Ново-ленинские болота

Есть надежда, что необычный природный уголок станет заказником «Птичья гавань»

Ново-ленинские болота — это уникальная территория в черте города, место отдыха и гнездования перелетных птиц. Ежегодно на ново-ленинских болотах останавливается несколько тысяч особей водоплавающих перелетных птиц. Через Иркутск кочуют такие редкие для нашего региона птицы, как серая цапля, большой кроншнеп, огарь, и занесенные в международную и российскую Красные книги — черный аист, кречет, сапсан, балобан, степной орел. Впрочем, помимо птиц в водоеме обитает огромная колония ондатры. А еще эти природные бассейны — излюбленное место рыбаков, которые ловят карасей, хотя старожилы говорят, что когда-то здесь водилась и щука. Сегодня никто не может точно назвать дату зарождения этого озерно-болотного комплекса, но одно известно точно — птицы первыми выбрали это место, задолго до появления Иркутска.

Перелетные трассы

 Первые печатные упоминания о болотах появились чуть более ста лет назад. В публикациях иркутских натуралистов-охотников конца XIX века говорится о том, что «...в районе станции Иннокентьевской отличное место охоты на бекасов, на уток и гусей». До этого про озера, на которых регулярно гнездилось (а в небольших количествах и зимовало) огромное многообразие пернатых, не говорили в принципе. Вероятнее всего, в этом не было необходимости. Иркутск тогда был небольшим, а сами болота до начала XX века вообще находились за пределами городской черты.

 Иркутские археологи выдвигают такую гипотезу: на месте нынешнего Иркутска могла быть когда-то огромная озерно-островная территория, которая исчезла после неких трансформаций, произошедших в районе Байкальского разлома. Привычные нам реки — явление по меркам геологического времени молодое. До их возникновения животных и птиц привлекал к себе озерный оазис. До сих пор птицы, в генах которых зашифрованы перелетные трассы, упрямо летят в пойму Иркута, хотя здесь сохранился лишь крохотный кусочек древнего ландшафта.

 Сегодня эти невзрачные на вид болота близ Иркута интересны еще и тем, что здесь растут удивительные растения. Более того, тут можно найти отдельные элементы реликтовой растительности, сохранившиеся с третичного периода. В том числе растения и травы, которые занесены в Красную книгу — например, ятрышник шлемовидный. Он произрастает исключительно на заболоченных лугах, медленно размножается и сильно страдает от горе-любителей красивых цветов.

 Не многие знают: благодаря своей растительности болота считаются легкими нашей планеты. Они поглощают углекислый газ и производят кислорода больше, чем лес. Также болота служат мощным фильтром — грязь оседает здесь, отфильтрованная вода попадает в Иркут.

— Такого водно-болотного массива нет больше нигде в Иркутской области, — говорит доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник НИИ биологии при ИГУ Игорь Фефелов. — А может быть, и во всей Сибири. Ему нет равных по уникальности птичьего населения. Здесь же и уникальная кормовая база для птицы — рыба, личинки, моллюски, благоприятный температурный режим. Еще 20 лет назад утки, крачки, кулики здесь селились в изобилии. Сегодня их намного меньше, но все равно эта территория представляет огромную ценность. Болота — участок некогда обширной поймы реки Ангары. Можно сказать, остатки былой роскоши. Еще не так давно много таких участков было в пойме Ангары, которую затопила Братская ГЭС. А сейчас ближайшее место, где птицы могут гнездиться в большом количестве, находится только в Бурятии. На ново-ленинских болотах обитает почти 200 видов пернатых, и более 50 видов гнездятся вблизи болот. Лежат болота на миграционном пути птиц, в основном летящих из Китая, Индии, Монголии, Австралии.

Здесь гнездятся такие утки, как кряква, шилохвость, чирок-свистунок, хохлатая чернеть, широконоска. До сих пор мы можем увидеть в черте города усатую синицу, камышовую овсянку, чибиса, кречета, красношейную поганку. Три-четыре вида уток регулярно остается на зимовку — это гоголь, большой крохаль, длинноносый крохаль и кряква. Они живут на болотах до самых морозов, пока весь комплекс не замерзает окончательно, а потом перебираются на Ангару. Кряква, например, раньше оставалась в единичных экземплярах, а теперь до 200—300 уток каждый год. Также на зимовку остаются и представители Красной книги — кречет, мохноногий курганник. Интересно: если одних видов, которые выбирают ново-ленинские болота в качестве гнездовья или зимовки, становится меньше, то других, наоборот, прибывает. Меньше стало азиатского бекасовидного веретенника. Это очень редкий вид, занесенный в Красную книгу России, в мире всего около 20 тысяч особей этого вида. Раньше на Байкале и в Прибайкалье оказывалась треть мировой популяции азиатского веретенника. Сейчас прилетают всего 70 птиц. И даже меньше.

