С вирусом в крови

Иркутская область не самая населенная в России, но по количеству зараженных опасным вирусом иммунодефицита человека она рекордсмен в нашей стране

В самом конце апреля 2010 года информационные агентства Иркутска ошарашили своих читателей новостью из разряда «хуже некуда»: на каждые 100 тысяч населения по количеству инфицированных вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ) наша область превышает среднероссийские показатели в три с половиной раза! Как выразился приятель, склонный к черному юмору, ну хоть в чем-то мы первые... То, что Иркутская область общероссийский лидер по распространенности ВИЧ, уже давно не новость, но все же такой отрыв в этой смертельной гонке, где никто не желает стать победителем, пугает по-настоящему. Как мы вообще оказались в этой жуткой ситуации, как сегодня обстоят дела в Иркутской области с распространением ВИЧ и его следствием — синдромом приобретенного иммунодефицита (СПИД), рассказала председатель Иркутского областного отделения Российского Красного Креста Марина Витальевна Акулова.

— В самом деле, Марина Витальевна, откуда такое, с позволения сказать, достижение? Население Иркутска и области отличается от остальной России какой-то особой распущенностью нравов? Наркоманы, проститутки, сексуальные меньшинства есть везде, и вряд ли Иркутск на этом «празднике жизни» внес в российскую статистику особо выдающийся вклад. Так в чем причина этой напасти?

— Все началось в 1999 году. Именно тогда в Иркутске и области зафиксировано по-настоящему взрывное увеличение количества ВИЧ-инфицированных. Сравните: если еще в 1998 году в Иркутской области было зарегистрировано 23 ВИЧ-инфицированных (а в целом в 90-е годы выявлялось от одного до максимум пяти носителей в год), то в 1999 году количество носителей опасного вируса вдруг подпрыгнуло до 3248! В 2000 году это число достигло 4685 — и это только зарегистрированных носителей вируса. Думаю, что основных причин такого развития событий было две. Первой причиной случившегося считают практически полную и безоговорочную победу в 1999 году героина на рынке потребителей наркотиков: иркутские наркоманы полностью перешли на потребление этого компактного и сильнейшего по воздействию на психику продукта с маковых полей Афганистана. Все наркоторговцы принялись торговать только героином — другие виды более легких наркотиков были практически вытеснены с рынка героиновой мафией. Роковую роль в распространении ВИЧ-инфекции сыграла особая «культура» потребления героина: его потребляли чаще всего в группах из нескольких человек, и чаще всего члены этих «клубов по интересам» пользовались общими иглами и шприцами. Часто полученную новую партию наркоманы орошали несколькими каплями своей крови: по степени ее сворачиваемости они пытались определить степень загрязненности наркотика. Кроме того, среди них ходила легенда, что кровь очищает наркотик, втягивая в себя все примеси, которыми разбавляли героин на долгом пути от южной границы. Если же «донор» оказывался ВИЧ-инфицированным, то все полученные из партии дозы оказывались зараженными. Неудивительно, что в те годы 99,9% ВИЧ-инфицированных были наркоманами.

Далее через половых партнеров, потребителей наркотиков, в частности женщин, вовлеченных в секс-бизнес, часто также употребляющих наркотики и зачастую занимающихся проституцией ради получения средств на покупку наркотиков, вирус, что называется, пошел в народ... В соседних Красноярском крае и Бурятии, в других регионах России героин не стал монополистом на рынке наркотиков, и участи Иркутской области им удалось избежать. Второй немаловажной причиной развития эпидемии явилось нежелание власти в то время оценить серьезность надвигающейся опасности, недальновидность политики, проводимой по отношению к эпидемии. Когда в других территориях срочно создавались межведомственные советы, внедрялись профилактические программы среди потребителей наркотиков и молодежи, в Иркутской области от проблемы отворачивались, связывая ее только с маргинальными слоями населения.

— Каков же он, типичный ВИЧ-инфицированный из Иркутской области, образца 2010 года?

— Этот вирус не ведает ни социальных, ни групповых, ни возрастных барьеров. Сегодня его носителями являются далеко не только потребители наркотиков, жрицы секс-бизнеса или лица, освободившиеся из мест лишения свободы, но и вполне социально адаптированные люди: студенты, служащие, бизнесмены. Возраст — от новорожденных до почтенного, но бодрого 70-летнего мужчины (в полном смысле этого слова), однажды решившего тряхнуть стариной и тесно пообщаться с представительницей древнейшей профессии, которая, возможно и сама не подозревая, оказалась ВИЧ-инфицированной. Более того, вирус все шире распространяется именно среди благополучных слоев населения — ведь сегодня распространение ВИЧ-инфекции происходит в основном через половые контакты (свыше 59% от общего числа заразившихся в 2009 году). Если в 2003 году среди 250 семей, затронутых эпидемией и состоящих на патронаже Красного Креста, 99% были семьями потребителей наркотиков, то в 2010 году среди такого же количества наших подопечных семей лишь 10% были наркоманами, 20% — имевших опыт употребления или смешанных (только один из супругов употребляет наркотики) и 70% (!) — совершенно нормальные в общепринятом смысле, социально адаптированные семьи.

— Как сегодня борются с распространением ВИЧ-инфекции и есть ли у ВИЧ-инфицированных и больных в состоянии СПИД надежда на излечение?

— Очень важно проводить профилактическую работу среди населения, а также как можно раньше диагностировать заболевание у человека, чтобы вовремя назначить лечение. Сегодня беременных женщин проверяют на наличие ВИЧ почти стопроцентно. Проверяют доноров крови, лиц, попадающих в места лишения свободы, призывников. Теоретически о том, что секс должен быть безопасным, что необходимо предохраняться, знают все, но подспудная мысль, что «уж со мной-то этого не случится», все еще определяет поведение наших людей. Тем более это касается молодежи: сегодня подростки начинают половую жизнь очень рано, отношение к вопросам безопасности зачастую самое наплевательское. Отсюда и неизбежные печальные результаты. Один только факт: в 2009 году в области выявлено 79 носителей ВИЧ, возраст которых не превышает 14 лет! Существующие лекарства от СПИДа помогают больным вести более или менее активную жизнь. Что же до полного излечения, ВИЧ-инфекция — это как сахарный диабет, пожизненно. Сотни лабораторий по всему миру ищут радикальное средство от этого заболевания, но пока тщетно. Уж очень это необычный, изменчивый и коварный вирус.

Цифры нашей общей беды:

* всего в Иркутской области зарегистрировано 25 092 человека (1001,4 на 100 тыс. населения) ВИЧ-инфицированных;

* за 2009 год выявлено 2969 новых случаев — это прирост на 16,6% по сравнению с аналогичным периодом в 2008 году;

* основной путь передачи половой — 59,2%; через кровь (шприцы наркоманов) — 38,3%; от беременной матери к младенцу — 2,5%;

* чаще всего заражаются в возрасте от 20 до 39 лет — 82,8%;

* в 2009 году носителями вируса стали 1602 мужчин (54%) и 1367 женщин (46%);

* выявлено больных в стадии СПИД: всего — 147, в т. ч. в 2009 году — 45;

* дети, рожденные ВИЧ-инфицированными матерями: всего — 4307, в т. ч. в 2009 году — 733;

* умерло всего ВИЧ-инфицированных — 3533, в т. ч. в стадии СПИД — 105; в 2009 году соответственно — 591 и 21;

* первая тройка наиболее ВИЧ-инфицированных городов области (на 100 тыс. населения): Иркутск — 165; Усолье-Сибирское — 154, Ангарск — 127.

Метки:
baikalpress_id:  13 022