Таежный путь

В тайге под Иркутском живут люди, решившие навсегда отказаться от наркотиков

Глядишь на веселые лица этих парней, и не верится, что еще совсем недавно каждый из них воровал и грабил ради дозы героина. Странно даже думать, что эти ребята — зависимые, ведь сейчас ничто не напоминает об их привычном образе жизни. Кто или что заставило их выбрать новый путь? Возможно, сейчас это уже и не важно. Важно, как они начинают для себя новую жизнь.

Равиль — молодой паренек, ему всего-то 22 года. Однако стаж у него большой — употреблять наркотики он начал еще в 15 лет. В реабилитационный центр приехал сразу после выхода из тюрьмы, где сидел за грабеж. Это первый в его жизни центр, и он уверен — последний. — Тут так здорово! — говорит Равиль. — Меня всегда к лошадям тянуло, но не было возможности попробовать себя в роли конюха.

Сейчас мечта Равиля реализуется в полной мере — он следит за лошадьми. В день моего приезда в некоммерческий центр «Шаг навстречу» в загоне на привязи стояли трехлетки, еще ни разу не ходившие под седлом. Рядом носился жеребенок, которому едва исполнился месяц. Его мать ожеребилась в таежном распадке, но вскоре на беспомощного жеребенка напали волки, обгрызли ему круп. Однако табун сумел отбить новорожденного у хищников, и каким-то чудом малыш добрел до стойла.

Здесь его выхаживали всем миром: зашивали и по очереди обрабатывали раны. Сейчас коняшка чувствует себя хорошо. А на днях случилась еще одна беда: кобылица, родившая его, упала со скалы и разбилась. Теперь малышку кормят из бутылочки коровьим молоком. Благо молока пока хватает на всех — за день в центре надаивают более 20 литров. Во время пребывания в центре я поймала себя на мысли, что постояльцы удивительным образом похожи на того беспомощного жеребенка, на мгновение оставшегося без присмотра: стоило мамаше отвернуться, как детеныша тут же едва не съели волки. Люди, в отличие от животных, не смогли отбить у стаи своих детей...

«Шаг навстречу» не совсем обычный реабилитационный центр — единственный в своем роде на всю Сибирь. Он больше похож на загородную дачу, куда приезжают пожить на лето, а то и на весь год. Только находится «дача» в настоящей тайге. Вокруг дикая природа, чистый воздух — и никакой связи с внешним миром. Единственное снадобье для выздоравливающих — работа по хозяйству или активный отдых в виде рыбалки или похода за ягодой, а также помощь специалистов с многолетним опытом.

— Свежий воздух и необходимость вести хозяйство делают свое дело, — говорит егерь Александр Абакумов, который вот уже десять лет помогает разным людям избавиться от наркозависимости. — Парни сюда приезжают доходягами, а через месяц их уже родственники не узнают — такие они здоровые становятся.

 Здесь каждый выбирает то, что ему по душе. Кому нравится заниматься с техникой — ремонтируют машины, просто необходимые тут, особенно грузовые. На них перевозят дрова и сено, которые заготавливают сами. Кому ближе собаки — кормят лаек, убирают в вольерах. Кроме лошадей постояльцы центра присматривают за двумя коровами с телятами, лайками, индюком, курами, гусями. Основная часть контингента занята на стройке. Все объекты, принадлежащие центру, возведены руками постояльцев. Здесь расширили жилой дом, достраивают баню, конюшню, новую столовую с медицинским кабинетом.

Один из жителей села Большая Речка обучал выздоравливающих искусству поделок из бересты. Другой объяснял тонкости рыбалки. Еще один преподаватель из народа учил подковывать лошадей. Летом жители центра выращивают овощи, на столе у них свои кабачки, лук, чеснок, укроп, морковка, помидоры, картошка. В лес ходят за ягодой, грибами, черемшой. Отдыхать тоже успевают — летом совершают прогулки на лошадях, а зимой ездят на снегоходах. Если надо, могут заняться спортом — есть боксерская груша, гири и штанга.

Примечательно, что многие из таежных постояльцев в свои 20 лет, до того как попали в центр, не умели забить обыкновенный гвоздь, не представляли, по какому принципу работает бензопила и как растет морковка. Потребительское отношение к жизни и легкие родительские деньги сыграли с молодыми людьми злую шутку. Ведь на иглу подсаживаются не только дети из неблагополучных семей — нередко в тайгу привозят отпрысков состоятельных родителей, представителей силовых структур.

Здесь нет нянек, поэтому приходится учиться элементарным вещам. Но сначала снимают ломку. Чай с таежными травами, банька, купание в речке и сон творят чудеса. Простая, как тот гвоздь, методика поднимает даже самых законченных «нарков».

— Совсем недавно жила у нас одна девушка, — рассказывает Виталий Коткин, создатель и руководитель центра, — из числа аптечных наркоманов — тех, кто вместе с героином препараты разные применяет для усиления эффекта. Так вот от нее даже врачи отказались, сказали — у пациентки начали разлагаться органы, ей уже ничем не поможешь. У нас она тоже первое время совсем плохая была, каюсь: думали ее домой отправить, чтобы там умирала. Но нет, через три недели она уже бегом бегала. Недавно видел ее в Иркутске. Рассказала, что устроилась на работу. И что самое главное — не колется больше.

Информацию о необычном приюте в основном разносит «сарафанное радио» по всей Сибири. И не только. В Иркутск приезжают жители Красноярска, Перми, Кемерово и других городов. Сейчас на его территории живут шестеро, из разных районов области. Для Андрея из Ангарска, например, это уже не первая попытка реабилитироваться. За те шесть лет, в течение которых употребляет наркотики, он уже поменял много различных центров, но все безуспешно. Привычная среда каждый раз засасывала вновь. На этот раз он решил завязать всерьез.

— Здесь я научился класть печь, — говорит он, — работать со строительным инструментом. Много о лошадях узнал. Здесь я понимаю: все, что я делаю, нужно в первую очередь мне. И я работаю для себя. Я ощущаю себя обычным деревенским жителем. Смотреть за скотиной, строить, убираться — все это для меня уже привычная жизнь. Если буду в деревне жить, то теперь без труда свое хозяйство смогу держать. — К сожалению, вылечиваются не все, — говорят работники центра. — И проблема не в физической зависимости (все, кто приезжает к нам, приходят в норму уже через неделю), а в психологии. Большинство после реабилитации просто не находят себя — бывших наркоманов предпочитают не брать на работу. Эти люди нуждаются в доверии. Родители, знакомые в первую очередь должны показать, что нормальная, трезвая жизнь намного интереснее. Молодые люди способны вернуться к нормальной жизни, просто им нужно дать шанс. В них нужно поверить.

Павел Циколин, внештатный советник губернатора по вопросам профилактики наркомании и ВИЧ-инфекции:

— На территории Иркутской области действует около 30 реабилитационных центров. В каждом из них стремятся к одной цели — излечить людей от наркомании. При этом существует немало муниципальных программ по профилактике этого заболевания, но зачастую они либо неполноценно финансируются, либо вовсе сделаны, чтобы отрапортовать, что такая работа ведется. Практически во всех программах нет согласованности работы реабилитационных центров и муниципальных служб. Очень важно, чтобы на это обратили внимание работники администрации, на территории которых и находятся эти центры. Благое дело нуждается в развитии и, конечно же, в контроле, поэтому центрам реабилитации наркозависимых нужно посодействовать и оказать помощь.

Загрузка...