Тарзаны-неудачники

В Иркутской области проживает 560 тысяч детей, 60 тысяч из них ежегодно попадают в больницы с тяжелыми переломами и ушибами. Виной всему — беспечность самих ребят и недогляд родителей

Лето для отделения травматологии и ортопедии областной детской клинической больницы в прямом и переносном смысле жаркий сезон, палаты заполнены под завязку. Хотя, казалось бы, самый «сенокос» должен выпадать на зиму с ее гололедом, горками, санками, лыжами... Однако беспечность самих ребят и недогляд родителей не знают сезонности.

Некоторое время назад мы испытали настоящий шок, отдыхая на берегу Байкала, в Мурино. Возле одного из домов группа подростков продавала кедровые шишки, которые были разложены на несколько разных по объему кучек. В целом импровизированный мини-рынок представлял собой огрызок доски и четырех пацанов, деловито усевшихся рядом. Дабы придать еще зеленым и смолистым шишкам товарный вид, их вываривают в кипятке. Уловив нашу заинтересованность, добытчики тут же взвинтили цену. В качестве аргумента принялись наперебой рассказывать, как нелегко деньги достаются. Мини-кладовые с еще молочными орешками не падают сами, даже если постучать по стволу чем-нибудь тяжелым, поэтому подростки лазят по кедру и срывают шишки.

Самые ловкие и отчаянные добытчики умудряются перепрыгивать с дерева на дерево. Забыв про торг, начинающие коммерсанты позвали посмотреть, как это делается — мол, мы не хуже киношных тарзанов. Быть свидетелем опасного шоу не хотелось, подстрекателем — тем более. Разочарованные неблагодарными зрителями подростки потеряли к нам интерес в том числе и как к потенциальным покупателям. Отходя от прилавка, мы задали вопрос: «А кто-нибудь срывался с дерева?» Уклончиво ответили: «Бывало...»

Та, в общем-то, давняя встреча вспомнилась совсем недавно в коридоре детской больницы. Навстречу ковылял малолетний пациент: загипсованная нога не позволяла привычно скакать, но больной не унимался. У меня невольно вырвался вопрос: «С кедра?» «С лавочки», — через паузу донесло ковыляющее эхо.

 У каждого пациента этой больницы своя история: один гонял футбол во дворе, другой свалился с дерева или качелей. Большие и маленькие — кто-то еще напуган и не привык к гипсу, а кто-то уже пытается бегать и даже танцевать...

 В достаточно большой палате много ребятишек, шум и гам, как в детском саду. Никто не плачет, а может, даже и хвастается, как лихо научился передвигаться с загипсованной ногой. На кровати в углу мама сидит рядом с сыном. Ребенок пытается самостоятельно перевернуться или даже привстать, мальчику явно не сидится на месте. Двенадцатилетний Леша из Нижнеудинска упал с качелей. В местной больнице его положили на растяжку, так мальчик пролежал шесть дней. Однако это не помогло, и его отправили в областную детскую клиническую больницу. На вокзале мальчика и его маму уже встречала скорая, в больнице прошла сложная операция на тазобедренном суставе. Сейчас Алексей уже готовится к выписке, мама признается, что Леша чувствует себя хорошо, пытается вертеться в кровати, но пока нельзя.

 В соседней палате гул ничуть не меньше: играет музыка, смеются ребятишки, оживленно болтают мамочки. По кровати у окна лихо ползает малыш, прямая загипсованная ножка не дает как следует сесть и тем более встать, но кажется, что все эти обстоятельства ничуть не смущают белобрысого Сашу. Его мама, Олеся Шашнова, рассказывает:

 — Я была на работе. Муж привез домой на специальной каталке флягу с водой, пошел в дом за чайником. Сашка крутился вокруг, видимо, забрался на подставку, опрокинул на себя флягу — в результате серьезная травма бедра. Сами мы из Тайшета, пять дней пролежали в местной больнице. После проведенного там лечения нам выписали направление в областную больницу. Здесь хорошо провели операцию, врачи очень заботливые. Два раза в день у нас обход, медсестры массаж делают, заботятся о нас. В других больницах мне по полдня приходилось искать врачей, чтобы они осмотрели моего сына, а тут врач всегда придет поинтересуется, как наши дела. Мы уже идем на поправку, сейчас на месяц в гипсе отправляемся домой, потом уже приедем, чтобы окончательно его снять.

 Слова благодарности врачам детской больницы высказывали и другие родители, убедительно просили напечатать в газете. Сами медики считают, что это их работа, и тут же переключаются на проблемы.

— Детский травматизм — большая проблема, — говорит заведующий отделением травматологии и ортопедии Олег Петрович Стемплевский. — В нашей области проживает около 560 тысяч детей, за помощью обращается около 60 тысяч в год. Больше половины травм легкие: ушибы, растяжения связок, порезы. Около 10% детей поступает с переломами. В наше отделение поступают дети с тяжелыми травмами. Где-то необходимо оперативное вмешательство. В некоторых случаях помощь была оказана в районе, но она неэффективна или же требуется применение новых методик, технологий, металлоконструкций, которые есть только в нашей областной больнице.

Чаще всего ребята травмируют руки: по статистике, таких случаев около 70%. Летом отделение травматологии всегда переполнено, приходится даже подставлять дополнительные кровати. Чаще всего, по признанию врачей, проблемы возникают из-за недосмотра взрослых.

 — К нам поступают в основном с бытовыми травмами, — продолжает Олег Петрович, — резко увеличивается количество пациентов, когда начинают созревать ягоды, орехи, черемуха. Ребята лезут на деревья за лакомством и часто срываются с веток.

И тут снова вспомнились муринские тарзаны и мальчик, ковыляющий по коридору. Ну не мог он так неудачно навернуться с лавки. Хотя в детстве все бывает...

Метки:
Загрузка...