Дорогие мои старики...

Сегодня по всем российским телеканалам выступают умные, известные люди. Пугают телезрителей страшными цифрами смертности, брошенных детей, алкоголизма и пьянства, которые, ясное дело, погубят не только отдельно взятые семьи, но и все наше общество, весь народ. Ибо по этим статьям мы впереди планеты всей.

Теперь ко всем страшилкам добавляется еще одна статистическая выкладка: оказывается, мы, россияне, не только пьем больше всех (18 литров спирта в год на человека), но и по числу разводов занимаем почетное первое место. Но вот интересно, почему же борьба с пьянством имеет один конец, а именно: чем активнее борьба (вспомним уважаемого Михаила Сергеевича Горбачева с его рубкой ни в чем не повинных виноградников), тем печальнее результат. А сегодня, похоже, уже все смирились с этим фактом: русский человек без водки жить не может, ему без нее холодно на душе. Ибо пьют люди, потому что им плохо, им невесело жить и некуда податься; ни тебе комсомольских ударных строек, ни спорта (где деньги взять?) для молодых, ни художественной самодеятельности и клубов по интересам для пожилых.

 Но я именно о разводах. Да, статьи кое-где иногда мелькнут в средствах массовой информации — но без аналитики, все больше по частным случаям. А где же психологи, политтехнологи и т. д., где настоящий анализ? Да, тема трудная, нет спору. Но зачем тогда, скажите, нам призывы укреплять государство, поднимать экономику, возрождать неумершие, слава Богу, науку, образование, мечтать о здоровье нации и т. п., если распадается главное звено этой цепочки — семья, связующее все и вся звено? Ибо для кого тогда возрождать экономику? Или для чего? А есть у кого-нибудь из читающих эти строки (пусть небесспорные: я не ученый-социолог) уверенность в том, что вот поднимем экономику, заживем хорошо — и... разводов станет меньше? Кстати, сегодняшнее число разводов — не менее 70%. То есть распадается две трети браков, и, как правило, абсолютное большинство — в самом «боевом» возрасте: от 25 до 50 лет. Никто не спорит — социальная драма, которую переживаем мы вот уже немалые годы, тому основная причина.

Особенно, конечно, пьянство, распад моральных, нравственных устоев, стремление любой ценой достичь цели. А эта цель в основном одна — богатство, деньги, успех, безудержно и бездумно подогреваемая телевидением, в основном развращающим, а не воспитывающим в людях светлые чувства. Все это, на мой взгляд, главные причины распада не только экономики, но и семей. И нет никакого дела государству, власти в любом ее измерении (а сегодня для нас это чиновники): считается, развод, нелады в семье — заботы самой семьи и нечего сюда соваться, есть и такое мнение. Но ведь неглупые же люди и не ради саморекламы вещают с экранов чуть ли не каждого телеканала: развод, распад семьи — это очень плохо. И государство вмешивается — однако прежде всего в том случае, когда нужно оберечь детей, если есть в этом печальная надобность.

Но, на мой взгляд, есть еще одна причина — возможно, даже общая для многих семей: погода в доме, микроклимат. Я уверен, и порукой тому может быть немало примеров: в немалой степени он, этот микроклимат формировался (раньше, лет сто назад) наличием в семье стариков. В Японии, например, в абсолютном большинстве семей старики живут до самой своей кончины с детьми — и там процент разводов самый низкий в мире. У нас сейчас бытует один неизвестно кем утвержденный взгляд: пожилых людей пугают — не вздумайте жить с молодыми, унизят, закабалят, заупрекают. Разные поколения, разные взгляды — как им ужиться под одной крышей... Так пугают стариков — и они сами стали в это верить. Молодых и стращать не надо, они сами предлагают своим родителям: живите отдельно, дорогие папа-мама, приезжайте в гости, а мы вам будем позванивать. И вроде всем хорошо. Но при чем тут разводы?

А при том. Я прожил на свете не так уж мало лет, знаю много прекрасных семейных пар и в Иркутске, и в области. Что их объединяет, спросите? Я стал анализировать, сравнивать, оценивать. Пусть это не корректный анализ, как выразился бы ученый муж, — это всего лишь десятки семей. Но зато знал я эти семьи, и очень близко, многие и многие годы. И убеждался: микроклимат в них определяют именно пожилые люди, старики. Не нравится мне это определение — старики, ну да ладно, не нами оно придумано. Но эти старики многим молодым фору дадут: они и добрее, и веселее живут, они многое могут, и все их душевные порывы устремлены к одному — оставшиеся годы посвятить своим детям, внукам, правнукам. Они — и это главное — несут ответственность за свое продолжение. Как же это ценилось вроде бы совсем недавно: генеалогические корни, преемственность поколений...

Помним только поговорку «яблоко от яблони...» — и то она с горьким привкусом. Но почему же с горьким? Хотя, да: кому это захочется, он приведет и горькие примеры, но их много меньше. А там, где цепочка нравственных ценностей от отцов к детям не прервалась, она приносит ни с чем не сравнимые плоды. Старики не выжили из ума и до последних дней, как правило, сохраняют трезвость суждений и ясный ум. Они не делают глупостей, им уже по возрасту это не нужно. Они первые помощники по хозяйству. Дети идут на работу спокойно, оставляя своих чад на попечение бабушек и дедушек. Очень многие, особенно пенсионеры-женщины, работают и приносят в дом совсем не лишнюю копейку (самим им ничего не надо). Уже само наличие в семье матери или отца удерживает молодых супругов от многих семейных бед, мелких и крупных скандалов, безнравственных поступков. Ибо если они порядочные люди, то им стыдно перед стариками, которые, конечно же, сами и отвечают за эту порядочность. И т. д. и т. п. То есть плюсов в совместном проживании много больше, чем минусов (мы уже договорились, что тот, кому хочется считать минусы, пусть считает).

