Осталась без бала

Одиннадцатикласснице из Шелехова не удалось попрощаться со школой как всем выпускникам страны

Школьная жизнь завершается главным событием для красивых девушек и впервые примеривших костюм юношей — выпускным вечером. Нарядная молодежь в этот час, наверное, самая счастливая. Но лишь в том случае, если праздник не проходит мимо них. Иногда торжество у вчерашних школьников, сами того не замечая, отнимают взрослые. Как, например, у Вероники Галич из Шелехова. В редакцию обратилась Оксана, ее тетя. Женщину просто обуревала ярость, оттого что племянница оказалась втянутой в какую-то совершенно непонятную войну и в итоге осталась без выпускного бала.

Холодная война

С пятого класса Вероника училась в СОШ № 12 села Шаманка Шелеховского района — в целом неплохо: выступала на всевозможных конференциях, соревнованиях с гуманитарным уклоном. Русский язык, литература, география — девочка никогда не отказывалась достойно представить свою школу. К слову, Вероника — обладательница именной стипендии. С точными науками дело обстояло сложнее, но терпимо. И все вроде бы ничего, но, по словам девушки и ее тети, постепенно у школьницы стали осложняться отношения с классным руководителем Ириной Александровной. С годами непонимание между ученицей и учителем выросло настолько, что Веронике пришлось уйти из родной школы в одну из школ Шелехова. Надо заметить, что маневр не самый удачный, поскольку шел 11-й класс — выпускной. И вместо того, чтобы со всей ответственностью подойти к учебному процессу, девочке пришлось осваиваться в новом коллективе и привыкать к другим учителям.

Однако теплые отношения между Вероникой и несколькими одноклассницами из села Шаманка никакие передряги с педагогами испортить не могли, и школьницы продолжали дружить, несмотря ни на что. Незадолго до выпускного подруги предложили Веронике приехать в родную школу на праздник. Девушка с радостью согласилась. Но, зная о ее непростых взаимоотношениях с классным руководителем, девчонки пошли на хитрость и внесли Веронику в списки участников торжества под буквой «в» — зашифровались. Во время сверки Ирина Александровна заподозрила неладное и поинтересовалась, кто это. Когда выяснилось, что буква «в» это и есть Галич, со слов подруг Вероники, учительница поставила классу ультиматум: «На выпускной пойду либо я, либо она!» Тетя Вероники уверена: дабы откровенно не выступать против бывшей подопечной, педагог решила собрать родительский комитет, и на нем мамы и папы учеников высказались против присутствия Вероники на празднике.

«Мной были довольны все...»

Рассказывает Вероника Галич: — Когда я впервые попала в свой класс в Шаманке, Ирина Александровна мне очень понравилась. Все интересно объясняла, терпеливо к нам относилась. В общем-то, так и должен вести себя любой учитель, тем более классный руководитель. Но потом что-то изменилось, я не знаю что. У нас возникали конфликты на совершенно ровном месте, она стала чаще повышать на меня голос. Позже, когда я начала ездить на всевозможные конференции от своей школы, Ирина Александровна была категорически против того, чтобы меня снимали с последних занятий. Но не уходить я не могла — конференции проходили в основном в Шелехове, а туда ведь еще нужно добраться. Поэтому иногда я просто сбегала с последних уроков. В итоге наши отношения окончательно испортились. Она несколько раз доводила меня чуть ли не до истерик. А когда я уже не могла держать себя в руках и ревела, Ирина Александровна пыталась меня успокоить и просила никому не рассказывать. Все учителя были мной довольны. Особенно тем, что почти отовсюду я возвращалась с наградами, дипломами и благодарственными письмами — отстаивала честь школы. Все, кроме Ирины Александровны. Почти любой разговор о предстоящей конференции заканчивался для меня слезами, потому что классная руководительница кричала. А что я могла ответить? Я пробовала пару раз выйти с ней на разговор и выяснить, чем так насолила, но безуспешно — это ни к чему, кроме новой ругани, не приводило.

Дошло до того, что Ирина Александровна пугала меня плохой характеристикой. А как я поступлю с ней в вуз? В конце концов мне пришлось перевестись из своей школы в Шелехов. Примерно то же самое рассказывает тетя Оксана. Но ее больше возмущает тот факт, что племянницу не пустили на выпускной вечер в школу, где она проучилась пять лет.

— Я просто не понимаю, почему к Веронике такое отношение. Куда я только не обращалась — от родителей до управления образования области. Ходила к завучу, но та сказала, чтобы мы разбирались сами, ее это не касается. Ходила к директору — результат тот же. В управлении образования просила, чтобы помогли разобраться в непростой ситуации и ответили на вопрос, почему Веронике нельзя присутствовать на выпускном. Везде один и тот же ответ — мол, разбирайтесь сами. Последняя версия, которую я слышала: присутствовать Веронике запретил родительский комитет, а вовсе не Ирина Александровна.

