Росомаху уважают даже летчики НАТО

За внешнее сходство с хозяином тайги деревенские охотники между собой называют зверя маленьким медведем

Продолжение. Начало в № 22

...А натовцы ее обожают

 В Кадастре охотничьих видов зверей и птиц Иркутской области, в разделе «Росомаха», сказано: добыча носит случайный характер и промыслового значения не имеет. В том смысле, что организованной, специальной, целенаправленной охоты на хищника нет. Но это не значит, что мех росомахи не востребован, не ценится. Как раз наоборот — ценится и очень востребован, ибо обладает удивительным свойством: даже в лютые морозы не покрывается изморозью, не индевеет, остается всегда сухим. Жители Крайнего Севера, полярники любят носить куртки с капюшонами, отороченными мехом росомахи. Аборигены Сибири и Дальнего Востока знали эту росомашью тайну еще задолго до прихода сюда русских. Они шили из меха «маленького медведя» шапки, делали оторочки к меховым капюшонам своей национальной одежды, в том числе и той, в которой охотились. На Камчатке местные модницы носили в ушах вместо сережек небольшие кусочки росомашьего меха.

 — По прочности и носкости меху росомахи нет равных, — говорит Виктор Степаненко. — Эталоном прочности в пушном мире служит мех выдры. Его носкость оценивается в 100%. По отношению к нему мех соболя — 55%, норки — 80%, белки — 5%, а росомахи — 200%.

 — То есть вечный?

 — Что-то вроде того, — соглашается Степаненко и, улыбнувшись, добродушно смотрит на меня сквозь толстые линзы очков, шутит: — Если моль не съест. Кстати, когда я много лет назад работал в экспедиции, то приходилось рыбачить на таежных речках, и лучше всего хариус, ленок клевали на мушку из волосков росомашьего меха.

 — Разыгрываете, Виктор Николаевич?

 — Да ну, какой розыгрыш — правда. Коллеги по рыбалке мне вот тоже не верили. Они все перепробовали, но не ловится, а у меня ловилась рыбка, да еще как...

До 80-х годов прошлого века мех росомахи считался малоценным — как ни странно. А потом его стоимость сильно подскочила. Сегодня за него дают большие деньги, порой даже больше, чем за соболя. По информации директора иркутской заготовительно-туристической фирмы «Тайга-тур» Виктора Романова, на единственном в России Санкт-Петербургском международном пушном аукционе за одну невыделанную шкурку «маленького медведя» дают в среднем 150 американских долларов, тогда как соболь идет за 110—120.

 — Виктор Иванович, кто на аукционе покупает росомаху? — спрашиваю Романова.

 — В основном канадцы — для своих полярников и пограничников, а также летчиков морской и прочей авиации стран военного блока НАТО, которые служат в северных широтах. Отделывают этим мехом капюшоны курток, чтобы не покрывались изморозью... Заготавливаем росомаху и для реализации на внутреннем российском рынке. Но немного, зверь все-таки штучный. Получаем его из Иркутской области мало, чаще всего из Нижнеилимского, Катангского и некоторых других северных районов. Основные заготовки делаем в Якутии и на Чукотке.

В Приангарье мех «маленького медведя» охотно покупают туристы-экстремалы, охотники-любители. Сшитую из него шапку не пробьет мороз, не продует ветер. Сама шапка, ясное дело, не заиндевеет вокруг лица. Для тех, кто ездит по сибирской тайге на снегоходе, да еще быстро, этот головной убор просто незаменим. Некоторые молодые охотники-любители, да и профессионалы тоже носят пышные росомашьи шапки, демонстрируя тем самым имидж крутого таежника. Я потом поспрашивал еще кое-кого про НАТО. В том числе и Виктора Степаненко.

 — Да, — подтвердил он слова Романова. — Куртки с капюшонами, отороченными мехом росомахи, носят сегодня все летчики воздушного флота НАТО, базирующегося на Аляске, в Канаде, Норвегии и других северных странах.

Про экипировку российских летчиков узнать не удалось. Даже у военных. Наверное, государственная тайна.

