Сага о «Гиганте»

Его директор рассказывает о том, как кинотеатр кормил другие заведения, о борьбе за зрителя и о премьерах мировых эротических фильмов, приравненных к ЧП

Алевтина Даниловна Богданова — последний директор знаменитого иркутского кинотеатра «Гигант», когда-то самого крупного в Иркутской области. Славная достопримечательность столицы Восточной Сибири исчезла, точнее, преобразилась в другое учреждение более десяти лет назад. Но иркутянам, особенно тем, кто постарше, не хватает в родном городе этого старинного здания со скромным серым фасадом, над которым сотни горящих лампочек размашисто выводили название — «Гигант». Сюда, в самый центр Иркутска, на улицу Карла Маркса, много лет горожане шли, чтобы отдохнуть от скучных будней, посмотреть кино. На вечерний сеанс парни приглашали девушек на первое свидание, угощали мороженым и лимонадом, потом влюбленные парочки целовались на задних рядах. В застойные годы каждый поход в «Гигант», где фильмы крутили на широком экране, для не избалованных зрелищами советских людей становился памятным событием.

Гигант — значит, большой

— В «Гигант» в 80-е ходило больше народу, чем в театры города, — уверяет Алевтина Богданова — женщина, связанная с кинотеатром с 1975 года, из них более 10 лет его директор.

На работу в «Гигант» Алевтина Даниловна попросилась сама, не испугалась его масштаба и широкой народной к нему любви. Родом из Хакасии, из Абакана, она приехала в Иркутск в 1964-м вслед за мужем. Начинала в «Хронике», затем был «Мир» — недолго, а уже потом «Гигант» (который, признается, притягивал к себе), получилось, что навсегда.

— Он был самый большой в области, — рассказывает Алевтина Даниловна. — Здесь работали два зала на 1200 мест: большой — на 700 — и малый, на 500. По пять-семь тысяч человек проходило каждый день, загрузки огромные. А в воскресные дни и по 10—12 тысяч: в четыре кассы очереди всегда стояли. Мы по воскресеньям дежурили в обязательном порядке, нагрузка была — и жизнь, знаете, замечательная! Количество фильмов, конечно, не такое, как сейчас, их выходило на экраны меньше, и поэтому, наверное, они были ценнее.

— А вы помните шумные премьеры?

— Все фильмы, которые сейчас показывают как старые советские, мы крутили — они все остались, проверены временем. В «Гиганте» «Иронию судьбы» рязановскую показывали в первый раз, и я помню, какая здесь сразу образовалась огромная толпа народу. Люди уже как-то знали, что хороший фильм, да и мы всегда вывешивали рекламку — и с удовольствием шли на картину. «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби» — эти премьеры были у нас, еще много разных фильмов...

— Вы первой, наверное, все смотрели?

— А у нас как было: в облкинопрокате (это около «Художественного») каждую неделю, по вторникам или четвергам, мы просматривали новые фильмы, которые к нам приходили. Потом на месяц вперед их расписывали. Если я чего-то не успевала увидеть, могла порой в зрительный зал войти и посмотреть вместе со всеми. Но только один раз — больше мне не хотелось...

— Могли вы как директор от каких-то фильмов отказаться — явно скучных, некассовых?

— До 1990-х годов, пока «Гигант» не получил экономической самостоятельности, мы этого не могли. Все, что дирекция киносети рекомендовала, мы обязаны были поставить в репертуар. Искали компромиссы — ставили на пару сеансов.

— А вы боролись с другими кинотеатрами за новинки?

— Нам — в первую очередь. Потому что «Гигант» зарабатывал деньги. За счет него жили все остальные кинотеатры, которые давали копейки и себя не обрабатывали: «Родина» в Рабочем, «Комсомолец» в Ново-Ленино, те же «Хроника» с «Миром». В городе было 16 кинотеатров. Помимо них «Гигант» содержал дирекцию киносети. Кроме того, 75 процентов от того, что получал, отправлял в бюджет города — на зарплату учителям, врачам, на культуру.

Потом уже, когда кинотеатр стал работать самостоятельно, его репертуарную политику Алевтина Богданова формировала сама.

— Стали на кинорынки ездить в Москву — покупали фильмы, брали напрокат. Целыми днями в течение недели я отсматривала материал и говорила: вот это беру и это, на большой и малый залы, а это не стану. Руководствовалась опытом и интуицией, и очень редко бывало, что ошибалась.

Правда, в 90-е у меня случилась история. Эротические фильмы в советских кинотеатрах ведь не демонстрировали. Это потом послабления начались — японскую «Легенду о Нарайяме» в «Баргузине» и «Художественном» показали. Так вот я взяла в Москве «Калигулу» — что и говорить, скандальный фильм, потому заручилась всеми бумагами: документами, разрешениями... Знала, что прокат трудно может пойти. Привезла картину. Поставили ее на последний сеанс, почти на двенадцать ночи. Сама приезжала, вместе с контролерами дежурила вечерами — дети до 18 на фильмы для взрослых не допускались.

