Цена подписи

Житель Зимы, решив помочь другу, стал поручителем при займе денег в банке, а в результате едва не потерял жену

Ссоры, недомолвки, обиды. Судебные приказы, исполнительные листы и бесконечные визиты приставов — постоянная нервотрепка грозила превратить жизнь молодых супругов в кошмар. А начиналось все вполне благополучно...

 Он железнодорожник, она работник социальной сферы. Через пару лет совместной жизни у Игоря и Маши родился сын. Молодые супруги были на седьмом небе от счастья. Вместе они проводили все свободное время: ездили на природу, бывали у родственников, всей семьей выбирались в отпуск. Друзья считали супругов идеальной парой, а умудренные жизненным опытом соседи ставили в пример своим детям. Что же могло произойти в столь счастливой с виду семье, чтобы одним махом перечеркнуть пять лет супружеской жизни?

 — Это был обычный майский день, — с грустью в голосе вспоминает Маша, — у меня был выходной. Я занималась домашними делами и, услышав звонок в дверь, не задумываясь открыла. На пороге стоял молодой человек приятной внешности, в форме. Из его представления я поняла, что он пристав. Молодой человек спросил мужа и, поняв, что его нет дома, попросил разрешения войти. Честно говоря, я так опешила, что... распахнула дверь.

Пристав вошел в зал и начал долгий, не предвещавший ничего хорошего разговор. «Понимаете, — сказал он, — на вашего мужа заведено исполнительное производство. Три года назад он выступил поручителем у гражданина Иванова. Уже полгода ссуда не гасится, задолженность постоянно растет. Банк обратился в суд. Заемщика мы найти не можем. Поэтому вашему мужу вместе с другим поручителем придется выплачивать долг».

 Он еще что-то говорил о договорах, обязательствах и процентах, но Маша уже ничего не слышала. В голове беспорядочно носились мысли: когда он успел подписать бумаги, почему с ней не посоветовался, как он мог поставить под угрозу благополучие семьи (ладно ее, но ребенка)... Оборвав пристава на полуслове, Маша только и смогла выдавить из себя вопрос: «Какая сумма?» «Почти 100 тысяч», — прозвучало в ответ.

 Взяв бумаги и попрощавшись с приставом, она попыталась оценить новое положение ее семьи. Сто тысяч на двоих поручителей — получается по 50 тысяч. Если растянуть на год, платить нужно будет по 4 тысячи в месяц. Но трезвый расчет вдруг уступил место эмоциям. Самопроизвольно потекли слезы. Не столько от денег (Маша понимала, что все это дело наживное), сколько от обиды за самовольный поступок мужа.

К тому моменту, когда на пороге появился Игорь, досада практически переросла в ярость. Он, забрав сына из детского сада, переступил порог квартиры и с беззаботно-очаровательной улыбкой спросил: «Дорогая, я голодный как волк! Чем будешь потчевать?» «Все на плите», — процедила Маша. Игорь растерялся.

 Отведя сына в комнату, Игорь вернулся в кухню и попытался выяснить причину странного поведения супруги. Он никогда не видел Машу такой. Не отвечая на вопросы, жена положила перед ним бумаги и, уже не сдерживая рыданий, убежала в комнату. Он попытался вникнуть, но ничего не мог понять: какой приказ, почему исполнительный лист, что все это означает? Чтобы не накалять ситуацию, Игорь спросил как можно деликатнее: «Маш, я здесь ничего не понимаю. Объясни, пожалуйста. Ты ведь знаешь, я в законах не очень-то разбираюсь». «В законах не разбираешься? Зачем тогда лезешь куда не просят! — взорвалась Маша. — Твой Иванов умотал куда-то, а ты теперь будешь за него ссуду платить!» «Не может быть, — пронеслось в голове. — Значит, его нужно искать. У него здесь родители живут — пусть они и платят, раз воспитали такого непутевого сына. Да и жена у него была»... Погоняв мысли, Игорь как будто успокоился. Выводами он поделился с Машей, ведь нужно было как-то ее успокоить.

На вечернем семейном совете решили первым делом сходить к адвокату, а там уже делать выводы. Чтобы не откладывать в долгий ящик, визит назначили на завтра. Утром молодые супруги уже сидели у дверей адвокатской конторы. Вскоре подошла их очередь...

 Маша едва нашла в себе силы подняться и войти в кабинет. Адвокат выслушал молодых и вынес вердикт: если местонахождение должника неизвестно, платить придется поручителям, искать его родителей бессмысленно — они за сына не поручались. Можно, конечно, обратиться в милицию. Если от действий Иванова пострадал еще кто-то, может быть заведено уголовное дело о мошенничестве, тогда его будут искать. Но, в общем-то, все это, конечно, маловероятно — доказать такой состав очень сложно.

