза «Красный Октябрь», к этому времени уже заработал 80 трудодней, а Адольф Замаратский, 12 лет, из этого же колхоза, за 1,5 месяца заработал 30 трудодней. В другом номере «Илимского партизана» рассказано, что 13-летний Вася Москвин из Бадармы за июль заработал 56 трудодней, а невонский колхозник Вася Антипин, 11 лет от роду, работал конюхом, ухаживал за 8 лошадями. Почти все ребята, особенно в отдаленных деревнях, после четвертого класса бросали учебу и переходили на постоянную работу в колхозе, а в то время им было всем по 11—12 лет. Девчонки 12 лет становились телятницами, в 14 — доярками, а с 9—10 лет уже помогали матерям на ферме ухаживать за скотом, во время сенокоса сгребать сено, на жатве вязать снопы и подскребать жниву после жаток, на которых работали 14—15-летние мальчишки.

Большинство рабочих лошадей увезли на фронт, близ окопов животные стали основной тягловой силой. Поэтому уже весной 1942 года колхозники стали обучать крупнорогатый скот ходить в упряжке. Девчата 15—16 лет, плача, тянули за повод обессиленных коров, запряженных в плуг или борону. Для учеников старших классов занятия в школе весной заканчивались раньше, а осенью начинались позднее. Вплоть до окончания обмолота хлеба ученики после занятий бежали на колхозный ток подвозить к молотилке снопы и отвозить от нее солому, помогать очищать зерно на веялках и триерах. Уроки готовили вечерами при свете лучины или возле печки, так как не было не только электричества, но и керосина для ламп. Мальчишки 14—16 лет зимой «ходили в дорогу» с обозом, каждый на трех лошадях, вывозили зерно и рыбу из ангарских деревень за 200—250 километров при 40—55-градусном морозе.

Женщины заменили мужей, стали работать председателями колхозов и сельсоветов. Председателем райисполкома работала во время войны учительница Евдокия Варламовна Романова.

В деревне Бубновой тогда жили три сестры по прозвищу Арсентьевские, уроженцы ангарской деревни Банщиково, вышедшие замуж за бубновских ребят. Проводив мужей на фронт, Степанида, Александра и Дарья заменили их и выполняли всю мужскую работу. Однажды зашел разговор об уравниловке в оплате труда на сенокошении. Каждому желающему показать себя отвели отдельный участок и в конце дня замерили выкошенные участки. При норме для мужчины 0,4 гектара Александра Арсентьевна выкосила за день 1 гектар, немного меньше — Степанида Арсентьевна. По полторы-две нормы скосили солдатки Анна Егоровна, Александра Андреевна, Татьяна Степановна и еще несколько женщин. И так работали везде, перевыполняя нормы.

Для тружеников деревни война не закончилась 9 мая 1945 года. На Восточный фронт ушли ребята 1927 года рождения. Снова опустели деревни, так как солдаты стали возвращаться домой только в июне-июле 1945 года.

После возвращения мужчин с войны в деревни работа в колхозах стала производительнее. В 1947 году в некоторых колхозах на отдельных участках был получен урожай зерновых более 18 центнеров с гектара, за что 14 колхозников района получили государственные награды, а среди них 10 женщин-звеньевых.

 Всю войну труженики тыла трудились под лозунгом «Все для фронта, все для победы!», отдавая фронту свои силы, свои сбережения и даже свой последний хлеб.

Анатолий Бубнов, ветеран труда и труженик тыла, г. Железногорск-Илимский

Метки:
baikalpress_id:  49 756