Но пришла проверка из обкома: у вас в зале видели подростков. И все. Собрали комиссию, меня (а я была коммунистом, всю жизнь секретарем парторганизации) вызвали и за «Калигулу» пропесочили по большому счету — несмотря на документы, которыми я благоразумно обзавелась.

Говорили: «Вы должны понять, Алевтина Даниловна, что вы показываете фильм, а остается аура и она влияет на тех людей, которые придут сюда завтра». Я, конечно, кивала головой — мол, за дело попало. При этом мне нужны были денежки, которых ждал весь город.

Конечно, правильно раньше считалось, что кино не только развлекает, но и воспитывает. Посмотришь на современную молодежь — и сразу ясно: она воспитана не на наших фильмах.

Чтобы кино не кончалось...

Два сына Алевтины Даниловны маму дома видели редко — день у директора кинотеатра ненормированный, все время она на работе, в «Гиганте». За исключением отпуска, который обязательно проводила в родной Хакасии. Забот много: и о здании, которое нужно было содержать в порядке, и о коллективе — это более полусотни людей.

— Никогда не было, чтобы объявили фильм и сняли, как это сейчас происходит: я смотрю и удивляюсь, — говорит Алевтина Даниловна. — Самое главное для кинотеатра — чтобы аппаратура работала. Такого, чтобы по нашей вине «Гигант» остановился, не было. Случались ситуации, когда выключали свет, и тогда это была трагедия. Зал свистел, топал ногами — 700 человек! Люди кричали: «Директора! Директора!» — это чаще всего. Я сама выходила к разъяренной толпе и разговаривала. Даже если до конца фильма оставалось 10 минут, они требовали отдать деньги. Это было жутко. Мы объясняли в таких случаях: «Пожалуйста, оставьте билеты, по ним мы пропустим вас завтра на любой сеанс, который вас устраивает...»

В советское время люди тянулись к искусству и не особо стремились к комфорту, а запах жареного попкорна не был главным ароматом кинотеатров, как сейчас. Тем не менее принаряженная иркутская публика, приходя в «Гигант», перед сеансом баловала себя по полной программе: покупали мороженое, пирожные, лимонад. Цены на лакомства кусались — продукцию в буфет «Гиганта» поставлял ресторан «Ангара». Мороженое стоило рубль пять копеек — дорого по сравнению с обычным вафельным стаканчиком в 20 копеек — две десятушки или четыре пятака. Но это окупалось относительно дешевым билетом на сеанс: 70 копеек на односерийный фильм и рубль сорок — если крутили две серии.

Помни войну...

Сама Алевтина Даниловна в жизни довольствовалась, что называется, малым — любимой работой. К скромности материальных желаний ее приучила война — она началась, когда Але исполнилось три года. Женщина и сейчас прекрасно помнит этот день: все кричали... Помнит холод и обжигающий голод, когда своим детским пальчиком выковыривала в подполье мерзлую картошку из земли; сухую кожуру берегли — жарили на соевом масле. Никогда после этого Алевтина Даниловна не могла выбросить ни крошки...

Несмотря на высокую должность директора «Гиганта», Алевтина Богданова жила как все: стояла в очередях за продуктами, доставала одежду по блату — выглядеть хотелось хорошо, с работы и на работу добиралась в переполненных автобусах и трамваях. Правда, у нее имелась замечательная привилегия — она всегда могла достать билетик в «Гигант».

* * *

В 1997 году «Гиганта» не стало — слишком уж лакомым оказалось старое здание в самом центре Иркутска для разворотливых людей. Сняли афиши, навсегда погасили лампочки над серым фасадом. Закрылась еще одна страничка иркутской истории. Но Алевтина Даниловна до сих пор не расстается со своим «Гигантом», пусть он и в новом обличье.

Справка

Здание «Гиганта» было построено в начале XX века, в 1910 году. До революции в нем располагался один из крупнейших кинотеатров Иркутска — «Большой иллюзион», принадлежавший фирме «Донъ Отелло и Алексеев». В 1928 году в «Гиганте» демонстрировался первый советский документальный фильм, снятый режиссером Беляевым, о жизни коренных народов Сибири — бурят, эвенков.

Здание реконструировали в 1950-х годах — полностью изменили фасад и пристроили на месте сквера малый и кассовый залы. С 1997 года место «Гиганта» занял ночной клуб «Стратосфера», где недавно открыли кинотеатр «Второй этаж», начал работать еще один кинозал.

Метки:
baikalpress_id:  35 493