Чешуя вопроса

Тема спора между предпринимателем Виталием Андрияновым, который пытается разводить в Иркутске форель, и управлением Росрыболовства получила свое продолжение

О конфликте между предпринимателем и контролирующими органами «Копейка» рассказала 11 августа в материале «Экзотический хищник». После публикации наш корреспондент разыскал предпринимателя, который подтвердил свою уверенность в том, что под плотиной ГЭС в Иркутске можно выращивать форель. Управление Росрыболовства требует согласования проекта на предмет его экологической безопасности. Сейчас стороны далеки от понимания, продолжают закидывать друг друга заявлениями, жалобами, заключениями и справками, а также судятся. Пока что ничья. Предприниматель Виталий Андриянов говорит, что будет бороться до победного конца, поскольку на его стороне заключения экспертов, законы, а также огромное желание разводить форель в водоемах столицы Приангарья. Рыбоохрана его оптимизма не разделяет...

— Вы только представьте: если мой эксперимент удастся, мы сможем говорить о форелевой рыбалке в Иркутске! — говорит Андриянов. — Однако пока перспективы не ясны. Сегодня я, вместо того чтобы полностью заняться разведением рыбы, занимаюсь препирательствами с ведомством, которое, по-хорошему, должно мне помогать, а не чинить препоны.

От задумки разводить форель до ее реализации прошло пять лет. В течение этого времени Виталий перерыл огромную кучу литературы, досконально изучил вопрос, переговорил со многими специалистами и решил рискнуть. И тут возникли трудности.

— В чем причина вашего взаимного непонимания?

— Я не знаю истинных причин. Но собственную позицию изначально обозначил четко и лаконично: я буду платить только за то, что требуется оплачивать по закону, а больше никому ни копейки не дам. После этого продвижение идеи встало. Хотя, может, у рыбоохраны какой-то другой мотив и их позиция с этим заявлением никак не связана, но все их мнения и заключения просто разбиваются о мнение экспертов рыбной отрасли. Я говорю о настоящих экспертах — ученых, работниках рыбных предприятий и прочих лицах, непосредственно занятых разведением рыбы, а не об инспекторах надзорных органов.

 У контролирующих органов иная позиция. Государственный инспектор территориального отдела контроля надзора и рыбоохраны Ангаро-Байкальского территориального управления рыбоохраны Дмитрий Юрьев посвятил «Копейку» в свою версию:

— Выявлено нарушение закона. Виталий Андриянов без согласования с нами построил вольеры под плотиной, где выращивает рыбу. У нас нет научной проработки в вопросе разведения форели в иркутских водохранилищах, поэтому невозможно даже представить, какой ущерб эта рыба может нанести фауне и флоре Ангары. Сиг, таймень, ленок — эти виды, если форель выпустить, как мы считаем, будут под угрозой исчезновения. Потому что форель — хищник. Мы не можем подобное допустить. Поэтому будем решать вопрос о прекращении разведения в судебном порядке.

 Между тем данный вид рыбы — форель радужная, которую и выводит Виталий Андриянов, — одобрен научным советом Востсибрыбцентра для ввода его в Ангарские водохранилища в виде пастбищного рыбоводства как с целью получения ценного объекта спортивного и промыслового рыболовства, так и биологического мелиоратора. Дело в том, что на тех же «квадратах», в сантиметре от вольеров с мальками форели, мы собственными глазами видели целые косяки мелкой, не более пяти сантиметров в длину, рыбы. Ее очень много, есть ей нечего. Эта рыба может стать натуральным кормом для форели. Другой вопрос — будет ли форель ею питаться? Закавыка в том, что выращенная на кормах форель теряет инстинкт хищника. Она привыкает к тому, что ее кормят. Поэтому, как правило, никогда не заплывает дальше четырех километров от вольера, в котором ее взрастили, и всегда возвращается «домой».

 Виталий Андриянов задает вполне резонный вопрос: почему в других регионах Сибири можно выращивать форель и выпускать для ловли, а в Иркутске нельзя?

 — В Саяногорске на Енисее более двадцати лет работает форелевое хозяйство, построенное в старые добрые времена на деньги ГЭС. И рыбаки все довольны, и рыбоохрана спокойно живет... Хотя вроде страна одна и законы одинаковые....

Позицию Виталия разделяет заведующий кафедрой зоологии позвоночных и экологии Иркутского государственного университета — доктор биологических наук профессор Аркадий Матвеев: к нам в руки попало его заключение по этому вопросу. Он рассказывает, что мировыми лидерами в поставке на международный рынок форели и семги являются Скандинавские страны (Норвегия, Дания) и Чили, где выращивают десятки тысяч тонн этого вида в год. А площади имеющихся водоемов в нижнем бьефе Иркутской ГЭС позволяют создать там значительное по объемам рыбоводное хозяйство.

 Виталий в свою очередь отмечает, что при разведении форель в реке размножаться не сможет — это элементарная биология. Кроме того, то, чем он занимается, это садковое рыбоводство, иными словами — производство рыбы на продажу либо вывод форели в закрытые водоемы для коммерческой рыбалки. Именно в закрытые — чтобы она не смогла попасть в реку.

Тем не менее рыбнадзор эти выводы не убеждают. Инспекторам виднее, что форель разводить на «квадратах» в Ангаре нельзя, хотя они и не могут этого доказать, поскольку научных изысканий их ведомством не проводилось. Предприниматель считает, что ситуацию с благородной рыбой можно переломить в корне:

— К примеру, чтобы карась набрал килограмм веса, он должен съесть пять килограммов корма. Форель, чтобы набрать тот же килограмм, съедает всего полтора. Кого приятнее ловить — карася или форель? Много лет у нас возводится в культ копченый омуль. Считаю, кто пробовал копченую форель, омуля есть уже не станет. И ведь, если мне перестанут чинить преграды, форель можно будет ловить в Иркутске. И я на собственном опыте доказал, что у нас эту рыбу растить можно. Вот простой пример. На заводах допустимый предел потерь мальков при выведении их из икры составляет 15 процентов. Я в домашних условиях на оборудовании, изготовленном собственными руками по чертежам из Интернета, допустил лишь пять процентов потерь. Но дальше мне развиваться не дают контролирующие органы. Хотя у нас вроде бы объявлен зеленый свет малому предпринимательству.

Виталий уверен, что за форелью будущее иркутской рыбалки. — Если нам сейчас не дадут развиваться, то позже это же направление разовьют другие. Здесь нужно понять одну простую вещь: рыбы год от года становится все меньше. А ведь раньше, если верить историческим записям, в Ангаре в районе Иркутска ловили осетра. Потому что мы не привыкли разводить рыбу, способны только вылавливать, причем зачастую самыми изощренными способами. Посмотрите на Малое море теперь — туча сетей. Хариуса поймать — это радость, омуль — мелкий.

 А ведь под плотинами ГЭС идеальные условия для разведения форели. Об этом свидетельствует опыт Волгограда и Саяногорска. Непонятно: чем Иркутск хуже?

***

Мы не знаем, чем закончится противостояние предпринимателя Виталия Андриянова и надзорных инстанций, и намерены следить за развитием ситуации.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments