Ледокол «Ангара»

Знаменитый корабль, а теперь славная достопримечательность Иркутска, был спущен на воду 110 лет назад

Окончание. Начало в предыдущем номере

Радист с «Ангары»

— В 1943 году старшего брата Юрия мобилизовали в армию. Это была предпоследняя военная мобилизация. Он учился в восьмом классе. В этом же году моего отца назначили главным бухгалтером порта Байкал. Перед войной он учился на курсах бухгалтеров в Ленинграде, но учебный курс не окончил, так как в финскую кампанию ушел добровольцем в лыжный отряд. Другой брат Виктор, в связи с переездом в Порт Байкал, в девятый класс не пошел, а стал активно изучать радиодело. В навигацию 1945 года в возрасте семнадцати лет он стал радистом на пароходе «Байкал» (в прошлом «Кругобайкалец»), а в навигацию следующего года — радистом «Ангары».

Летом 1946 года разразился большой шторм. В это время в порту Танхой находился лихтер «Роза Люксембург». По байкальским меркам это баржа большая, грузоподъемность 1200 тонн.

Шторм был такой силы, что дальнейшее пребывание лихтера у причала было небезопасным. Пришла радиограмма с просьбой вывести судно в порт Байкал. Спасать пошла «Ангара», но, дойдя до середины пути, она вернулась, так как в такой шторм отбуксировать лихтер было практически невозможно.

Тогда танхойские портовики проявили находчивость, поставив баржу на растяжки между причалом и ряжами. Судно спасли.

Комсомольские похороны

— Осень 1946 года для нашей семьи была трагической. События развивались так. «Ангара» совершала очередной рейс в Нижнеангарск. Старший брат Виктор тяжело заболел пневмонией. Приняли решение госпитализировать его в Усть-Баргузин. Там он пробыл два дня, но не получил должной медицинской помощи.

В это время в Усть-Баргузине оказался пароход «Байкал». Когда капитан Шаповалов увидел больного Виктора, то срочно сообщил в Порт Байкал. Ответ был такой: «Срочно везите в Листвянку». В листвянской больнице сделали все, чтобы одолеть болезнь, даже пенициллин привезли из Иркутска, но время было потеряно, болезнь оказалась сильнее. Так нелепо оборвалась жизнь радиста «Ангары» Виктора Михайловича Глазкова. Ему было всего восемнадцать.

Похороны состоялись в Порту Байкал. Мы жили на железнодорожной станции. Здесь постоянно находились поезда, а часто негабаритные эшелоны стояли по несколько дней, ожидая «окна», то есть времени, когда можно будет проскочить до следующей станции без встречного поезда. Такой эшелон стоял в день похорон. С катерами ехали на восток военные моряки. Офицеры выстроились у вагонов и отдали честь похоронной процессии.

Загудели электростанция, пароходы. У причала стоял «Трудящийся» (до 1920 года «Иннокентий»), на подходе из рейса «Коммунист». «Байкал» с гудком сопровождал нас вдоль берега до пади Баранчик. Были Красное Знамя, почетный караул, оружейный салют. Так комсомольцы порта организовали похороны своего товарища. Это Лида Муравьева, Леня Великий и другие.

Последний рейс

— Я учился в первом классе. В Порту Байкал была лишь начальная школа, и по окончании ее дети отправлялись на учебу в Маритуй, Слюдянку, Листвянку. В пятом и шестом классах я учился в Листвянке, жил в интернате. Здесь были прекрасные педагоги. Назову одного из них — Антонина Васильевна Лазо, сестра Георгия Васильевича. В рамках газетной статьи невозможно описать всю многогранность жизни Порта Байкал. Кроме «Ангары» здесь были пароходы: «Коммунист», «Комсомолец», «Капитан Воронин», «Ф.Дзержинский», «Байкал», «Трудящийся», «111 Интернационал» (до 1920 года «Антоний»), лихтеры — «Клара Цеткин», «Роза Люксембург», «Надежда Крупская», три деревянные баржи грузоподъемностью 500 тонн.

