Познать Познань

Побывав в Польше, иркутские студенты познакомились с обычаями разных народов

Продолжение. Начало в № 23

Когда попадаешь в чужую страну, начинаешь мыслить как-то глобально. Мы, иркутские студенты, отправленные на стажировку в Польшу, испытали это на себе. Познань — город, в котором мы жили — многонациональна. Прежде всего здесь живут и учатся студенты из разных стран мира. И несмотря на то, что каждый говорит на своем языке, они понимают друг друга. Иногда просто без слов.

Общежитие — бывший дурдом

Кроме того, что попали в другую страну, мы увидели совершенно новый студенческий мир — интернациональное общежитие. Когда-то здание «Ханки» занимала городская женская психиатрическая больница. Потом его отдали под студенческое общежитие, но «дурдом» не прекратился. Лояльная администрация общежития держит двери открытыми круглосуточно. Домой мы могли заявиться хоть в три часа ночи, хоть в шесть утра.

Поскольку ни один из нас четверых никогда до этого в общаге не жил, все было в диковинку: и кухня, на которой одновременно жарились и варились традиционные блюда разных народов, и общий душ, да и вся обстановка в целом. В «Ханке» живет дух свободы. Веселые, многонациональные соседи не давали скучать. Среди них были турки, китайцы, американцы, французы, киргизы... И конечно, поляки. Некоторые из них не давали нам забыть о доме. Однажды на лестничном пролете на ломаном русском мы услышали песню «Выйду ночью в поле с конем». Ее пела разношерстная интернациональная компания навеселе, под предводительством белоруса. Нашими соседями оказались ребята из близких стран. За одной стеной жил литовец — поклонник российского музыкального творчества. Он будил нас по утрам песнями «Комарово», «Три белых коня», «Старая мельница» и другими хитами русского ретро. Порой так дико было слышать в чужой стране родные напевы.

Польский на английском

Не менее интернациональной была и наша университетская группа, с которой мы изучали азы польского языка. Два турка, испанец, француз, две венгерские девочки, китаянка, финка и шестеро русских. Кроме нас четверых курс польского проходили также иркутянки, студентки ИГУ Катя и Лиза.

— В группе так много россиян. К концу курса вы будете знать не только польский, но и русский, — посмеялась наша преподаватель Анна. И действительно, некоторые особенно активные ребята выучили несколько основных фраз на нашем языке. На уроках мы узнавали о традициях и обычаях других народов.

Занятия шли то на польском, то на английском. Иногда Анна говорила по-русски, если видела, что мы не понимаем чего-то или если вспоминала какую-нибудь интересную фразу, относящуюся к теме. Честно говоря, нам проще было, когда преподаватель говорила на польском, а не на английском. Ведь наши языки очень похожи.

Мы прилежно учились, но иногда за поведение нам можно было смело ставить двойку. Просто некоторые слова на родственном славянском языке вызывали у нас хохот. И порой его было тяжело скрыть. Например, нас поразили слова «листоножка» — женщина-почтальон, «быдло» — скот, «урода» — красота... Но первое место, несомненно, заняли «сопли ледовы» — сосульки, в переводе на русский.

Народ не против русских

Во время нашего пребывания в Польше иногда мы все-таки чувствовали на себе тяжелые взгляды поляков, заслышавших русскую речь. Непростые отношения складывались у двух государств на протяжении нескольких веков. Интересно, что пожилые люди нам даже радовались, а молодежь по большей части аполитична. Зато люди среднего возраста, казалось, нас немного недолюбливали.

Об отношениях двух стран мы завели речь дома у Дануты, нашей польской подруги. Ее родители не раз бывали в России с гастролями. Они музыканты и когда-то, во времена Советского Союза, даже работали в Мариинке. Папа Дануты очень интересуется историей. В частности, судьбой ссыльных поляков в России. Он прочел много книг на эту тему. В разговорах с ним мы узнали, что, несмотря на непростую ситуацию в отношениях наших государств, польский народ ничего не имеет против России. Обстановка нагнетается властями и журналистами.

В опале серп и молот

Недавно в Польше советский знак серпа и молота официально приравняли к гитлеровской свастике. Поэтому я даже не знаю, не закрылось ли в Познани одно заведение... Пивная под названием «Пролетариат» — любимое место молодежи. Кроме того, что здесь продают вкусное пиво, молодые люди ценят бар за интерьер в стиле СССР. Красные стены, на которых висят картины с изображением Ленина, Дзержинского и других русских революционеров. Повсюду таблички, вроде «Болтун — находка для шпиона», на уборной написано «Буржуазии вход запрещен!». Над баром красные знамена, на стойке — старые телефоны, бюсты вождя и даже красные гвоздики в вазочке.

И все вполне правдоподобно. Но нас забавлял один факт: польские студенты пьют пиво с солеными огурцами и думают, что это по-русски.

День святого вместо Дня независимости

И вместе со всем этим познанцы — народ довольно далекий от политики. Один тот факт, что в День независимости Польши, 11 ноября, в Познани празднуют День святого Мартина. Вместо провозглашения лозунгов о свободе родного государства здесь хвалят святого, в честь которого в городе названа улица. Нам удалось побывать на этом удивительном празднике.

В тот день в центре Познани открывается ежегодная ярмарка. На ней можно купить вещи, которые не увидишь в магазинах. Например, поделки ручной работы. Символ праздника — рогалик. Сытные и большие кондитерские изделия лежат на прилавках. Съесть один такой рогалик целиком под силу не всем. Кульминация праздника — шествие, в котором принимают участие музыканты, акробаты, ростовые куклы. По традиции на глазах у всего города мэр на один день передает ключ от Познани святому Мартину — переодетому в рыцарские доспехи молодому человеку.

Продолжение следует.

Метки:
baikalpress_id:  35 532