Из 9 видов уток осталось только 7. Например, красноголового нырка не пугает подтопление и заболачивание озер, потому что он умеет хорошо нырять и добывать пищу на дне. А другим уткам, таким как широконоска, стало хуже. Они гнездятся на лугах, а луга сейчас отсырели.

— Причина ухода отдельных видов, скорее всего, естественная, — говорит Игорь Фефелов. — Может быть, меняется климат на миграционных путях. Но в определенной степени этому способствовал и человек.

Строители лишили уток свободы

 Серьезные удары по своей экосистеме болота претерпели в начале 80-х годов прошлого века, когда началось строительство объездной дороги вокруг Ново-Ленино. Если в 1988 году площадь мест, которые особо ценны для птиц, составляла 364 гектара, то сегодня всего 250. Прямо на месте уникального природного озерно-болотного комплекса был построен завод железобетонных конструкций, через болота проложили автомагистрали и железнодорожные насыпи, немалые участки осушили под промышленные склады.

— Эта постройка разрезает сплошные участки болота на несколько мелких участков, — продолжает Игорь Фефелов. — Остаются кусочки. Получается, что каждый участок живет своей жизнью и утки уже лишены возможности свободно перемещаться. Поэтому их стало меньше.

 Зато появились другие виды. И это, возможно, тоже связано со строительством. Возведенные искусственные дамбы нарушают естественный ток воды, поэтому мелкие островки, которые находятся посередине, стали постепенно размываться и тонуть. И если уткам негде стало гнездиться, то у озерных чаек, например, появилась возможность кормиться вдоволь. Чаек 30 лет назад на болотах не было вообще, а сегодня порядка двух тысяч. Появились условия и для большой выпи — интересной птицы семейства цаплевых. Последнее время постоянно гнездятся 2—3 пары. Выпь сложно увидеть, зато легко услышать. Ее крик очень узнаваем, недаром птицу называют водяным быком. На болотах стало больше чомги, болотного луня.

Статус для болота

 Благоустройством зеленой зоны власти планировали заняться еще в конце 1970-х годов. В 1988 году Иркутский городской совет народных депутатов по инициативе биологов принял решение выделить территорию болот для создания заказника. На этом дело и остановилось. Единственное, чего удалось добиться 22 года назад, — территорию не застроили промышленники. Борьба за сохранение уникального участка продолжается.

По генплану Иркутска между проектируемым мостом через Иркут и микрорайоном Ново-Ленино должна появиться шестиполосная автотрасса (от устья Каи до кольцевой развязки на въезде в Ново-Ленино). Сама развязка должна быть расширена за счет пристройки второго полукольца с юга. Эта дорога может перерезать самый крупный и ценный фрагмент озерно-болотного комплекса Ново-Ленино — единственное место в области, где постоянно гнездятся камышовые овсянки, которые тоже в Красной книге. Вследствие этого могут быть уничтожены места обитания чомги, черношейной поганки, болотной совы и болотного луня. Иркутские орнитологи, болотоведы, ботаники и просто неравнодушные люди выступают против бездумного строительства. Во многом благодаря их усилиям в администрации Иркутска приняли решение о создании на территории болот особой охраняемой зоны «Птичья гавань». Решение было подписано 26 марта текущего года. Пока не известно — будет это природный парк или заказник. Главное, чтобы все не застыло на месте, как 22 года назад.

— В Иркутск специально приезжают иностранцы, чтобы посмотреть на наших птиц, — говорит Игорь Фефелов. — Особенно много туристов было в конце 1980-х годов. Но их вовсе не радует отсутствие площадок для наблюдений птиц. Да и ходить вблизи болот опасно для жизни — того и гляди попадешь под автомобиль. При должном уровне сервиса иностранцы — любители живой природы — вновь облюбовали бы наш регион.

Орнитологический туризм считается в мире одним из самых привилегированных, но местные туроператоры сегодня вынуждены возить туристов в дельту Селенги и Забайкальский национальный парк. Тогда как иркутский вариант был бы более дешевым и привлек бы внимание к городу. Это принесло бы Иркутской области не только популярность, но и денежные средства.

При подготовке публикации использованы материалы газет «Восточно-Сибирская правда» и «Советская молодежь.

Метки:
baikalpress_id:  12 996