Ну хорошо, согласится читающий эти строки, может быть, вы и правы, на погоду в доме могут влиять пожившие и немало повидавшие на своем веку люди. Но ведь молодежь хитрая и очень любит быть самостоятельной. Они, старики, могут быть страшно отсталыми, не понимающими современных ценностей жизни. Чего они лезут со своими нравственными устоями, когда вокруг столько соблазнов: «Танцуй, пока молодой!» — поется в бесшабашной песне. А в современной корректуре — живи, пока молодой! И живут, не обременяясь высокой моралью. Пьют, изменяют друг другу: муж — жене, жена — мужу. Книг не читают, нравственное и прочее развитие получают с телеэкрана, а дети так вообще не отлипают от телевизора. Ну и так далее... И во всей этой полной прелестей и горестей жизни развод уже не кажется драмой, а скорее обыденной вещью. Так, «сходила замуж»... И не надо их за это ругать — они так воспитаны. В таком приблизительно ракурсе они и семью создали. Вроде бы понарошку. А дети...

«Детей сама воспитаю!». Кстати, любопытная вещь: еще совсем недавно мужчины со смехом говорили о женской эмансипации, о некоем древнем государстве, где якобы правили женщины и оно в конце концов развалилось. А вот сегодня они выходят-таки на передовые рубежи! Даже в кризис они сумели цепко удержаться за свою работу. Они выносливее и терпеливее мужчин. Их век, вопреки поговорке, намного длиннее мужского. Опять же при чем тут разводы, спросит читатель. А вот в чем. Став сильнее, женщина приобрела самостоятельность и решимость рулить сама. Это сказалось и на семье. Зачем ей слабый, инфантильный муж, который от первой же неприятности готов лезть хоть в петлю! Уж лучше она сама как-нибудь справится с проблемами. И справляется!

«Комсомолка» как-то опубликовала статью о пражском бракоразводном бюро. Один из вопросов к руководителю бюро был такой: кто основной инициатор разводов? «Женщины, — был ответ, — в 70 процентах». «И пьянство, — добавил руководитель, — далеко не единственная причина». Я думаю (хотя, может быть, и не прав) — а не прослеживается ли эта тенденция и у нас в России? А если да, то что с этим делать? Правильно, ничего с этим не сделаешь. Мужчин надо воспитывать... мужчинами! А чадолюбивые мамы делают из мальчиков девочек. Они не способны удержать женщину возле себя, и еще меньше — быть главой семьи. А если еще и в рюмку заглядывают... И вот она инициатор развода, и горе тому, кто попробует осудить ее за печальные цифры статистики. Теперь самое время задуматься: почему же тогда в семьях, где живут старики, разводов во сто крат меньше? Да потому что семейный уклад, говоря по-старинному, он не на пустом месте вырос. Домостроевщина какая-то, возмутится читатель. Успокойтесь, уважаемый оппонент, никто сейчас не потерпит домостроевщины. (Кстати, и в ней не все было плохо.) Речь идет о том, что так или иначе старики — это что-то вроде цемента среди кирпичиков: они скрепляют, а отнюдь не способствуют расколу семьи.

Теперь о них же, о стариках, но отдельной строкой. Оставшись в одиночестве (и зачастую поддавшись кем-то утвержденному мнению), они ищут спасения от него. Это чаще всего женщины, или вдовы. Как бы то ни было, большинство пожилых людей живут отдельно. И они страдают от одиночества. Женщины, правда, не комплексуют по этому поводу. Мужчины переживают кризис одиночества тяжелее. Они ищут опору в остаток жизни везде, кроме естественного пристанища — у своих детей. И этот жестокий просчет сказывается во всем: и в пристрастии к горькой рюмочке, и в том самом больном для них вопросе — как прожить свой остаток жизни по возможности спокойно и с достоинством. И чаще всего, не найдя своей половинки (а это очень непросто, и потому никакие брачные агентства им в этом не помогут), они в большинстве постепенно просто деградируют. И потому скорый конец жизни — это для таких людей просто избавление от мук душевных и физических. А дети... Что дети? Они живут своей, отдельной жизнью и поскольку не видят — то и не чувствуют горя и боли своих отцов и матерей, ибо общение часто идет по телефону. С глаз долой — из сердца вон, это, увы, не только пословица для влюбленных.

Теперь подведем итоги. Кому хорошо в такой ситуации? Детям, отделившимся от своих родителей? Родителям, отделившимся от своих единокровных? Не знаю, не знаю...

Впрочем, знаю. Оставшись вдовцом, я так и не нашел другой своей половинки. Странно, но это факт: сейчас я осознал всю прелесть, всю радость от общения со своими детьми. Я понял: именно с ними провести остаток моей жизни и есть мое стариковское счастье. И они предлагали мне это — жить вместе. Нет, погоня за призрачным общением с новой женщиной не привела меня к возможно счастливой старости, как мне это казалось. А дети, которых я знаю и люблю, моя кровинка, дети, в которых я вложил столько своего, — они остались за порогом моей жизни... Жестокий и непоправимый урок для меня, не приплывшего на закате жизни в спокойную и родную гавань...

А может, это урок и для других?

Метки:
baikalpress_id:  49 705