 «Вы официально трудоустроены, долг будут удерживать из зарплаты, даже если вывезти имущество, — подытожил адвокат. — Ваше счастье, если второй поручитель тоже официально работает и живет в городе. Найдите его. На двоих погасить задолженность будет проще».

Игорь был ошарашен. Только в адвокатской конторе он понял, что подписал себе если не смертный приговор, то что-то близкое к пожизненной каторге.

 К счастью, худшие опасения не подтвердились. Второго поручителя супруги нашли, вместе постепенно гасили задолженность. Маша смирилась с положением жены должника. Рушить семью ей не хотелось. Она понимала: муж просто хотел помочь другу. В жизни ошибается любой человек. В такой момент нужно поддержать, подставить плечо. И потом, разве не этим Игорь и очаровал ее пять лет назад — своей простотой, доверчивостью, добротой... Долг был погашен, и супруги уже строили дальнейшие планы на жизнь, но...

 Однажды Маша гуляла с сыном во дворе. Проходившая почтальон спросила: «Это вы из седьмой квартиры?» Молодая мама кивнула. «Вам судебное, распишитесь». Маша вздрогнула. Трясущимися руками она взяла письмо со штампом. Она хотела еще погулять, но тревога брала верх. Неужели не все выплатили, думала она. «Вадя, пойдем домой. Собирай игрушки...» Мальчик, как будто чувствуя волнение матери, сразу выбрался из песочницы. Войдя в квартиру, Маша быстро вскрыла конверт. Ее самые страшные предчувствия оправдались. Опять судебный приказ, опять чья-то ссуда, опять проблемы. Только сумма другая. Просроченные платежи — 80 тысяч, общая сумма долга — полмиллиона! Она села на стул. Сердце бешено колотилось. Хотелось разбить посуду, порвать совместные фотографии и даже сигануть из окна.

Раздался звонок, и она понеслась к двери. «Что ты на это скажешь? Да как у тебя язык поворачивается говорить о какой-то любви!» — Маша бросила бумаги в лицо мужу. Обезумев от ярости, она попыталась вытолкать его за дверь вместе с кредитными письмами, но под напором мужской силы сдалась и впустила отца семейства.

 Последовало бурное выяснение отношений. Вадик, чтобы не попадаться на глаза разъяренным родителям, сидел у себя в комнате и плакал. Казалось, даже ребенок понимал: случилось что-то серьезное. Игорь не знал, что делать. Он пытался объяснить, что бумаги были подписаны давно, еще до того случая, и что если бы он знал цену подписи, то никогда не совершил бы такой ошибки. Объяснения разбивались о стену — Маша ничего не хотела слышать. «Ты предал меня, предал сына, это подло!» — только и смогла она выдавить из себя.

 P. S. Через неделю Игорь и Маша развелись. Вадя остался с мамой. Но Марию почему-то не покидало чувство вины. Конечно, ей, как и любой нормальной женщине, не хотелось терять семью, но простить Игоря она не могла. Известная всему миру поговорка «Время лечит» сработала и в этот раз. Через год они вновь сошлись. У Вадика опять были мама и папа, иногда ругающиеся, иногда счастливые. Но главное — они снова были вместе.

Имена героев изменены.

Комментарий специалиста

Ситуацию комментирует и. о. начальника Зиминского районного отдела судебных приставов Лариса Шерембеева:

— К сожалению, проблема неосознанного поручительства очень актуальна для современной России. На исполнении в Зиминском районном отделе судебных приставов за первое полугодие 2010 года находилось 554 исполнительных производства о взыскании задолженности по кредитным обязательствам — и это только с физических лиц (граждан). Общая сумма неоплаченных кредитов превысила 51 млн руб. Удержание из заработной платы производилось по 162 исполнительным документам, на сумму более 9 млн руб. Также проводился арест имущества, ограничивался выезд должников за границу. В ближайшее время будет внедрена практика списания денежных средств с так называемых телефонных счетов должников. При этом акты о невозможности взыскания вынесены только по 16 производствам. Если сравнить текущие статистические данные с показателями 2008 года, становится очевидной тенденция увеличения долгов по кредитам. Так, за первое полугодие 2008 года на исполнении по данному виду задолженности у нас находилось 331 производство на сумму около 18 млн руб. Резкий скачок произошел в 2009 году: в первом полугодии зиминские приставы вели уже 506 производств.

Сейчас ситуации, подобные описанной в статье, в практике работы приставов встречаются довольно часто. Примерно в 70 процентах случаев взыскание накладывается именно на поручителей, хотя они банковских денег могли вовсе не видеть. Поэтому при подписании договора поручительства нужно быть очень внимательным. Поручайтесь только за тех людей, в которых вы уверены как в самих себе. Не бойтесь отказать знакомому, если есть какие-то сомнения в его порядочности или понимании ситуации. В противном случае можно всю жизнь расплачиваться по чужим долгам. Задайте себе вопрос: о такой жизни вы мечтали?

Метки:
baikalpress_id:  35 593