Ледокол «Ангара»

Знаменитый корабль, а теперь славная достопримечательность Иркутска, был спущен на воду 110 лет назад

Детские и юношеские годы автора этого материала, иркутского историка Валерия Трегуба прошли в Порту Байкал, Танхое, Листвянке — в местах, непосредственно связанных с Байкальским флотом, флагманом которого по праву считался ледокол «Ангара». Это были 40—50-е годы прошлого века. Валерий Андреевич ходил на «Ангаре» в ее последний рейс.

Через Танхой

Иркутск, микрорайон Солнечный. Ледокол «Ангара». Красавец со скошенными назад высокими трубами и мачтами, он выглядит величественно и горделиво. Кажется, отшвартуй его, и корабль тут же сделает левый разворот и стремительно помчится туда, где более полувека бороздил водные просторы Байкала. Изготовленный в Англии, в Россию ледокол перевозили частями, здесь собрали и 25 июля 1900 года спустили на воду.

— К «Ангаре» у меня повышенный интерес, так как на ней работали мои старшие брат и сестра, да и сам я мальчишкой много раз ходил с ними в рейс, — рассказывает Валерий Андреевич.

История «Ангары» связана с жизнью и судьбами людей, живших на берегах Байкала. Непростыми были сороковые годы — это война, послевоенный период.

В начале Великой Отечественной наша семья жила в порту Танхой, который располагался в двух километрах от железнодорожной станции. Здесь была развернута широкая производственная инфраструктура: большая территория, подъездные железнодорожные пути с пакгаузом, краны, пожарная часть, электростанция, радиостанция, маяки и так далее. Словом, все необходимое для обслуживания судов. Причалы располагались таким образом, что их обходил ветер култук, а от баргузина спасали ряжи. Порт Танхой был построен в 1901 году в связи с организацией железнодорожной переправы через Байкал. До порта Байкал 41 километр. Осуществлял перевозки вагонов и грузов паром «Байкал», а «Ангара» была его своеобразным помощником.

В августе 1918 года у станции Мысовая «Байкал» сожгли белогвардейцы. Его младшая сестра «Ангара» после окончания гражданской войны до 1949 года совершала рейсы по всему Байкалу. Перевозила пассажиров, грузы, буксировала баржи, плоты с лесом.

Все пароходы были приписаны к порту Байкал. Уходя в рейс, первую остановку делали в Танхое, бункировались. Дело в том, что в порту Байкал не было возможности загружать пароходы углем — не позволяла территория, да и у грузовых причалов была маленькая глубина. А в Танхое таких недостатков не было.

«Ангара» заходила в Танхой уже с пассажирами, загруженными трюмами, но без угля. Здесь бункировалась — и в рейс. Иногда обратный путь из Нижнеангарска проходил через Танхой или сразу в Порт Байкал. Четкого расписания не было, да и быть не могло, так как часто приходилось брать на буксир в рейс или обратно баржи. На режиме работы сказывались и другие обстоятельства. Дело в том, что кроме Порта Байкал и Танхоя нигде не было причалов. Подходит «Ангара», бросает якорь на рейде, а дальше все зависит от скорости местного катера с рейдовой баржей. В маленьких населенных пунктах пассажиров доставляли на берег шлюпкой.

Омуль в томатном соусе

— Летом 1943 года отец поехал в командировку в Нижнеангарск и взял меня с собой. Он возвратился этим же рейсом, а я жил до следующего в семье начальника порта Смирнова. У них был сын, мой сверстник, и мы целыми днями купались в теплой воде с приятным песчаным дном. Эта поездка произвела на меня настолько большое впечатление, что отдельные ее эпизоды запомнились на всю жизнь. Вот один из них. Подходит «Ангара» к Нижнеангарску. Капитан Георгий Васильевич Лазо дает подходной гудок (один длинный), командует в машинное отделение: «Средний — малый — стоп машина». Корабль медленно двигается по инерции. В это время боцман Василий Хабитуев встает на правый борт и бросает вперед по ходу ручной лот с маркировкой для определения глубины. И так несколько раз, пока не определится нужная глубина. Бросили якорь. Навстречу уже бежит колесный буксир «Норд». Своеобразный звук издавали колеса: шлеп-шлеп-шлеп. Был там еще такой же, с названием «Вест». Он ходил до Верхнеангарска.

Я любил наблюдать с капитанского мостика, как проходила погрузка и разгрузка трюмов. Кормовой трюм был небольшой, а носовой — внушительных размеров в два этажа. Здесь работа занимала много времени. Использовалась паровая лебедка, которой мастерски управлял Василий Панасенко. Кстати, его жена Тамара работала здесь же матросом. К тросу лебедки крепились два паука с когтями, которыми цепляли по две бочки с соленым омулем. Бочки были весом 200 и более килограммов с березовыми обручами. Консервы «Мелкий частик в томатном соусе» и «Омуль в томатном соусе» грузили в ящиках с использованием поддонов. Эту продукцию, видимо, производил эвакуированный в Нижнеангарск Очаковский консервный завод, о котором говорил в своих воспоминаниях Г.В.Лазо. Такие же консервы выпускали рыбзаводы в Усть-Баргузине, Слюдянке.

Севастопольские моряки — на Байкале

Вернемся в Танхой. Суровое время войны. Вести о положении на фронте узнавали из круглых радиотарелок. Мои старшие братья Юрий и Виктор чертили на картах учебников линию фронта. Часто проходили воинские эшелоны. На железной дороге работали путевые обходчики, охранялись мосты. Остро ощущался недостаток продуктов питания, в том числе и картошки. Сельских хозяйств поблизости не было, поэтому за ней ездили в районный центр Кабанск и прилежащие к нему деревни. На обмен везли все, что представляло хоть какую-нибудь ценность. Некоторые семьи держали коров. Благо, рядом тайга, коси себе, не ленись.

Еще одна важная страница в истории порта Танхой: в годы Великой Отечественной войны здесь базировалось Севастопольское военно-морское училище.

Перед прибытием эшелона срочно готовились жилые помещения. Жителей порта расквартировывали в поселке железнодорожной станции. Вырубали деревья, готовилась площадка для палаток. Все понимали — так надо, условия войны. Молодые курсанты знакомились с местным населением. Их угощали лесной ягодой, кедровыми орехами.

Учебные катера училища пополнили Байкальский флот. Было сделано несколько выпусков. Молодых офицеров направляли служить на Дальний Восток. Кстати, у главы администрации поселка Танхой Михаила Гавриловича Митюкова сохранился пригласительный билет на выпускной вечер, выданный начальником училища начальнику порта Танхой Горшкову Григорию Павловичу.

Окончание в следующем номере

Метки:
baikalpress_id:  35 578
Загрузка...