Возглавляли их опытные мореходы, капитаны Георгий Васильевич Лазо-Марфин, Яков Васильевич Стрекаловский, Василий Васильевич Стрекаловский, Бердников, Шаповалов, Николай Зубков, Сергей Кузменков и другие. Помню, как «Ангара» уходила в последний рейс перед капитальным ремонтом.

Осень 1949 года. Все чаще дают о себе знать ветры култук и баргузин, поочередно поднимая метровые волны и с силой выбрасывая их на берег. В такую погоду все лодки на берегу, катера предпочитали отстояться у причалов, и лишь пароходы смело прокладывали путь. На север они везли уголь, промышленные и продовольственные товары, а обратно рыбу, консервы, лес. Его гнали из Усть-Баргузина, Турки, Бугульдейки плотами. Их еще называли сигарами.

Большой шторм иногда приносил много неприятностей. Дело в том, что бревна стягивались тросами и цепями. И стоило только большой волне выбить несколько бревен, крепление ослабевало и сигара рассыпалась. Были случаи, когда разбивало по несколько сигар, и тысячи кубометров леса прибивало к берегу. Поэтому основные перевозки древесины старались сделать до наступления осени. Эту работу выполняли пароходы «Комсомолец», «Капитан Воронин», «Коммунист».

Из очередного рейса в порт Байкал возвратилась «Ангара». Установилась хорошая погода, и этим затишьем решили воспользоваться. Высадив пассажиров и разгрузившись, вместо Танхоя она отправилась в Бугульдейку за сигарами. Там их бросил «Капитан Воронин», а сам пошел в Усть-Баргузин за другой партией. «Ангаре» следовало доставить десять сигар до Листвянки.

Решение было срочным, и команда не успела сходить домой за продуктами. Не загрузился продуктами и буфет, надеясь на скорое возвращение. А рейс оказался длительным и, прямо скажу, голодным. Это испытал и я, решив прокатиться с сестрой Людмилой. Она работала проводником кают 3-го класса.

Скорость была маленькая, всего 4—5 километров в час. Бывало, капитан Георгий Васильевич бросит за борт палку, а сам идет по палубе и говорит: «Идем со скоростью пешехода».

Оставили сигары у истока Ангары, возвратились в Порт Байкал. Это был последний рейс «Ангары» перед капитальным ремонтом. Ее сменил пароход «Комсомолец», переоборудованный из тральщика в пассажирский. Ремонт «Ангары» затянулся на десять лет. При этом была допущена ошибка — уменьшилась мощность. Навигации 1960—1962 годов показали, что по техническим показателям «Ангара» не соответствовала своему назначению, и в 1963 году ее списали.

В мае 1987 года иркутский облисполком принял решение реставрировать корабль. Летом следующего года началась подготовка к поднятию затопленной «Ангары», а в 1990 году отреставрированный ледокол занял свое почетное место в заливе у специально построенного пирса. Весной 1991 года состоялось торжественное открытие «Ангары», переданного в вечное и безвозмездное пользование Иркутскому отделению ВООПИК.

 «Ангара» готовится к юбилею

Ледокол «Ангара» готовится к встрече 110-летнего юбилея. Как сообщил «Байкал Инфо» директор культурно-досугового центра «Ледокол «Ангара» Дмитрий Кинозеров, сейчас на ледоколе продолжаются работы по его обновлению, завершена большая работа по установлению тепловой установки, которая позволит сэкономить электричество в зимнее время на две трети. В июне специалисты выполняли зачистку корабля, сейчас завершается грунтовка бортов. Скоро в Иркутск поступит специальная краска для обновления ледокола, ее поставит предприятие из Санкт-Петербурга, на котором когда-то разработали специальную краску для знаменитого крейсера «Аврора». Материалы для покраски уже в пути. А пока к 110-летнему юбилею готова аллея флагов вдоль пирса, на которой установлены флаги предприятий, участвовавших в реставрации и подготовке ледокола к юбилею. Празднование юбилея намечено на конец августа.

Метки:
baikalpress_id:  13 340