Праздник живота

 Ошибочно считать росомаху в основном падальщицей, которая живую пищу сама добывает редко. Конечно, она зверь всеядный, но в то же время прекрасный охотник. Причем довольно умный. В тех местах, где снег глубокий, нет волков или их мало, «маленький медведь» активно ловит копытных — не только кабаргу, но и более крупных зверей. Весной, когда образуется наст и копытные режут себе в кровь ноги о него, для росомахи наступает праздник живота. Может настигнуть и растерзать даже изюбря. Особенно беременную самку. По осени ей иногда удается задавить быка-самца, который во время бурного гона не ест, не спит, охраняя свой гарем, и очень ослабевает.

 Росомаха без колебаний прыгает сверху на кабаргу или изюбря, спрятавшегося от хищников на каком-нибудь узеньком скальном выступе (охотники называют такие места отстоем), сбивает с него зверя и падает вместе с жертвой вниз — в горную расщелину, в овраг, на крутой склон, в воду. Копытные разбиваются или получают такие увечья, после которых легко становятся добычей. Кроме росомахи, никто из сибирских хищников — ни рысь, ни волк, ни медведь — эту опасную для себя тактику не применяет: сами ведь могут разбиться. А сибирский скунс остается цел и невредим.

Но «маленький медведь» не всегда прыгает на спину находящегося на отстое дикого животного. Хищник не прочь воспользоваться (подобно дальневосточному калану) орудиями труда. Находит увесистый камень, катит его вверх по склону, чтобы оказаться выше своей жертвы, и сталкивает его вниз. Камень сбивает копытного со спасительного горного выступа... Одному из очевидцев посчастливилось наблюдать, как она это делала. Когда с первой попытки не получилось, росомаха повторила все сначала.

 В документальной литературе описан случай, когда росомаха загрызла лося. Рогатого великана долго преследовали волки, но потом из-за глубокого и рыхлого снега, в котором они вязли, преследование прекратили. Ушли. Загнанный в сугробы лось передвигался с огромным трудом. Силы у него были на пределе. Тут-то и появилась росомаха. Бросилась на лося, мертвой хваткой вцепилась ему в спину и, пока тот пытался опасного наездника сбросить, умудрилась перегрызть хребет своей жертве, обездвижив ее. В Африке так поступают львы, запрыгивая на спину буйволу. Так то львы...

 О силе и выносливости росомахи ходят легенды. Мне рассказали, как она затащила на дерево, на высоту не менее двух метров, голову лося (естественно, с рогами) весом не менее 35 кг. То есть взяла вес, превышавший ее собственный почти в три раза.

Наш сибирский «маленький медведь» так живуч, вероятно, не потому что всеяден, а всеяден до универсальных масштабов. Помимо падали, костей, живой пищи он охотно поедает летом ягоды (морошку, чернику, бруснику, малину, клюкву), не отказывается при случае от мышевидных грызунов. О «домашней жизни» росомахи скажу кратко. Логово она делает обычно под корнями дерева, в снегу — под сухой колодой, а также в расщелинах скал. Щенки (их обычно в помете два-три) рождаются в конце зимы или ранней весной (март — апрель). Линяет росомаха два раза в году — весной и осенью. Живет 5—6 лет. Биология хищника мало изучена, а его семейные отношения — это вообще тайна за семью печатями. В Финляндии зафиксирован случай, когда росомаха-бабушка, у которой как раз была лактация, подкармливала молоком щенка — внука, то есть отпрыска своей дочери.

 — Росомахи все друг друга хорошо знают и постоянно общаются, способны передавать сородичам информацию на большие расстояния. Но как они это делают, каким способом, ученые до сих пор не знают, — развел руками Виктор Степаненко. — Ясно лишь одно: наличие этого хищника в природе — индикатор ее благополучия. Если росомаха где-то исчезла, не может там жить, значит, что-то не так в таежной экосистеме. Сигнал, скажу я вам, тревожный. Не только и не столько для ученых и биологов, а для всех жителей. Конечно, охотникам она портит нервы. Но надо понимать: росомаха у себя дома, она живет так, как ее создала природа, а не так, как хотелось бы человеку. Это мы вторгаемся на ее территорию, а не наоборот. Она ведь, несмотря на все свои исключительные способности ловкого и умелого добытчика, не берет лишнего, поэтому не оказывает отрицательного влияния на животный мир. По крайней мере за все время своего существования не уничтожила ни одного вида копытных, ни одной популяции. Хотя обитает рядом с ними.

Метки:
Загрузка...