Из эпицентра беды

Иркутские пожарные десантники и парашютисты вернулись из центральной части России, где помогали бороться со стихией, ввергшей в панику всю страну

Прямо с самолета, приземлившегося в аэропорту Иркутска, они направились на центральную базу авиационной лесоохраны. Туда же прибыл и губернатор Иркутской области Дмитрий Мезенцев, чтобы поговорить с пожарными. Тем для разговора оказалось более чем достаточно.

 Безусловно, больше всего тушителей леса заботит вопрос оплаты труда. По словам самих пожарных десантников, их средняя зарплата составляет 11 000 руб., а в пожароопасный период около 15 000. Этого, конечно, недостаточно. Губернатор Приангарья распорядился подготовить положение о премировании пожарных, поскольку признал, что подобная зарплата несопоставима с тем риском для жизни, которому специалисты лесоохраны подвергаются.

 Кроме того, глава региона осмотрел подготовительную базу, на которой тренируется пожарный десант. Нельзя сказать, будто она современная и хорошо оборудованная, — она скромная. Тем не менее то, что ее удалось сохранить и в рабочем состоянии поддерживать отряды огнеборцев, уже большое достижение. Например, в Центральной России, откуда вернулись иркутяне, о том, что такое воздушная лесоохрана, все уже давно забыли, потому что все хозяйство просто развалилось.

 Более того, наши ребята отстояли три населенных пункта. Как рассказали участники событий, МЧС дежурило на границах деревень, а иркутяне отправились в самую гущу событий, чтобы остановить огонь. Они применили схему встречного возгорания — это распространенная практика для Сибири. Она заключается в том, что контролируемым пожаром выжигается полоса, дальше которой большой огонь из леса не пойдет. Местные жители сначала восприняли действия иркутян как диверсию. Однако нашим землякам всего через день удалось успокоить взбунтовавшихся паникеров и доказать, что они все делают правильно: огонь отступил от деревень.

После этого местные лесничества разослали установку коллегам, чтобы те тушили таким же способом. Кстати, применялась и пожарная авиация. Сами десантники и пожарные парашютисты признают, что Бе-200, который широко разрекламирован в СМИ, не панацея. Он может остановить огонь, но затушить его, как показывает практика, не в состоянии. Таким образом, основная цель самолета — помощь наземным службам, которые локализуют возгорания вручную. Кроме того, его использование нельзя назвать экономичным: в среднем один час полета Бе-200 обходится бюджету в 350 тыс. руб.

 Дмитрий Мезенцев поблагодарил работников парашютно-десантной пожарной службы за высокий профессионализм и вручил благодарственные письма от имени областной администрации, а также наручные часы. Помимо прочего Дмитрий Федорович предложил отправить 5—7 иркутских специалистов в Польшу, чтобы те посмотрели, как обустроены их базы для тренировок парашютно-десантной службы и вернулись с чертежами полигонов. Не исключено, что в Иркутской области появятся подобные. Если в Приангарье удалось сохранить такой незаменимый элемент борьбы с лесным огнем, как авиалесоохрана, то теперь его можно и нужно развивать — он доказал свою эффективность.

Всего в Центральную Россию на помощь коллегам отправилось три группы иркутян по 25 человек каждая. Первая группа вернулась домой только вчера. Она тушила пожары с 31 июля по 23 августа.

Загрузка...