Я считаю, выпускной вечер должен быть праздником для души. Он ведь всего раз в жизни случается. И совершенно неважно, что 11-й класс девочка заканчивала в Шелехове. Тем более подружки сами ее позвали — это о чем-то говорит. Вы представляете, какой это удар для Вероники? Чем она заслужила такое к себе отношение? И что же это за выпускной для избранных?

Племянница не захотела отмечать выпускной в Шелехове, потому что новый класс так и не стал ей родным. Что здесь сравнивать — год обучения или пять лет... Очевидно, что Шаманка ей ближе.

«Девочка не смогла стать своей...»

Мы обратились за комментариями к классному руководителю. Как только Ирина Александровна услышала, что речь пойдет о Веронике Галич, ее настроение тут же упало. Она посетовала на то, что в Год учителя пресса делает все возможное, чтобы очернить учителей. И не только пресса, но и некоторые ученики, а также их родственники.

— Ирина Александровна, почему вы выступили против того, чтобы Вероника присутствовала на выпускном?

— Все, кто со мной знаком, знают: я никогда не пойду против детей. И не стану запрещать кому бы то ни было присутствовать на празднике. Более того, Вероника ко мне даже ни разу не подходила с этим вопросом. Но чего эта девочка добивается, я не понимаю. Я в самом деле устала от наших споров.

— Вероника считает, что давление шло именно с вашей стороны.

— Вероника ошибается. Против того, чтобы девочка, окончившая другую школу, отметила выпускной с нашим классом, выступил родительский комитет.

— А почему вообще ваши отношения испортились? И Вероника, и ее тетя настаивают, что вы подходили к ней предвзято.

— Вероника в этом плане очень своенравный человек. Думаю, девочка в будущем просто пойдет по головам, ни перед чем не остановится. Мне кажется, недопонимание возникло на почве того, что я не ставила ей пятерки за троечные знания по своим предметам. Вы извините, но я не хочу об этом разговаривать — просто Вероника и ее тетя не правы, вот и все. Председатель родительского комитета Галина Юрьевна оказалась более разговорчивой:

— Вы выслушали две стороны — Веронику и классного руководителя. История, признаюсь, очень неприятная, потрепала нам нервы основательно, и я даже не предполагала, что она дойдет до газеты — нам и без того сполна хватило. Но раз уж заговорили об этом, то я должна указать на два нюанса.

Первый: сама Вероника даже не подходила с просьбой, чтобы мы взяли ее на наш праздник. Второй и главный — это не родители не захотели ее присутствия, а наши дети. Из 16 человек только двое или трое пожелали видеть Веронику, остальные нет. И здесь нужно объяснить почему. Класс был очень дружен с самого начала. Ребята всегда держались вместе, никогда не было громких ссор и скандалов, во многом благодаря Ирине Александровне. Кстати, это учитель высшей квалификации. Она строгая, я этого не могу отрицать, требовательная, может иной раз повысить голос, но лучшего учителя представить сложно. Достаточно посмотреть на результаты ЕГЭ — одиннадцатиклассники блестяще его сдали.

Вероника пришла к нам в пятом классе. Но так сложилось, что влиться в коллектив ей так и не удалось. Она держалась особняком почти ото всех, хотя у нее были две или три хорошие подружки, которые, кстати, и позвали ее на выпускной. Класс сам по себе — Вероника сама по себе... Среди детей такое случается.

Есть и другой момент: выпускники не захотели отмечать праздник в школе, поэтому мы решили снять частный дом. Вы понимаете, это даже не школа, такой праздник наши дети для себя выбрали. Они и только они вправе были решать, кого звать, а кого нет. Это решение не родительского комитета и уж тем более не классного руководителя, а детей.

Я прекрасно понимаю, что Вероника огорчилась. Но она не одна такая — отмечать с нами выпускной хотели и другие ребята, которые перевелись из 12-й школы еще в 9-м и 10-м классах. Но посудите сами: если выпускники не хотят видеть на своем главном празднике людей, которые за несколько лет совместного обучения так и не стали для них близкими или которых они успели позабыть, то это их право.

И мне действительно грустно, оттого что на сильного педагога бросили тень. В заключение могу лишь предположить, что ничего этого, возможно, и не было бы, если бы Вероника занималась у Ирины Александровны, а не просила хороших оценок по геометрии и алгебре только за то, что отлично знает географию и литературу.

Метки:
baikalpress_id:  35 540